Выигрыш в лотерею. Часть 3

Месяц спустя, когда Терри помогал Марти с водопроводом, у него зазвонил сотовый. Когда он снял трубку, выражение его лица подсказало Марти, что случилось что-то плохое.

– Мы сейчас приедем, – крикнул Терри и захлопнул телефон.

– Это – Нэнси, – крикнул Терри. – Ей показалось, что в окно их квартиры заглядывает Джон!

– Пошли, – сказал Марти, – мой внедорожник – прямо перед домом.

Двое мужчин помчались к дому Нэнси. Марти схватил гаечный ключ из ящика с инструментами и побежал к блоку Нэнси, Терри следовал за ним по пятам. Они увидели высокого мужчину, который сердито колотил в дверь, и Марти закричал:

– Эй, ты, а ну прочь отсюда!

Увидев бегущих к нему Марти и Терри, мужчина быстро нырнул за угол здания и исчез.

Пока Терри ходил посмотреть, ушел ли он, Марти постучал в дверь Нэнси.

– Нэнси, это я, Марти. Его уже нет. Открывай.

После минутного колебания Нэнси приоткрыла дверь и выглянула наружу. Узнав Марти, она открыла дверь и впустила его.

– Ты в порядке? – настойчиво спросил Марти.

– Меня трясет, но я не пострадала, – со слезами сказала она.

– А где Лили? – спросил он.

– Я отослала ее в спальню, – ответила Нэнси, и Марти быстро зашагал по коридору, чтобы проверить, как там она. Сначала он нигде не увидел девочку, но как раз в тот момент, когда уже был готов запаниковать, заметил ногу в носке, торчащую из-под кровати. Опустившись на четвереньки, он заглянул под кровать.

– Привет, Лили, это я, Марти. Уже можешь выходить.

Когда девочка выползла из-под кровати, она прыгнула в объятия Марти, и он отнес ее обратно в переднюю часть квартиры, где Терри успокаивал Нэнси.

– Почему мой папа кричал на нас? – поинтересовалась Лили. – Почему он обидел маму?

– Не знаю, Лили, – сказал Марти, – но теперь он ушел, – кивок Терри подтвердил это, – и мы больше не позволим ему причинить вред тебе или маме.

– Вот именно, – подхватил Терри, – и сегодня вечером вы переезжаете ко мне домой. – Нэнси с благодарностью посмотрела на него, и, заперев квартиру, все четверо втиснулись в кабину внедорожника Марти.

На обратном пути Терри позвонил жене, и Салли уже ждала их у дверей. Она обняла Нэнси и наклонилась, чтобы обнять Лили.

– Я все знаю, – сказала она девочке, – давай устроим сегодня ночевку у нас. – От этой идеи Лили просияла и пошла играть с детьми Салли.

Четверо взрослых сели в гостиной. Терри повернулся к сестре и твердо сказал:

– Все решено: ты больше не вернешься в ту квартиру. Теперь, когда Джон знает, где ты живешь, есть шанс, что он вернется.

– Но я не могу так навязываться тебе, – запротестовала Нэнси. – В твоем доме просто нет места для нас двоих. Я буду в порядке в квартире – после сегодняшнего Джон не посмеет вернуться.

– Там ты просто не в безопасности. Мы как-нибудь справимся, сестренка, – упрямо ответил Терри.

Все трое продолжали спорить, а Марти сидел и слушал. Наконец, он заговорил:

– Может быть, есть и другой вариант, – и остальные повернулись к нему. – У меня большой старый дом, в котором никого, кроме меня, нет. Ты можешь остаться у меня, если хочешь. – Потом он покраснел, осознав, что только что сказал.

– Я имею в виду, что ты можешь остаться в новой спальне, которую я добавил. У нее есть собственная ванная комната, и в ней еще даже нет мебели, так что, мы могли бы сложить туда ваши вещи. Кроме того, я работаю в вечернюю смену, так что, ты вряд ли когда-нибудь увидишь меня… – Его голос затих, когда он подумал о том, как его предложение может звучать для Нэнси.

– Может быть, это не такая уж хорошая идея, – смущенно продолжал он, но вмешался Терри.

– Нет, это отличная идея, если ты не против, Марти. – Он повернулся к сестре. – Послушай, Марти уже давно мой лучший друг, и мы с Салли оба за него ручаемся. Джон не знает, где тебя искать, так что, там ты будешь в безопасности. По крайней мере, это даст нам время придумать что-то еще на долгий срок.

