Куколка 2

Валерия.

Вчера Рудольф сам начал этот разговор. Сначала он снимал меня, потом отложил камеру и спросил:

— Вот ты сейчас здесь, а муж твой дома. Скажи, кто для тебя Максим?

Вопрос был неожиданным и неприятным, словно вдруг грязью окатили. Я старалась не думать об этом. Но сейчас нужно было ответить. Я собралась с мыслями и ответила:

— Он мой муж, — я немного помедлила, — я люблю его.

— Замечательно. Но сейчас ты здесь. Со мной.

— Да.

— А я тебе кто? Ему ты – жена? А мне кто?

— Я принадлежу тебе.

Рудольф тогда задумался надолго.

— Этот хороший ответ. Думаю, нам нужно всё втроём обсудить. Раз уж так повернулось.

— Как скажешь.

Я не считала это хорошей идеей, но перечить не стала.

Вечером переговорила с Максом. Вопреки опасениям он не закатил скандал, а отнёсся сравнительно спокойно. Выспросил подробности и всё.

Встреча состоялась в субботу. Максим почти всё время молчал, солировал Рудольф. А меня вообще никто не спрашивал.

— Всё достаточно просто, — обращался Рудольф к моему мужу. – Любишь-ли ты свою жену? И если да, то насколько? И на что готов пойти? Хочешь, чтобы она оставалась тебе женой?

Максим кивнул.

— Тогда прими, что это будет по моим правилам. Я готов мириться с твоим присутствием в её жизни, но все решения будут за мной. Я – главный, а вы оба – исполнители моей воли.

Макс наконец подал голос.

— Мне не вполне ясно. Каких аспектов нашей жизни будут касаться твои решения?

— Не только сексуальных, а всех без исключения. За собой я также оставляю право наказания, за ненадлежащее исполнение моих требований. Но, разумеется, твоё согласие ничем особым тебя не свяжет. В любой момент ты сможешь уйти.

— Ты спрашиваешь только меня?

— За Лерку я уже всё решил. Она станет делать всё, что мне будет нужно. И, кстати. Так как я тут однозначный Верх, обращаться ко мне нужно на «Вы».

— Но ты… Вы понимаете, я не гей. Если Ваши желания будут касаться…

Рудольф перебил его.

— Успокойся, трахать тебя я не буду. Итак, мои условия приняты?

Макс покраснел.

— Я думаю да.

— Я тоже думаю, что да. Теперь разденься. Полностью.

— Что?

Рудольф был спокоен.

— Что тут непонятного? Встань вон там и сними с себя всю одежду. Я же должен на тебя посмотреть.

Макс встал и неуверенно начал раздеваться. Когда он снял штаны, мне стало за него обидно. Под ними были семейники, а ведь у него есть прекрасное дорогое бельё.

Непроизвольно подумалось: «Какой он неспортивный». Хотя люблю я его не за это. Он воспитанный и умный. И всё знает. И надёжный.

— Повернись.

Макс послушно поворачивается.

— Достаточно. Теперь ты.

Это уже обращение ко мне. Я начала снимать одежду. Как ни странно, но я не стесняюсь Рудольфа, я смущена, что на меня смотрит мой муж. Я снимаю трусики и становлюсь рядом с Максом.

— Ложись на стол.

Рудольф встаёт и сам поправляет меня, чтобы я разместилась на столе, как он хочет. Потом поднимает и разводит мне в стороны ноги.

— Подойди.

Это он Максу.

— Смотри, как должна выглядеть твоя жена.

Он проводит пальцами у меня между ног.

— Видишь, как всё гладко. Потрогай сам. Чувствуешь? Отныне ты будешь за этим следить. Недопустимо, чтобы она начала обрастать. Кстати, я не буду возражать, если ты побреешься и сам.

Макс всё молчит, но я ощущаю, как меня ласкают две разные мужские руки. Это очень необычно и я начинаю течь, как озабоченная сука.

А Рудольф продолжает свои поучения.

— Вот тут пока не трогай. И внутрь не лезь. Дождись, когда она промокнет. Вот так, видишь? Теперь засовывай палец. Один. Будь нежен, это же твоя жена. Ты же хочешь, чтобы ей было приятно?

Макс что-то бормочет.

— Вот так. Смотри, как набухло. Аккуратно поласкай, как это я делаю. К попе не притрагивайся, это только моё. Чувствуешь, как она потекла? Попробуй её на вкус. Давай, не морщись. Полижи её. Языком поглубже залезь.

Постепенно слова начинают доноситься до меня откуда-то издалека, словно через подушку. Я ещё могу разобрать, о чём говорит Рудольф, но понять смысл уже не получается. Одни обрывки. Я вцепляюсь в волосы Макса и пытаюсь сильнее прижать его голову к себе.

— Тихо, тихо, — доносится голос.

Я понимаю, что Рудольф обошёл стол и расстегнул ширинку. Он не разделся и меня это огорчает. Однако пока что мне не до того. Я вижу у лица его восхитительный напряжённый ствол и хватаю его губами. В голове появляется единственная мысль – я хочу сделать ему приятно. Я хотела бы проглотить его, но держусь, лишь облизываю и сосу это прекрасное орудие удовольствия. Я отпускаю Макса и пытаюсь залезть рукой Рудольфу в ширинку. Он не даёт.

