Куколка 1

Максим.

Не скажу, что я мечтал об этом, но мысль о том, что моя жена нравится другому мужчине, тешила и грела моё самолюбие. А вот ей наоборот, чужие знаки внимания не нравились и даже раздражали. Всё дело в самооценке. А она у Леры была ниже плинтуса. Сначала я пытался внушить ей, что она прекрасная юная девочка, но мои комплименты наталкивались на глухую стену отторжения. Да, до идеала красоты она явно не дотягивала. Маленькая брюнетка с очень смуглой кожей. Груди почти нет. Жопка тоже с кулачок, зато плечи широковаты и мускулатура развита. Это результат детского увлечения греблей. В противовес этому всему – тоненькая талия и белоснежная улыбка. В целом привлекательная особа.

Она у меня была первая, как и я у неё. В этом видимо всё и дело. Мы не знали других партнёров. И вот я стал подталкивать Лерку на эту игру. Шла она неохотно, но всё-таки согласилась на небольшой невинный флирт на сайте знакомств. Всё-таки я постарался обезопасить себя и в качестве объекта выбрал максимального антипода Леркиного идеала. Неухоженный лысый мужик с низким лбом, в стиле рекетира из 90-х. К тому же старше нас на 15 лет. Ищет девушку, склонную к подчинению. Надо-ли говорить, что мы с женой были приверженцами демократической семьи. В общем у того персонажа не было шансов.

— Мне он не нравится. Это же дебил! Ты не мог выбрать мне кого-нибудь поинтеллигентнее? Как можно желать подчинения? Ему надо было родиться в эпоху рабства…

Первые разы от её лица писал я сам. Написал, что замужем, но хочется разнообразия. Познакомились.

Телефон без регистрации.

Рудик оказался вовсе не таким тупым, как поначалу. Они начали общаться. Я сам выбрал Леркин снимок, чтобы послать ему. Мы играли в бадминтон и Лерка была там вся такая прыгучая и солнечная. Прям уххх. Удачная фотка. Потом они обменялись номерами и общались уже по телефону. Иногда я заставал Лерку в процессе разговора и она уходила от меня в ванную. Говорила, что при мне боится сбиться с легенды. Тут уж мне приходилось расспрашивать. Судя по её ответам всё шло по накатанной. Рудольф делал ей комплименты, говорил о жизни, делился планами, шутил, словом пытался охмурить. Наконец он созрел, чтобы пригласить Лерку поужинать, о чём она честно мне и сказала. Мы вместе выбрали ей наряд, ничего вызывающего, составили примерный сценарий поведения. Постепенно её увлекала эта игра.

— А если он захочет переспать со мной? – спросила она.

— Ну, уж вывернись как-нибудь, у вас должно быть на генетическом уровне заложена способность динамить.

Мы вместе посмеялись и она ушла. Я же не находил себе места. В моём воображении проносились самые пошлые картины. Вот Лерка с Рудиком сидят за столиком кафе. Он гладит её по руке. Вот он наклоняется и страстно целует её в губы. Его язык по хозяйски шарит в её рту, а руки начинают своё путешествие по телу. Не стесняясь других посетителей, он лезет Лерке под одежду, а она не сопротивляется, а томно закатывает глаза. Вот они поднимаются и вместе идут в туалет. Он расстёгивает свои штаны и начинает раздевать мою жену. Я настолько возбудился от этих фантазий, что продолжать их дальше уже не мог.

Вечер прошёл прекрасно. Рудик был мил и вёл себя вполне светски. Под конец проводил до такси и отчалил сам. Лерка прискакала домой возбуждённая и мы сразу отправились в постель. Она была раскрепощена и активна, я чувствовал, ещё чуть-чуть и я смогу наконец-то склонить её к минету, на который она упорно не соглашалась, считая ненормальным и грязным делом. В целом же опыт флирта с Рудиком можно было признать успешным.

На утро Лерка сама заговорила об этом.

— Знаешь, Макс, это довольно интересно. И, наверное, это вносит новые грани в нашу жизнь. Но, по-моему, это зашло далеко. Пора бы уже прекращать.

— Что ты хочешь сказать? – спросил я, поглощая яичницу.

— Рудольф приятный человек. Мне неловко его обманывать. К тому же он вчера предложил мне, чтобы я принадлежала ему.

— Как это? Он же знает, что у тебя есть я.