Нэнси колебалась, не желая навязываться, но Салли и Терри убедили ее, и Терри с Марти уехали на внедорожнике Марти, чтобы начать перевозить скудные пожитки Нэнси в дом Марти. Когда они закончили, Салли привела Нэнси и Лили, чтобы те могли осмотреть дом. Нэнси была благодарна, но на Лили он не произвело впечатления.

– Ну, и где тут твои качели? – спросила она, глядя в заднее окно.

Марти улыбнулся.

– У меня их нет, Лили, но зато рядом есть парк, и твоя мама может брать тебя туда поиграть.

– Ну, тогда, я думаю, все в порядке, – сказала девочка, и вопрос был решен.

***

Первые несколько дней нового соглашения были немного неловкими, поскольку Марти и Нэнси старались по возможности не мешать друг другу. В течение недели это не представляло никаких проблем, так как Нэнси работала днем, а Марти уходил на работу раньше, чем она возвращалась. Но выходные – совсем другое дело.

В субботу утром Марти проснулся от запаха готовящейся еды, доносившегося из кухни. Приняв душ и одевшись, он обнаружил, что Нэнси с Лили приготовили большой завтрак из яичницы с беконом.

– Это просто здорово, но тебе не стоило так беспокоиться, – с благодарностью сказал Марти Нэнси, потягивая кофе.

– Ты был так добр ко мне и Лили, так что, это – самое меньшее, что я могла сделать, – улыбнулась Нэнси.

Лили посмотрела на него поверх тарелки.

– Ты храпишь, – сказала она, и мать ахнула.

Марти лишь рассмеялся.

– Ты права, Лили, это так… – Он замолчал, и лицо его потемнело. Но он быстро вернул себе улыбку и продолжил: – Мне уже говорили об этом.

После завтрака Марти вышел на задний двор, чтобы заняться гимнастикой, а Лили вышла на него посмотреть.

– Что ты делаешь? – с любопытством спросила она.

– Я делаю упражнения, – ответил Марти.

– Ох. Что такое «упражнения»? – спросила Лили.

– Это такая игра, в которую играют взрослые, – ответил Марти. – Хочешь попробовать?

Когда девочка кивнула, он заставил ее встать, положив руки на талию.

– А теперь потяни руки вверх и заложи за голову, а потом дотронься до своих плеч. Затем наклонись и коснись коленей и пальцев ног, – сказал он ей, показывая, что нужно делать.

– Не очень-то весело, – раздраженно сказала она.

В памяти Марти всплыло воспоминание детства.

– Это потому, что я не сказал тебе другую часть упражнения: ты должна напевать. – С этими словами Марти начал петь: «Голова и плечи, колени, пальцы ног», не переставая исполнять ритуал. Лили быстро подхватила простую мелодию и начала повторять движения вместе с ним.

На заднее крыльцо вышла посмотреть Нэнси.

– Не беспокой мистера Гудпастура, Лили, – крикнула она.

– Ничего страшного, – быстро заговорил Марти, – мы играем. – Он продолжил показывать Лили ряд упражнений для разминки перед тем, как начать свою утреннюю пробежку.

– Если захочешь, Лили, завтра мы сможем это повторить, – сказал он девочке перед уходом.

С этого момента, каждый раз, когда маленькая девочка вставала, когда Марти выходил делать свои упражнения, она хотела делать их вместе с ним. Она не могла делать все упражнения или выполнять их так же долго как Марти, но ей нравилось играть с ним в «Голову и плечи», как она это называла.

Сначала Нэнси только наблюдала за ними, чтобы убедиться, что Лили не создает проблем, но через некоторое время тоже начала заниматься гимнастикой. Поначалу ей не хватало выносливости, но вскоре она стала поспевать без труда. Проходя через все процедуры, Марти не мог не заметить, как хорошо она выглядит в шортах и футболке.

После разминки Марти отправлялся на утреннюю пробежку, а Нэнси и Лили шли в дом готовить завтрак. К тому времени, как он возвращался, его уже ждала сытная еда. Прожив так долго на упаковках с хлопьями, Марти нашел домашний завтрак настоящим удовольствием.

В будние дни, пока Нэнси работала в магазине, а Лили оставалась с Салли и ее детьми, Марти продолжал ремонтировать дом. Он обратил особое внимание на спальню и ванную, которыми пользовались Нэнси и Лили, стараясь сделать их более приятными для них двоих. Он долгое время был один и обнаружил, что ему нравится иметь соседей по дому, даже если это было несколько и необычно.