— Так работай. Без рук.

Что ж. Без них, так без них. Но я хотя бы обнимаю его за мускулистую попу и стараюсь поглубже захватить ртом его пенис. Временами он упирается мне в гортань, но это даже приятно — Рудольф доверяет мне держать во рту его мужское достоинство.

— Макс, остановись. Видишь, она уже плывёт. Я не хочу, чтобы она сейчас кончила. Засунь ей палец в жопу.

Я чувствую, что именно это и происходит и мне это не доставляет удовольствия. Скорее отрезвляет. Муж делает это неумело и неловко. Он даже не сразу попадает в отверстие.

— Смотри, она сейчас готова на всё. Вот я яйца ей дам.

Он и вправду достаёт член из моего рта и подносит к губам яички. Я облизываю его мошонку, потом стараюсь взять её в рот целиком. Когда это Рудольф снял штаны? Я и не поняла.

— Видишь, ей это самой нравится. Если я заберу у неё игрушку – она огорчится.

Я и вправду разочарованно замычала.

— На, полижи задницу.

Он практически садится на меня верхом и я начинаю ласкать языком возле ануса. Ничего неприятного, наоборот. Как всегда от Рудольфа пахнет свежестью, каким-то дорогим гелем для душа. И когда он успевает?

— Видишь? Никакого принуждения.

Мне и вправду хочется вылизать его целиком, если б только он позволил.

Рудольф опять засовывает свой ствол в мой рот. Но теперь он двигается, сам задавая темп.

— Макс, долизывай её до конца.

Конец уже близок. Я чувствую, что опять полетела.

— Видишь, как ей хорошо? Аж урчит.

Я кончила первой. Но почти сразу мне в рот пошли выстрелы спермы от моего Хозяина.

— Глотай, глотай. Всё до капельки.

И опять в полубессознательном состоянии я глотала. Глотала и облизывала его ствол.

Рудольф встал.

— Мы кончили. Подрочи, если хочешь, я не возражаю. Посмотри на неё. Ведь ты впервые видишь жену такой.

Рудольф засунул пальцы мне во влагалище и растянул в стороны.

— Она течёт, словно сука. Смотри, вся мокрая. Смотри, как губы припухли. Смотри, смотри.

Лёжа мне не было видно, но я услышала, как Макс слабо застонал.

— Вот и чудненько. Разряжены все. Пятнадцать минут вам прибрать себя. Не одевайтесь.

Через четверть часа Рудольф был вновь одет и ухожен. Как всегда. Он зашёл и поставил на стол небольшую коробочку. Я ещё вся была во власти недавней эйфории и мысли плохо прокручивались в голове.

— Встань.

Я выполнила.

— Сейчас я помечу тебя своей собственностью. Будет немного больно, но потерпи.

Не понимая, я кивнула.

— Макс, держи ей руки за спиной.

Мой муж вывернул мне локти назад. Рудольф открыл коробочку. Там были разные иглы и ещё чёрте что. Он выбрал одну толстую и кривую. Положил на салфетку. Потом брызнул из флакончика мне на правую грудь и несколько раз протёр ваткой. Я начинала понимать. Стало страшно.

— Я такое уже делал, это не опасно.

Он протёр иглу спиртом. Погладил титьку. Покрутил пальцами беззащитный сосок.

— Вообще-то положено надевать перчатки, но мне приятно прикасаться к тебе без них.

Одной рукой он сильно оттянул сосок на себя, а другой взял иглу и медленно проткнул его сбоку насквозь. Я вскрикнула.

— Тихо. Уже почти всё.

Он сдавил грудь, так, что сосок оттопырился и за острый кончик вытянул иглу на себя. Потом взял колечко и вставил в получившееся отверстие.

— Макс, вытри кровь. И дважды в день промывай ей сосок мирамистином.

— Хорошо.

На колечке висела бирка, словно инвентарный номерок. Я аккуратно развернула её к себе. Там была надпись: «Собственность». И фамилия Рудольфа. Я облегченно вздохнула.

— Теперь – ты. Встань на колени.

Макс медленно опустился худыми коленками на пол. Рудольф достал кожаный ремешок и застегнул его моему мужу на шее.

— Появляясь здесь, или выполняя любые мои задания – ошейник должен быть на тебе. Ночью тоже. В остальное время – на твоё усмотрение. Сейчас одевайтесь и уходите.

Вечером Макс сделал попытку подкатить ко мне со своими желаниями.

— Рудольф запретил нам заниматься сексом, разве ты не помнишь?

— Я – твой муж!

— У нас есть Хозяин.

— Но он не узнает.

— Он спросит и я ему расскажу. Пойми, любимый, это не игра. Это всё всерьёз.

Макс очень мило надул губки и обиженно уснул. Я же долго лежала и перебирала в голове события пошедшего дня. Мне повезло с моим мужем. И мне посчастливилось встретить в жизни Хозяина.

Куколка 1

Куколка 3

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?