— Он дал мне понять, что я ему тоже понравилась. Он не требует развода и не претендует на ту часть жизни, которая связана с семьёй. Но в остальном, хочет стать хозяином. Я ничего не ответила, но сегодня откажусь и разорву это знакомство. Мы интеллигентные люди. Зачем нам кому-то лгать?

При этом признании меня, как и вчера, окатило волной возбуждения.

— Нет, что-ты! Всё же отлично. Тебе и не нужно обманывать Рудика. Просто не говори, что я в курсе вашего знакомства. А по-поводу его предложения – попробуй согласиться. Конечно, ты не будешь переходить черту. Ты же не станешь спать с ним. Но немного подальше, чем сейчас, заглянуть можно.

— Мне не хочется этого.

Я постарался найти слова поубедительней, чтобы уговорить Лерку и в конце-концов она согласилась.

— Пару свиданий, не больше.

Я был рад и этому.

Несколько дней Лерка не поднимала эту тему, пока однажды, перед сном, задумчиво не проговорила:

— Знаешь, Рудольф прокатил меня на мотоцикле. Сегодня.

— Ты не говорила, что вы встречаетесь…

— Потому, что ты задолбал бы своими указаниями. Да это и не было свиданием. Мы просто покатались.

После этого я заметил, что Лерка перестала делиться со мной новостями о своём общении с Рудиком. Её страница была неактивна – видимо она туда не заходила. Может они общаются в мессенджере или по телефону? Но почему-то мне казалось, что общение сошло на нет. Меня это слегка расстраивало, ведь секс с Леркой, зная, что она флиртует с другим мужчиной, был потрясающим. Я словно опять завоёвывал её. Однако две недели нам было не до любовных утех. На меня навалилась куча дел, а у Лерки начались курсы вождения, так что вечерами мы появлялись дома вымотанными до предела.

Всё вскрылось когда я искал на Леркином ноутбуке копии паспорта и страхового. Случайно наткнулся на папку с видеофайлами и когда я ради любопытства открыл один из них – меня бросило в холодный пот.

На записи была Лерка. Она шла по набережной, постоянно оглядывалась, весело кружилась, перегибалась через перила, ела мороженое. Потом кадр сменился. Она поднимается по лестнице в незнакомом подъезде. Заходит в квартиру, скидывает босоножки и падает на диван. Камера следует за ней следом. Лерка лежит на животе и болтает в воздухе ногами. Потом поворачивается на бок:

— Зачем ты записываешь? – её голос игрив, хотя чувствуется смущение.

— Мне это нравится.

Второй голос глуховатый, спокойный, принадлежит мужчине.

— Что же тебе нравится? – Лерка упруго спрыгивает с дивана и идёт к окну.

— Мне нравишься ты. Повернись.

Всё так же улыбаясь, моя жена поднимает руки вверх и сладко потягивается. Потом разворачивается на носочках, смотрит прямо в камеру. Крутится вправо, влево.

— Разденься. – мужской голос не выражает никаких эмоций.

— Рууудик, – капризно протягивает жена.

— Не капризничай, а то мне придётся тебя наказать.

— Хотелось бы на это посмотреть – бормочет Лерка и снимает футболку. К моему удивлению под ней нет лифчика. Лерка никогда не ходит без белья, считает это дурным воспитанием. Рудик протягивает руку к её груди и Лерка притворно сжимается и хихикает.

— Ну-ка перестань, что это ещё за дела!- голос Рудика сердит.

— Ну — на, на.

Лерка приближается к камере и Рудик начинает гладить её сиськи. Видно, что ей это приятно, она поворачивается, подставляя его руке, то одну, то другую. Потом он берёт её за сосок и тянет на себя, одновременно выкручивая. Она сразу морщится от боли.

— Ты не забыла, кому ты принадлежишь?

— Я принадлежу тебе. Я же сама этого хотела. Как я могу забыть? Ну, отпусти.

— Раздевайся полностью.

Он убирает руку, Лерка отходит назад и начинает снимать джинсы. Вышагивает из них и остаётся в домашних хлопчатобумажных трусиках в мелкий горошик. Она выглядит такой беззащитной и милой перед этим животным. Лерка выпрямляется и застенчиво смотрит на Рудика, переминаясь с ноги на ногу.

— Дальше, — звучит его голос.

У меня перехватывает дыхание. Неужели? Впрочем где-то в глубине души я уже знал, что это произойдёт. И действительно, Лерка без стеснения стягивает трусики и аккуратно кладёт их рядом со штанами. Тут меня поджидает ещё один сюрприз – Лерка гладко выбрита! Моя жена, которая ценит и стремится к естественности во всём, сбрила все волосы с лобка, а я узнаю об этом из записи её встречи с любовником.

