Порочная Селия. Часть 1

… Дыхание с шипением вырвалось из легких, когда рядом с моей головой появилась окровавленная рука и, опершись на стену, оставила на ней красный след. Девушка вздрогнула, всем телом ощущая позади себя нечто.

— Обернись, — прошелестел он на ухо. — Взгляни на меня.

— Не могу, — Лаура едва заметно мотнула головой, чувствуя, как ужас ледяными кольцами сдавливает грудь.

— Ты боишься?. ..Страх – это хорошо, — пробормотал Демон, повторяя слова, которые девушка уже слышала. – Он помогает выжить. Ты ведь хочешь выжить, Лаура?

Все эти месяцы Лаура провела как во сне. Большую часть времени она проводила в постели, так советовали врачи, так хотелось ей самой, так спокойней было Роберту. Они по-прежнему спали в одной кровати, но Роберт уже давно не занимался с ней любовью, лишь иногда просил жену поласкать его губами. Лаура стала относиться к этому, как ко сну, к еде, к прогулкам, к чему-то, что она должна делать, без каких-либо эмоций. Она жила лишь ожиданием того дня, когда на свет появится ребенок, и она сможет избавиться от него. Она не задумывалась о том, сделает ли она это тайно или открыто, ей было все равно, что скажут Роберт и остальные. Другого выхода не было, она не могла добиться выкидыша, ребенок держался крепко за свою жизнь и за нее, не желая погибать.

Изредка, когда она была одна, к ней приходили существа. На горизонте разливалась кровавая заря. Воцарившаяся в ней луна струила ядовитый багряный свет, погружая окружающий мир в кошмарный сон.

Пришло то самое время, когда границы между мирами размываются и тьма оживает.

Лауре почудилось, что самый воздух здесь полон скорби. Всё окутано и проникнуто было холодным, тяжким и безысходным унынием.

Тьма подкралась неслышно. Накрыла тёмной вуалью, сотканной из нежного шёлка. Мрак скользнул по бледной ключице, ненароком капнув чернилами на фарфоровую кожу.

Когда тело Великого Демона возникало из тьмы, и крови, Лаура чувствовала, как сжимаются её внутренности и ослабевает разум; упав на колени, она ощутила во рту вкус дерьма и желчи.

Член, покрытый гноем и ихором, протянулся к ней, проник в неё, в её влагалище.

Черное жало Демона жадно, сладострастно скользило в лоне. Когда стенки влагалища начинали сокращаться, мышцы матки напрягались, Лаура ощущала бурное движение ребенка в своей утробе. Демон вытаскивает член и всего на минуту, что бы обратно заполнить Лауру своим чудовищным органом.

Пальцами демон прихватывают губки около входа в лоно, растягивает их в стороны, пропуская между ними головку члена, который теперь уже легко проникает вглубь пропитанного семенем влагалища. Он погружается не до конца, но неприятное чувство тугой заполненности напрягает тело Лауры, заставив сжаться, она неосознанно пытается свести ноги, но её сил не хватило бы, чтобы просто сдвинуть напирающее на неё тело.

Все мысли обрывает судорога, пронзившая тело с невероятной силой. Демон достигает пика наслаждения, его член изливает в Лауру новую порцию семени.

Ложь, сплетенная по кусочкам, не забудется. в кошмарах, терзающих истощенное сознание каждую беспокойную ночь, насилие и жуткие образы…

Карминовый рассвет дотлевал за окном, и солнце озарялось на небе, как болезненный румянец у чахоточного, его тусклые лучи тщедушно целовали переплёт окна. Нежные лобзания пробуждающегося солнца напоминали жадные поцелуи грешника, который раскаивался, стоя на коленях у образка со свечой. Смущение, искупление и стыд отпечатались на оконном стекле. Мрачная комната с антикварной мебелью медленно наполнялась венозно-голубым светом.

Гораздо раньше рассвета проснулась Лаура. Она скрывалась за тяжёлым балдахином тошнотворного алого цвета и неподвижно сидела на простынях из чёрного шёлка, будто впала в летаргию вампира. Её кукольный, лишённый осознанности взгляд наблюдал за ползущей по стене сколопендрой, чьё тельце напоминало оживший рыбий позвоночник. Причудливое насекомое заползло в щель. Лаура скучающе подняла глаза наверх и стала рассматривать толстую паутину в потолочной дыре. В искусно сплетённые сети попала хрупкая бабочка. Она тщетно пыталась освободиться, как фея, ненароком пойманная любопытным энтомологом. Мясистый паук, учуяв жертву, мгновенно подполз к ней и зажевал первое крыло. Бледно-голубые кусочки крылышка подхватил слабый ветерок, и они, закружившись в вихреобразном вальсе, легли на кровать дамы.

— Кто придумал игры с бездной? Кто затеял этот танец?.. — тихо, будто боясь быть услышанной кем-то посторонним, вопросила Лаура.

