Кира дарит своё подчинение

Приближался мой день рождения, и Кира спросила, какой подарок хотелось бы сильнее всего. Я ответил: «Идеальным подарком, который не купить за деньги, было бы, чтобы ты на один день подарила в собственность себя. Мне хотелось бы получить полный контроль над тобой, чтобы я мог решать, что тебе делать, с кем заниматься сексом и как, а ты беспрекословно подчинялась. На случай, если на что-то ты всё-таки окажешься не готова пойти, будет стоп-слово». Это неожиданная просьба: обычно у нас царит полное равноправие и все решения о том, с кем и как будет секс, принимаются совместно. Поэтому она надолго задумалась, но в итоге согласилась.

Начинается день рождения, Кира полностью в моём распоряжении. Ещё до сексуальных действий хочется поиграть в хозяина и прислугу, командуя делать обычные бытовые вещи. Но здесь есть сложность: она такая хорошая хозяюшка, что всё и так делается раньше, чем я мог бы попросить. Я только проснулся, а завтрак уже готов.

Тогда для разнообразия я командую принести его в постель. Но я люблю Киру и не хочу быть наигранно холодным, заставляя стоять навытяжку в ожидании приказов. Поэтому говорю ей принести завтрак не только для меня, а на нас обоих, и мы оба едим его в постели, а в процессе так же непринуждённо общаемся и шутим, как в любое другое утро.

Я помню, что сегодня могу в любой момент без предупреждения начать секс, и подмывает взять и сделать это. Но мой план другой. Во-первых, сегодня я хочу по-царски подарить Киру на час другому мужчине и полюбоваться этим. Во-вторых, я хочу, чтобы мы оба томились в ожидании секса, накапливая желание, и затем взорвались похотью. Я хочу, чтобы уже и мне хотелось трахнуть её, и ей хотелось покорно отдаваться, но я контролировал положение и до вечера останавливал нас обоих от этого. Я хочу побыть хозяином нас обоих.

«Что мне сделать для тебя?», — спрашивает Кира. — «Сделай максимально развратные фотографии своей киски и пришли мне», — отвечаю я и отправляюсь принимать душ, оставляя её в комнате.

Когда я вытираюсь и возвращаюсь, она одета, но в её глазах я вижу хитрый огонёк, а на моём телефоне несколько уведомлений. Я сажусь рядом, открываю сообщения и сразу ощущаю прилив возбуждения. На фотографиях Кира ласкает свою киску пальцами, раздвигает её прямо перед камерой, засовывает пальцы внутрь. Очевидно, что во время съёмки она успела возбудиться, и теперь ей хотелось бы перейти к большему. Она смотрит на мой член, выступающий под штанами, и хочет на него наброситься.

«Хозяин, сделать вам минет?», — спрашивает она. Я говорю: «Можешь пососать несколько минут, но потом я тебя остановлю, кончать мы пока не будем». Жена испытывает сложные ощущения: очень хочет сосать мне, но по опыту понимает, как сложно ей будет останавливаться.

Я говорю: «А вот что делай: смотри, как я буду дарить фото твоей киски». Открываю на каком-то секс-форуме раздел про sexwife, где обсуждают, как любящие жёны занимаются сексом с самыми разными мужчинами. Бегло нахожу там пару мужских аккаунтов, которые пишут грамотно и интересно. Завожу левый аккаунт, пишу каждому в личку «просто захотелось порадовать фотографией моей sexwife» и прикрепляю фотографию с её киской, сделанной совсем недавно. По фотографии жену никто не сможет узнать: киска снята настолько крупно, насколько возможно, в кадр не попадает больше ничего.

Мне кайфово, потому что я вижу, что это очень возбуждающая фотография, и с ней ощущаю себя богачом, который может одаривать. А жена испытывает сложные, но интересные ощущения. В обычное время перед отправкой такой фотографии я обязательно спросил бы её разрешения, а тут даже не посоветовался с ней о том, кому именно отправлять фото. Поэтому она ощущает себя словно рабыней на рынке, которую продают и покупают, не интересуясь её мнением. Но одновременно ощущает, что она — очень ценная рабыня, и я дарю её не потому что мне на неё плевать, а наоборот: потому что это роскошный подарок. И её возбуждает побыть сегодня такой ценной игрушкой в чужих руках.

В это время один из адресатов внезапно отвечает: «Охуенно. А ещё можешь прислать? Я хочу как следует подрочить на твою жену». Я выбираю из фотографий ещё пару и отправляю ему. А Кира, глядя на это, больше не может удерживаться, достаёт мой член и начинает жадно сосать. Она представляет, как в это время где-то в России другой мужчина мастурбирует на откровеннейшие фотографии её киски, потому что я так решил, и её это возбуждает. Она хочет отдаваться и мне, и этому мужчине. Она бы отсосала и ему, если бы он сейчас был рядом.

Через три минуты я говорю «Так, всё», но Кира не слышит и не останавливается, она вся в процессе. Тогда я беру её за волосы и прямо-таки отрываю силой от моего члена. Она вся уже так течёт, что остановиться для неё физически сложно. А я в это время показываю жене новое сообщение в переписке. Мужчина прислал снимок: там его монитор, на котором открыта присланная мной фотография, и весь этот монитор в брызгах спермы. «Спасибо, было охуенно», — пишет он.