— Ложись сюда. Ноги раздвинь. Шире, чтобы я всё видел.

По эту сторону экрана я тоже всё вижу. Лерка была выбрита и между ног тоже. Её кожа, словно у маленькой девочки, гладенькая и свежая, даже на записи.

— Покажи мне свои дырки.

Лерка подняла широко разведённые ноги кверху, так, что её маленькая попка приподнялась над опорой, потом взялась ручками за ягодицы и постаралась развести их пошире. За два года брака я видел в своей жене меньше, чем сейчас Рудик за какие-то десять минут! Он подошёл ближе и видимо внимательно разглядывал мою жену. Анус был тёмный, почти коричневый, а вот губки наоборот, розовенькие, чуть припухлые. В этот момент Лерка взялась за них и раздвинула в стороны, демонстрируя свой вход. Я заметил, что внутри она мокрая, эту суку явно возбуждало происходящее.

— Ласкай себя. Но так, чтобы я всё видел.

Лерка словно ждала этого. Немедленно она пустила в ход свои пальчики.

— Ноги шире! – прозвучала знакомая команда. Рудик приблизился и я видел всё крупным планом. Вот он протянул руку и прикоснулся к паху моей жены. На экране Лерка ощутимо вздрогнула и я тоже вздрогнул, настолько диким казалось всё происходящее. А Рудик и не планировал ограничиться прикосновением. Он оттеснил руки девушки и уже сам орудовал у неё между ног, а Лерка подавалась ему навстречу. Я не заметил каких-нибудь изощрённых ласк с его стороны, хотя перед глазами уже стояла пелена. Он просто засовывал пальцы внутрь и тупо трахал, но через минуту Лерка извивалась и постанывала. Наблюдать за этим было невыносимо, но оторваться – немыслимо. А Лерка уже стонала в полный голос. Сначала она видимо не знала, куда деть свои руки, но вскоре нашла им применение. Я увидел, как она начала ласкать свою грудь, но, очевидно, обычной ласки ей было недостаточно и она начала с силой сжимать коричневые соски и оттягивать их. При каждом сжатии следовал особенно протяжный стон, а её тело выгибалось в дугу. Тем не менее она не останавливалась. На её лице попеременно сменялись выражение какого-то неземного блаженства с закатившимися глазами и гримаса боли.

— Ах ты, маленькая блядина, — вместо комплимента проговорил Рудик и в этот момент Лерка вскрикнула, а её тело мелко затряслось, словно в конвульсиях. Рудик с хлюпаньем выдернул руку и положил моей жене на вздрагивающий живот.

— Ах ты, маленькая блядина, — повторил он и погладил Лерку по щеке. А моя интеллигентная и гордая жена схватила эту руку, прижала к своим губам и несколько раз поцеловала. По – моему она даже попыталась облизать её, но мне было плохо видно. Лерка что-то лепетала, но разобрать было невозможно. По-видимому Рудик тоже не понимал, потому что несколько раз переспросил:

— Что? Что?

Наконец, она отняла губы от его пальцев и стало понятно, что она говорит.

— Покажи мне член.

Рудик не стал ломаться, камера закачалась, очевидно, он раздевался. В кадре мелькнула рука со штанами. Наконец я понял – он не держит камеру, она просто закреплена у него на голове.

— Какооой клаааасный.

Лерка прямо мурлыкает. Она смотрит ниже объектива. Рудик наклоняет голову и я понимаю, куда она смотрит. У меня опять потрясение. Его член не толще моего, но значительно длиннее. Моя жена ведь тоже видит это и сравнение не в мою пользу.

— Трахни меня, пожалуйста.

Камера качается, но Лерка, словно в забытьи продолжает бормотать.

— Трахни меня, как потаскуху.

— Я не сую своего малыша туда, где бывают другие. Ты ведь спишь с мужем.

Я вздрогнул. Упомянули меня. Однако Лерка словно не слышит.

— Хочу принадлежать тебе. Хочу чувствовать себя твоей сукой.

— Сууууукой? Ну что ж… Ты же не сосёшь у него? – Рудик задумчиво протягивает слова. Потом приближается к Лерке. Она замолкает. Пару секунд спустя он наклоняет голову вниз и мне ясно, почему она наконец заткнулась. Он трахает её в рот, придерживая рукой за голову, а она довольно урчит. Неожиданно запись прерывается.