Однажды ему пришлось чинить протечку под раковиной в ванной, которой пользовались мать и дочь, и когда он открыл шкаф, то обнаружил корзину для белья, в которой лежала их грязная одежда. Поверх кучи лежала пара трусиков Нэнси, и хотя они были белыми, простыми и практичными, Марти не удержался и поднял их, чтобы посмотреть.

«Черт побери», – подумал он, качая головой, – «сколько же времени прошло». Потом он виновато положил их обратно в корзину для белья и продолжил ремонт, стараясь не думать о женщине, что каждую ночь спала так близко от него.

***

В тот вечер работа была ничем не примечательной, но убираясь перед уходом домой, Марти услышал, как двое других мужчин в туалете упомянули имя, которого он не слышал уже давно.

– Ты никогда не догадаешься, кого видел мой брат в прошлые выходные: Бобби Уомака. Мой брат был в Атланте, – сказал мужчина, – и столкнулся в ночном клубе с Бобби и Луизой. Бобби сказал ему, что они только что вернулись из Атлантик-Сити. Они тратили деньги словно воду, а потом отвезли его в свой особняк в самом богатом районе города. Мой брат сказал, что они живут как король с королевой.

Упоминание о его бывшей жене и мужчине, который отнял ее у него, возродило весь гнев и боль, которые, как думал Марти, уже давно прошли. Он ехал домой, вспоминая все события, связанные с предательством Луизы и последовавшим за этим унижением Марти. К тому времени, когда добрался туда, он был так напряжен, что знал, что не сможет заснуть, поэтому сел в кресло и тихо включил телевизор, надеясь, что тот отвлечет его.

Через несколько минут он услышал позади себя какой-то звук и, оглянувшись, увидел Лили, выглядывающую из-за угла.

– Что ты делаешь в такой поздний час, юная леди? – спросил он с улыбкой на лице.

Маленькая девочка полностью вошла в комнату.

– Я проснулась и не могу заснуть. Не прочтешь ли ты мне сказку?

Марти чувствовал, что должен быть с ней строг и приказать вернуться в постель, но она смотрела на него так умоляюще, что он не мог ей отказать.

– Хорошо, – сказал он, – только одну.

Она просияла и быстро исчезла в своей спальне, чтобы найти книгу. К тому времени как Марти выключил телевизор, она вернулась, зажав книгу подмышкой. Без колебаний она забралась к нему на колени.

– Прочти вот эту, дядя Марти, – попросила она.

Марти улыбнулся и, откинув спинку кресла, начал спокойно читать из книги доктора Сьюза, которую знал с детства. Вскоре девочка закрыла глаза, но Марти не знал, заснула она или нет, поэтому продолжал читать тихим, напевным голосом.

***

Его разбудил запах готовящегося завтрака, и он обнаружил, что все еще лежит в кресле, а Лили спит у него на груди, укрывшись пледом. Он перекатился на бок, чтобы усадить Лили в кресло, укутал ее пледом и пошел на кухню.

Нэнси улыбнулась ему поверх плиты и сказала:

– Похоже, прошлой ночью твоя аудитория утомила тебя.

Марти покраснел.

– Я сожалею об этом. Я не хотел ее будить, но она сказала, что не может уснуть и хочет, чтобы я ей почитал и…

Нэнси только отмахнулась от его извинений.

– Ты был так мил, когда читал ей. Надеюсь, она тебя не утомила.

– О, нет, – поспешно сказал Марти, – совсем не утомила. Вообще-то, мне это даже понравилось.

Нэнси снова улыбнулась и вернулась к разбалтыванию яиц.

Через неделю они все собрались в доме Терри и Салли на пикник. Нэнси играла с детьми на заднем дворе, а Марти помогал Салли накрывать стол для пикника. Их внимание привлек смех одной из девочек, и, понаблюдав за ними с минуту, Салли повернулась к Марти.

– Ну, и как у тебя дела с Нэнси и Лили? – небрежно спросила она.

– О, все в порядке, – ответил Марти. – На самом деле с ними нет никаких проблем.

Салли проницательно посмотрела на него.

– А что ты думаешь о Нэнси?

– Она великолепна, – ответил Марти. – Она – замечательная мама и очень хорошо готовит.

– Ты никогда не думал о том, чтобы пригласить ее куда-нибудь? – настаивала Салли.

– Ты имеешь в виду на свидание? – удивленно спросил Марти. – Не знаю, Салли, это может быть неловко, ведь они живут в моем доме и все такое, – сказал он. – Кроме того, Нэнси может почувствовать себя неловко, если я спрошу. Может, она и не захочет. Она, наверное, не думает обо мне так.