С лёгкой грацией лебедя поднялась она и, напевая мелодию из музыкальной шкатулки, подошла к широкому подоконнику, на котором лежало зеркальце с небольшой трещиной. Из надтреснутого зазеркалья глядело белое лицо со сливовыми синяками под глазами, впалыми щеками и дрожащей нижней губой. Мелкие капли крови гранатовыми зёрнышками скатывались по тонкой коже виска цвета чистого снега. Лаура не вздрогнула. Послевкусие ночного кошмара ощущалось на языке как желчь и кровь с кипячённым молоком. Лаура пережила очередную ночную агонию и, по всей видимости, ударилась виском о стальное изголовье кровати. Однако сейчас внешний вид и свежая рана не заботили девушку. Незаметным движением руки она повернула зеркальце в сторону кровати, и озноб скользнул по её спинному хребту, словно палач ласково провёл по нему ледяным хлыстом. На кровати сидело нечто, похожее на существо из кошмара. Зеркало выпало из рук Лауры и с треском разбилось.

Лаура потеряла сознание когда, существо толкнуло её назад на кровать, быстрыми движениями задрало ее юбку, развело ноги, и сильнее оголило грудь, дернув за края корсажа.

И через мгновение демон уже был глубоко в ее недрах, его член яростно прорывался во влагалище. Руками он поддерживал девушку за талию, пока его бедра бились между ее разведенными ногами. Его движения были резкими, а вторжения члена в самые глубины причиняли боль. Вскоре он кончил.

В замке этом творилось нечто странное. Все его обитатели пребывали словно в каком-то сне-наваждении, напоминая собой тени, отчужденные от реальности.

Над домом нависала странная аура — облачая в уныние окружающее пространство, вея вокруг атмосферу угасания.

Лаура почувствовала, что начинает задыхаться, будто захлёбывается. Она вынырнула из холодной воды, понимая, что уснула в ванной, и ей приснился странный сон. Проснулась ли она окончательно? Снова закрыла глаза. Открыв глаза, увидела ту же тёмную комнату. Траурные тени деревьев дико плясали по стенам, закричала ночная зловещая птица. Раздались рыдания и всхлипы. На полу лежал барон. Рана на его шее расширилась, и из неё потекла мутная жидкость, похожая на чернила или грязную воду. Изо рта и пустых глазниц трупа выползали змеи и прочие мерзкие твари. Жидкость обращалась в непонятную массу, напоминающую яйца лягушек или глаза мухи, скопленные на гнилом куске мяса, что походил на изуродованные и испещрённые лёгкие лошади. Масса пульсировала и расплывалась, сквозь тонкий кожный покров возникали неясные очертания рук. Субстанция внутри шевелилась, как растущий эмбрион. Стали заметны контуры человеческого лица. Было видно, что человекоподобное существо, находившееся внутри, пыталось вырваться, острые, как у льва, зубы разгрызали кожный покров. Яро засвистел мощный порыв ветра, сильнее зашипели змеи, поднялся режущий слух гул. Кожная плёнка разорвалась, и из густого дыма и потока крови вышел демон. Его лодыжки покрывала козлиная шерсть, красные глаза выражали ярость. Демонический голос повторял одну только фразу:

— Где мы — там ад, где ад — там быть нам должно

Жгучая боль разветвилась по телу мелкими змеями, холодная вода усмирила учащённое сердцебиение. Лаура проснулась. Она аккуратно поднялась, придерживаясь за бортики ванной, и подошла к зеркалу. За спиной, отражаясь в окнах, меркло солнце. Закат окрасил небо.

Дни до рождения Селии были наполнены странным дурманом, о котором не могли знать никто кроме самой Лауры.

Роберт нанял служанку Дебору для своей жены. Лаура с пониманием отнеслась к решению мужа и решила быть откровенной с молодой девушкой.

Однажды ночью она плыла в муссонном дожде, который струился через пещеры, как околоплодные воды. Рядом с ней плыли раздувшиеся, кишащие мухами мертвецы. В этом супе из трупов она познала вкус жизни. Лаура была в логове Демона, пропитывающий воздух зловоние протухшей, гниющей плоти стал для неё мрачным свидетельством того, что стало с многими жертвами.

Дверь одного из склепов — массивного мраморного сооружения — была открыта настежь. И там, в темноте, смутно виднелись очертания человеческой фигуры, одетой в чёрную одежду, со скрытым вуалью лицом и потому почти незаметной.

За Лаурой наблюдала статуя херувима с разбитым крылом. В его глазницах, похожих на бездонные кратеры, сгущалась тьма, а по надтреснутым щекам стекали слёзы — эфирные масла из белого пиона.

Когда Роберт вернулся в замок, его встретил барон, сообщивший о том, что леди Мейком стала плохо после прогулки, она потеряла сознание. Ее нашли уже мертвой спустя несколько минут. Но по счастью лекарям удалось спасти ребенка. Девочка родилась недоношенной и маленькой, но достаточно сильной, чтобы выжить. Им осталось надеяться на богов, положиться на лекарей, и маленькая леди Мейком окрепнет, и ее жизнь будет вне опасности.