Я отдышался и открыл следующий файл.

— Не бей меня!

Голос Лерки возмущён. Она стоит перед Рудиком, а он ладонью раздаёт ей пощёчины.

— Я не бью, девочка. Я наказываю. Ты провинилась.

— Это случайно вышло.

— Будешь выступать – получишь ещё. Или просто выгоню.

Лерка замолкает. Лишь в разные стороны болтается голова. Потом Рудик кладёт мою жену себе на колени, задирает на ней юбку и начинает шлёпать по заднице. Лерка молчит. Удары чередуются по правой и левой ягодице. Наверное, если б он стянул с неё трусики, попа была бы уже краснющая. Наконец он заканчивает. Лерка встаёт. На её ресничках видны капельки.

— А теперь – уматывай. Ты меня разозлила.

— Как?! Куда? – она непонимающе смотрит на него.

— Открывай дверь и убирайся к мужу.

Она вскинулась, словно хотела что-то сказать, даже уже открыла рот, но промолчала. Ролик закончился.

Я открыл следующий файл.

Та же комната. Перед камерой моя жена в прозрачной сорочке. Явственно видно, что под ней ничего нет.

— Зачем ты меня всё время снимаешь?

— Чтобы потом пересматривать.

— Зачем?

Лерка игриво вертится перед камерой.

— Мне нравится.

— Зачем тебе запись? Разве оригинал хуже?

Она смотрит из-за плеча и дурачась виляет задницей.

— Оригинал не всегда тут.

— А тебе хочется, чтобы я бывала с тобой чаще?

— Хочется.

Лерка пальчиками приподнимает край материи так, что оголяет попку. При этом смотрит прямо на Рудика.

— Тебе нравится твоя сучка?

— Ты задаёшь очень много вопросов.

— Нееет?

В притворном удивлении она надувают губки. Потом начинает расстёгиваться.

— А таааак?

Лерка медленно поддевает пуговички. Потом задирает полы руками будто крылья. Медленно поворачивается вокруг оси, показывая своё обнажённое тело. Рудик молчит. Наконец сорочка падает к его ногам. Лерка бесстыдно смотрит прямо в камеру. Потом раскидывает руки в стороны и опять неспешно крутиться, словно давая рассмотреть себя подробно.

— Тебе ведь самой нравится, когда я вижу тебя такой.

Это не вопрос. Это утверждение, но Лерка всё равно отвечает.

— Да.

Она закидывает руки за голову и делает ещё один оборот. Рудик приближается, протягивает руку к Лерке. Он не спеша начинает гладить её кожу, а сука на экране зримо кайфует. Она поворачивается, подставляя под мужскую ладонь свою грудь и Рудик гладит, гладит. Потом он садится в кресло, а Лерка опускается к нему на колени. Он продолжает путешествие рукой по телу моей жены. Через некоторое время Лерка откидывается назад. Рудик придерживает её за плечи левой рукой. Теперь она почти лежит у него на коленях. Он смотрит ей в лицо. Глаза у неё прикрыты. Она явно наслаждается ласками этой гориллы. Вот в чём дело. Она закинула ножки на подлокотник и он орудует рукой у неё в промежности. Это продолжается довольно долго. По-моему Рудик не чувствует ничего, а действует словно по заданной программе. А вот о моей жене так сказать нельзя. Она возбуждена до предела. Ей неудобно лежать, но она словно не замечает этого, ёрзает у него на коленях, то пытается сжать ноги, то перевернуться. Голову, то откидывает назад, то поднимает. Руками то пытается обнять Рудика, то начинает судорожно сжимать свои сиськи.

— Лежи смирно.

— Я не могу, — на выдохе шепчет Лерка.

— Не смей кончать!

— Мой Бог…

— Не смей кончать, тварь.

Камера смотрит Лерке прямо в лицо, видимо Рудику интересны её эмоции.

— Я больше не могу, — опять шепчет она сухими губами.

Он, наконец, останавливается.

— Ты подготовилась, как я велел?

Она поднимает голову. В широко раскрытых глазах какая то необычная гамма чувств: и ожидание, и страх.

— Да, я готова. Сейчас?