Салли только улыбнулась ему.

– Ты, наверное, удивишься, Марти. В любом случае, просто подумай об этом, – сказала она, прежде чем позвать остальных на ужин.

***

Следующие несколько дней Марти мысленно обдумывал предложение Салли. Не было никаких сомнений, что его влечет к Нэнси. Когда она выходила с ним на задний двор заниматься упражнениями, Марти с трудом удерживал свое внимание на обычном распорядке. Она была стройной и подтянутой, а то, как двигалось ее тело в шортах и футболке, определенно отвлекало. Более того, она была приятной, непринужденной личностью, так непохожей на Луизу.

Но с тех пор как его бывшая жена ушла, Марти избегал противоположного пола, сначала из-за нежелания подвергать себя еще большей душевной боли, а затем из-за недостатка привлекательных перспектив. Теперь же, хотя Нэнси безусловно была привлекательна для него, он беспокоился о том, что любая попытка изменить их отношения может повлиять на них, если ничего не получится. Он привык к тому, что в доме есть «семья», и ему не хотелось расставаться с ней, если Нэнси станет неудобно. Если она почувствует, что ей придется уехать, он будет скучать также и по Лили. В общем, это был большой шаг, и Марти сомневался, стоит ли нарушать статус-кво.

Он все еще обсуждал с собой этот вопрос в тот вечер, когда ехал домой с работы, но его дилемма была немедленно забыта, когда он заметил неизвестный автомобиль, припаркованный перед его домом. Его тревога переросла в страх, когда он увидел, что машина встала на обочину под углом, как будто водитель очень спешил. Потом он увидел, что входная дверь его дома распахнута настежь и на лужайку льется свет. «Ее нашел Джон!» – подумал он, и сердце его заколотилось при мысли о том, что он может найти внутри.

Он быстро припарковал свой внедорожник на улице и побежал в гараж. В ушах у него зазвенело, когда он вытащил из тайника пистолет. Направляясь к передней части дома, он вставил патрон в патронник. Подойдя к входной двери, он услышал изнутри крики и осторожно выглянул из-за дверного косяка. Мужчина, похожий на того незваного гостя, которого Марти видел в квартире Нэнси несколько месяцев назад, стоял в гостиной, держа Нэнси за плечи и тряся ее. Марти был уверен, что это – Джон, ее бывший муж, и от страха ему стало трудно дышать. Все, казалось, перешло в замедленную съемку.

Он крепко сжал пистолет, открывая дверь и проскальзывая внутрь так, чтобы никто из них его не заметил. Он медленно поднял пистолет и крикнул:

– Замри немедленно, Джон!

Мужчина удивленно обернулся, все еще прижимая к себе Нэнси. Увидев Марти, он обнял перепуганную женщину за талию и крепко прижал к себе. Одновременно он вытащил из-за пояса брюк револьвер и направил его в голову Нэнси.

– Не подходи ближе, или я снесу этой сучке голову, – предупредил он.

Все трое застыли на долгое мгновение. Внезапно из задней прихожей появилась Лили.

– Мама! – закричала она и бросилась к матери, но Марти схватил ее за руку и оттащил назад, прежде чем она успела подойти к ним.

– Стой спокойно, Лили, – приказал он. Девочка заплакала, и Марти заметил, что мужчина с каждой секундой становится все более возбужденным.

В отчаянии Марти пытался найти хоть что-нибудь, что можно было бы сделать, чтобы разрешить это противостояние. Он почувствовал, как Лили пытается вырваться из его объятий, и внезапно в его голове всплыло воспоминание. Он посмотрел на Лили сверху вниз и сказал спокойным голосом:

– Лили, раз уж мы все проснулись, как насчет того, чтобы сделать несколько упражнений? Ты согласна?

Лили неуверенно посмотрела на него, но потом кивнула. Марти поднял голову и поймал взгляд Нэнси.

– Мама тоже может делать упражнения. Это будет весело.

Джон в полном замешательстве смотрел на Марти, но Марти мог только сосредоточиться на Нэнси и умолять ее понять. Ему показалось, что он что-то заметил в ее взгляде, и молился, чтобы это было правдой.

Он снова повернулся к Лили.

– Ладно, Лили, теперь мы все будем играть в «голову и плечи». Давай сделаем это очень медленно, как всегда, хорошо?