Селии исполнилось 16, когда Дебора начала вести этот дневник.

После смерти Лауры демонические существа таки явились вновь. Роберт скончался вскоре после смерти Лауры, его нашли мёртвым в своей комнате.

6 октября.

первая запись.

Я не знаю с чего начать этот дневник, который должен стать моим рассказом об ошеломляющих и, да, безумных вещах, приключившихся со мной. И это ещё не конец…В содержание этого дневника просто никто не поверит, не пережив подобного. Любой, кто готов поверить в это, не имея схожего опыта, явно не в своём уме.

Меня зовут Дебора Логан и я живу и работаю прислугой у юной Селии Майком.

Для меня всё началось два месяца назад, когда я заметила, что Селия болезненно выглядит.

В тот день я подарила девочке привезённый мной подарок.

Я наблюдала за ее лицом, когда она подняла крышку коробки и заглянула внутрь. Она ахнула, и ее глаза расширились, как блюдца, когда она посмотрела вниз на подходящий черный бюстгальтер и трусики. Трусики были вырезаны высоко на бедрах и выглядели бы фантастически на ней.

Она осторожно положила трусики рядом с чулками и медленно потянулась к другому очаровательному предмету, который был в коробке. Она казалась загипнотизированной, когда осторожно подняла лифчик. Она провела пальцами по сексуальному белью, так непохожему на скучные белые и бежевые, которые составляли ее нынешнюю коллекцию. Я выбрала его специально для нее. Замысловатое черное кружево окружало поддерживающие чашечки в чувственных объятиях, чашечки и косточки были достаточно прочными, чтобы обеспечить поддержку, в которой я знала, что она нуждалась, но с чашечками, вырезанными достаточно низко, чтобы позволить ее пышным грудям набухать поверх лифчика.

конец записи.

Это случилось ночью.

Поработав несколько минут в тишине и почти в темноте, служанка вдруг услышала странные звуки из опочивальни. Она сначала отмахнулась, думая, что ей показалось, но потом она ясно услышала слабый голос принцессы. Тихонько встав, служанка подошла к занавеси и немного приоткрыла ее. То что предстало ее взору заставило ее побледнеть от страха. В свете оставленных в опочивальне свеч, она увидела огромного демона.

Оба стояли перед зеркалом, он рассматривал дрожавшее отражение Селии, наслаждаясь нескрываемым страхом, который пробуждался в глазах молодой женщины, когда разорвали ее одеяние и в нем почти не угадывался прежний вид. Показались нежные выпуклости ее кремовых грудей, а крохотные соски земляничного цвета отвердели, став двумя точками. Демон взял большим и указательным пальцем сперва один сосок, потом другой и ущипнул их, подавляя сильное желание повернуть ее к себе и искусать до крови эти дерзкие шипы.

Его рука поползла вниз к маленькой копне завитушек коричневатого цвета. Зеркало выступило в роли добровольного соучастника, отражая розовый кончик клитора Селии, который робко выглянул из роскошных половых губ. Когда его палец нащупал его среди усиков волос, Селия затаила дыхание под рукой, зажавшей ей рот, а опытные пальцы Демона раздвигали ее губы, раскрывая их розовый бутон, изящный язычок полностью и нескромно обнажился. Лицо Селии пылало от такого унижения, особенно после того, как он освободил рот и второй рукой пустился в неторопливое странствие по ее интимным местам. В ее обнаженный зад уперлось нечто твердое, о чем она имела смутное представление и с чем ранее не сталкивалась. Настойчивое присутствие этого объекта пугало и вконец парализовало ее, и она не могла предотвратить то, что случилось дальше.

Пенис Демона пульсировал от прилива крови и нацелился на подрагивающую девственную щель. Хотя та переполнилась соками, понадобилось несколько попыток, пока инструмент ворвался в негостеприимное отверстие. Однако Демон был полон решимости добиться своего, сколько бы она не кричала и не жаловалась, что ей больно. Его толстая шишка безжалостно продвигалась вперед в бархатистом и горячем влагалище, несмотря на то, что мольбы Селии становились все жалобнее и слезливее. Когда Демон наконец преодолел последний барьер невинности Селии, он начал долбить ее изо всех сил; его орган работал словно смазанный поршень. Тесный и скользкий канал Селии вместе с приглушенными рыданиями вскоре начал опьянять его. Одним мощным толчком Демон проник так глубоко, как мог, чуть не разорвав шейку матки, и изверг то, что показалось океаном семени. Его кульминация не прекращалась, и Селия молилась, чтобы извержение горячих соков внутри нее остановилось, ибо боялась, что она может лопнуть.

Демон подождал немного, и вытащил член, ему было нестерпимо покидать приятное тепло ее влагалища. Шокированная Селия продолжала цепляться за край туалетного столика, ее лицо перепачкалось слезами.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?