Он не отвечает. Слегка подталкивает Лерку, она слезает и встаёт рядом с диваном. Она как-то сразу сжалась и, по-моему, даже вздрагивает. Рудик ставит её на колени, так, чтобы грудью она легла на диван. Потом обходит вокруг. Снимает с головы камеру и ставит, направив Лерке в лицо. Опять обходит. Начинает не торопясь раздеваться. Я впервые вижу его на записи. Он довольно плотный и на теле много татуировок. Наконец Рудик разделся и мне видно, что он сильно возбуждён. Он достаёт какую-то бутылочку и льёт из неё Лерке на задницу. Потом наклоняется. Мне не видно, что он делает, очевидно ласкает мою жену в промежности. А может даже смазывает ей попку. Я похолодел. Точно! Он же говорил, что не трахнет её туда же, что и я. Я смотрю Лерке в лицо. На нём нет смущения или стыда, только ожидание. Вот она зажмуривается, слегка морщится и распахивает глаза.

— Ого, — с удивлением произносит она. И повторяет, но уже другим голосом: — Ого!

Сейчас в её голосе не удивление, а боль.

— Раздвинь ноги шире. Раздвинь шире, — несколько раз повторяет Рудик.

— И расслабься, будет легче.

— Я ожидала, чего-то другого.

— Чего же?

— Не знаю. Но не останавливайся.

Он и так не останавливаясь ритмично двигается позади Лерки. С каждым движением её лицо напрягается, но он нетороплив. Очевидно, даёт время привыкнуть.

Я отмотал пять минут вперёд.

Камера стоит также направленной Лерке в лицо. Но картина изменилась. Рудик больше не осторожничает, а активно долбит мою жену сзади. На лице Лерки – страдание. Она то опирается на локти, то вытягивается вперёд, словно стараясь сдёрнуться с члена своего мучителя. Её тело напряжено так, что виден каждый мускул. Волосы мокрые и растрёпанные. Когда она вновь поднимает лицо к камере, я замечаю, что глаза у неё заплаканы. Словно в подтверждение этого, она всхлипывает в полный голос и протяжно стонет. Дальше Лерка стонет уже непрерывно, временами вскрикивая довольно громко. В глазах боль смешана с какой-то безуминкой, как тогда, когда она решилась спрыгнуть с тарзанки.

Рудик останавливается, обходит Лерку вокруг и забирает камеру. Однако сейчас он не крепит её на голову, а снимает Лерку, держа камеру в руке. Лерка глубоко и часто дышит.

— Вставай. Залезай на диван.

На экране мелькает Леркина мокрая спина, изображение трясётся. Наконец кадр выравнивается. Лерка лежит на спине раскинув ноги. На этот раз я вижу всё подробно. Рудик, рукой направляет свой член, мимо влагалища моей жене прямиком в анус. Он проникает поразительно легко и сразу берёт темп. Он смещает камеру вперёд. Лерка просто болтается под его движениями. Глаза закрыты, носик сморщен, словно она собирается чихнуть. Губы приоткрыты, она хрипло дышит и иногда постанывает. Неожиданно она хватает себя за грудь, даже на экране видно, как сильно сжимаются пальцы. Она изгибается телом в дугу, опираясь только на плечи, и вскрикивает особенно громко. Рудик ещё ускоряется. Становится видно, что Лерка подрагивает, как в припадке, особенно сильно дрожит живот. Именно на него и кончает Рудик. Он делает это долго, спермы непривычно много. Затем берёт её за руку и растирает её ладонью сперму по животу. Лерка не сопротивляется, она совершенно безвольна и, по-моему, вообще не осознаёт окружающее. Запись прерывается.

Следующая запись очень короткая, видимо, сделана сразу после предыдущей. Лерка ещё голенькая, но уже немного пришла в себя. Она говорит.

— Это было больно. Сначала очень больно, потом меньше, но всё равно больно. Но это классно. Я чувствовала тебя. Чувствовала тебя внутри себя. Это было что-то новое, ещё не изведанное. Это то, что было только с тобой.

Она говорит медленно. Долго подбирает слова. Она пытается понять сама и выразить это наиболее близко от того, что она чувствует.

— Ты не жалеешь, что я сделал это?

— Нееет, — Лерка улыбается.

— В следующий раз боли будет меньше. К тому же ты можешь кончать.

Рудик протягивает руку и небрежно треплет Лерку по щеке. А она хватает его ладонь и с каким то обожанием прижимается к ней губами. Запись прерывается.

Я быстро скопировал все файлы на флешку и убрал ноут. Меня трясло. Это всё было слишком для меня. Ведь я люблю эту девушку. Люблю, но всё увиденное непостижимым образом возбудило меня до болей в паху.

Куколка 2

Куколка 3

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?