Когда девочка кивнула, Марти сказал:

– Хорошо, Лили, хорошо, мамочка, начали. Голова и плечи… – сказал он, растягивая слова. Девочка послушно положила руки за голову, потом на плечи, –.. .колени, пальцы ног, – продолжал Марти, и Нэнси вдруг согнулась в талии, чтобы коснуться пола. Как только она это сделала, Марти выстрелил в нападавшего, попав ему в верхнюю часть груди.

Мужчина хекнул и попятился назад, позволив Нэнси соскользнуть на пол. Нэнси и Лили закричали, услышав этот звук, и вторая пуля Марти полетела вверх и влево. Мужчина начал поднимать револьвер, но третий выстрел Марти попал ему в лоб, опрокинув на пол.

Нэнси подбежала к Лили и крепко обняла ее, в то время как Марти бросился к безжизненному телу и выбил револьвер из его руки. Потом схватил мобильник и набрал 911. Закончив с полицейским диспетчером, он позвонил Терри.

– Быстро сюда, приятель. здесь был Джон, – сказал он.

Повесив трубку, он осторожно положил пистолет на каминную полку и подошел к Нэнси и Лили, которые лежали, обнявшись, на полу. Внезапно весь адреналин, казалось, вытек из него, как воздух из проколотого воздушного шара. Он рухнул на пол и заплакал, сжимая в объятиях их обеих.

– Я думал, что потерял тебя, – всхлипывал он снова и снова.

Так полиция и нашла их, войдя в дверь.

Вопросы детективов не заняли много времени, но Марти все время отказывался отпускать Нэнси и Лили, и они одинаково крепко вцепились в него.

Эпилог

Два года спустя в субботу днем Марти готовился к барбекю. Он пригласил Терри, Салли и их детей, и ему хотелось, чтобы дом выглядел опрятным и чистым. «Хотя это и ненадолго», – со смехом подумал он.

До начала собрания оставалось еще не меньше часа, поэтому он вздрогнул, когда в дверь позвонили. Когда он открыл, то увидел женщину с платиновыми осветленными волосами, темными у корней. На ней была довольно откровенная одежда и туфли на высоком каблуке, явно дорогие, но, похоже, изрядно поношенные. Она стояла, глядя на него с легкой улыбкой на лице, и ему потребовалась минута, чтобы узнать ее.

– Привет, Луиза, – сказал он ровным голосом.

– Как я выгляжу? – с напускной скромностью спросила она и медленно сделала пируэт, чтобы он смог увидеть ее фигуру. Когда она снова повернулась к нему, то сделала вид, что подчеркивает руками свои груди. – Как они тебе нравятся? – спросила она. – Я сделала их. Теперь у них полный четвертый размер.

Марти вышел на крыльцо и закрыл за собой дверь.

– Чего ты хочешь, Луиза? – коротко спросил он.

Она с притворным неудовольствием покачала головой.

– Разве так нужно приветствовать меня после стольких лет? Я думала, ты будешь рад меня видеть.

– Я полагал, ты в Атланте, – сказал он.

– Была, но это было давно. Теперь я вернулась в город, и конечно, первое, что захотела сделать, это приехать и посмотреть на тебя. – Ты похудел? Похоже, ты действительно в хорошей форме. – Она кокетливо улыбнулась ему. – Конечно, ты всегда был красивым мужчиной.

Ее комплимент прошел мимо ушей Марти.

– Я работал над домом, чтобы закончить его, – сказал он.

Она огляделась вокруг, словно увидела дом впервые.

– Ух, ты, ты так много сделал с этим домом – он выглядит великолепно. Ты что-то добавил к нему? Я не помню, что там было.

– Послушай, Луиза, у меня вообще-то нет времени болтать. Скоро ко мне придут гости, и мне нужно закончить готовиться.

В ее голосе послышалась тревога.

– Конечно, Марти, конечно. Но дело в том, что теперь, когда я вернулась в город, я подумала, может быть, мы с тобой, ну, знаешь, могли бы снова начать встречаться.

Несмотря на все усилия сохранять спокойствие, Марти был явно удивлен.

– А как насчет Бобби Уомака? – удивленно спросил он.

Лицо Луизы исказила гримаса.

– Этот ублюдок! – яростно воскликнула она. – Он украл у меня кучу денег и удрал из города. – Она с отвращением покачала головой. – Копам потребовалось полгода, чтобы поймать его в Лас-Вегасе, и к тому времени все деньги, которые он украл, испарились. Но не беспокойся о нем: у него теперь очень удобная комната – в тюрьме штата Мэйкон.

– Так, что же случилось с остальным из десяти миллионов? – поинтересовался Марти.

– Ха! Уж тебе-то лучше знать, что это такое. После урезывания за то, что я взяла все сразу наличными, и после того, как федералы и государство получили свою долю, там было ближе к пяти миллионам долларов, – горько сказала она.

– Может, и так, Луиза, но и пять миллионов – это тебе не чихнуть, – настаивал Марти.

Взгляд Луизы стал отсутствующим, и на ее лице появилась легкая улыбка.

– О, какое-то время все было довольно мило. Мы с Бобби купили себе особняк в Атланте, у нас были шикарные машины, хорошая одежда и все, что только можно было ожидать. Ты бы видел, какие вечеринки мы устраивали, Марти. У нас играли живые оркестры, и «Дом Периньон» лился рекой. Мы все время ездили в Вегас. Там с нами обращались, как с арабскими нефтяными шейхами, и мы ходили на все лучшие шоу и все такое. Однажды мы зафрахтовали самолет и взяли с собой двадцать наших друзей.

Затем улыбка исчезла с ее лица.

– Дело в том, что играя, большую часть времени мы проигрывали. И все эти «друзья», которые у нас были, на самом деле не были друзьями, они были просто бездельниками. Они всегда протягивали руки за ссудой – и никто из них никогда не возвращал деньги. Они были рады повеселиться с нами, но когда дела пошли туго, они разбежались как тараканы, когда включают свет.

Она тряхнула головой, словно пытаясь избавиться от дурных воспоминаний.

– Как бы то ни было, где-то на этом пути Бобби нашел замечательную инвестицию, которая должна была принести нам состояние… ну, еще одно состояние. Но она оказалась мошенничеством, и деньги исчезли точно так же, как и наши так называемые друзья. Примерно в это время Бобби улепетнул с остатком нашего банковского счета. После этого банк забрал дом и наши машины, и вот я – здесь.

– Значит, все деньги пропали, все пять миллионов долларов? – спросил Марти.

Она печально кивнула.

– И ты вернулась сюда в поисках помощи? – продолжил он:

Она с надеждой посмотрела на него и снова кивнула.

– Что ж, тебе повезло, – сказал он. – В доме престарелых, где ты раньше работала, ведется прием на работу. Держу пари, ты могла бы вернуться на свою прежнюю работу.

Он видел, как на ее лице отразился гнев, но она глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

– Брось, Марти, ты же знаешь, что я не это имела в виду. Кроме того, у нас с тобой когда-то было что-то очень хорошее. Если бы ты только дал мне еще один шанс, я знаю, что могла бы загладить свою вину, – сказала она многозначительно, покачивая бедрами так, что не оставалось никаких сомнений в том, что она имеет в виду.

Прежде чем Марти успел ответить, из двери вышла Нэнси и встала рядом с Марти.

– Все в порядке, дорогой? – спросила она.

Он обнял ее, и у Луизы перехватило дыхание, когда она увидела живот Нэнси.

– Было очень мило с твоей стороны навестить нас, Луиза, но у нас с женой гости, и нам надо готовиться, – с этими словами он последовал за Нэнси внутрь, закрыв за собой дверь.

– Кто это был, милый? – спросила Нэнси.

– Никто особенный. Просто некто, кого я знал раньше, – пренебрежительно сказал он.

Позже в тот же день Марти и Терри жарили стейки, а их дети играли на качелях во дворе под присмотром Салли и Нэнси. Терри с восхищением посмотрел на друга.

– Должен признать, ты был прав насчет Луизы и Бобби. Я никогда бы не поверил, что кто-то может просадить пять миллионов долларов, но они это сделали. Откуда ты это знал?

Марти задумчиво кивнул.

– Люди, которые глупы и ненадежны, когда бедны, не становятся лучше, когда становятся богатыми. Я не мог и представить, что все закончится по-иному. Единственное, что меня удивило, так это то, что им потребовалось столько времени, чтобы все пустить под откос.

В этот момент он услышал радостный крик Лили и, вскинув голову, увидел, как она играет с матерью. Нэнси обернулась и, увидев, что Марти наблюдает за ними, улыбнулась и помахала им рукой.

Марти помахал ей в ответ и улыбнулся. Его приятель повернулся и посмотрел на него.

– Ты – счастливчик, – сказал Терри.

– Да, – сказал Марти, – кажется, мне достался главный выигрыш в лотерею.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 2 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?