По телу Киры пробегает судорога. Только что незнакомый мужчина кончил на её фото — и она ощущает это так, словно это произошло в реале, словно его сперма на всём её теле. Остановиться после такого ещё сложнее. Она всё-таки справляется с собой и не пытается больше ко мне прикоснуться, но ей страшно этого хочется, теперь она живёт в ожидании секса.

Позже я говорю ей надеть сексуальное белое бельё с чулками, и мы едем в хороший почасовой отель. Я не говорю заранее, что там будет происходить, понятно только, что что-то сексуальное. В номере полумрак, ультрафиолетовая подсветка и большая кровать с кожаными приспособлениями для фиксации рук и ног. Я снимаю с Киры одежду, оставляя бельё, и белая ткань призывно светится под ультрафиолетом. Затем кладу её на кровать и надеваю на глаза белую повязку, которая тоже светится. Теперь она не только не знает план, но даже ничего не видит — однако от того, что мы наедине в таком номере, очень возбуждается. Ей хочется наконец-то полностью отдаться сексу.

Я снимаю с Киры трусики и постепенно раздвигаю ноги очень широко. Она предполагает, что сейчас начнётся куннилингус, и вся течёт в предвкушении этого. Я действительно провожу языком по киске — медленно и осторожно, хотя ей уже хочется активно и быстро. Она одновременно кайфует и ждёт большего. А потом внезапно ощущает странные прикосновения к ногам и понимает: я использовал приспособления для фиксации. Теперь она в принципе не может их сдвинуть.

А я вместо того, чтобы продолжать лизать киску, подбираюсь губами к её уху и шепчу: «Я накануне договорился, и сейчас придёт мужчина воспользоваться тобой. Обслужи его как следует, чтобы он отсюда еле уполз, шлюшка моя».

Жена в это время страшно возбуждена, ей очень хочется, чтобы в ней побыстрее оказался член. И когда она понимает, что мой прямо сейчас не достанется и меня не уговорить, желание переключается на того мужчину, который сейчас придёт. Кира понятия не имеет, кто он, и не сможет его увидеть, но уже хочет, чтобы его член заполнил её. Она готова отдаваться абсолютному незнакомцу изо всех сил.

Она понимает, как всё для него будет выглядеть при входе. Первое, что увидит: на кровати голой киской к нему лежит женщина, её ноги широко раздвинуты и закреплены, а из одежды на ней только светящиеся в ультрафиолете чулки и лифчик, сразу привлекающие взгляд. То есть всё прямо кричит «возьми меня, я покорная шлюшка». Это как в чешских видео с привязанными девушками за деревянными перегородками: тело, полностью подготовленное к тому, чтобы его брали.

Мысль об этом возбуждает Киру ещё сильнее, она ощущает себя страшно развратной давалкой, и сегодня ей хочется побыть такой. И когда она слышит скрип двери, берёт и сама раздвигает свою киску пальцами. Ей хочется демонстрировать мужчине, что она не просто привязана тут насильно, а сама хочет отдаться ему у меня на глазах. Хочется показать ему себя всю — при том, что самого мужчину не видно вообще. Кира не знает, понравился ли бы он ей, если бы она увидела его в обычной жизни. Но сейчас это и не важно: она в этот момент не хочет выбирать лучшего, она хочешь поскорее получить член внутри себя.

Кира чувствует, как по её телу проводит незнакомая мужская рука. А затем без прелюдий или разговоров он надевает презерватив и входит в неё. Он не устраивает тут свидание, а активно и резко ебёт, удовлетворяя животный инстинкт. И Кире это полностью подходит, потому что прелюдии для неё уже произошли и хотелось именно активного секса. Она громко стонет, подставляя ему себя, гладит его, ласкает рукой себя, и ей явно хорошо.

А ещё она незримо ощущает моё присутствие. Она не видит меня и не знает, мастурбирую ли я, но абсолютно уверена, что я получаю удовольствие от происходящего. И это усиливает её удовольствие. Ей нравится быть именно моей шлюшкой, нравится отдаваться животному удовольствию по моей команде, нравится развратно дарить себя мужчине, которого даже не видела, но так, чтобы это видел я. Для неё это секс и со мной тоже, хотя мы и не прикасаемся.

И от всего этого вскоре Кира кончает. Она вся трясётся, насколько это позволяют фиксаторы, стонет во весь голос и ощущает абсолютный кайф — в то время как в неё входит абсолютно незнакомый мужчина, которого она знает только по запаху и тактильно. И эта анонимность только усиливает восторг.

Киска становится слишком чувствительной, Кира больше не можешь принимать член туда, но мужчине осталось ещё немного до оргазма. Тогда она вытаскивает его член из себя (руки ведь не зафиксированы), срывает с него презерватив и начинает активно мастурбировать над собой. И тогда, пока у Киры всё ещё затухает её оргазм, мужчина доходит до своего. Она понимает, что сейчас вся будет забрызгана его спермой, и ей это нравится.

А ещё в этот момент она внезапно для себя слышит мой стон — и понимает, что я тоже кончаю. Я мастурбировал, стоя рядом и глядя на обоих. И в итоге она почти одновременно оказывается под обстрелом спермы с двух сторон сразу. Всё тело Киры оказывается забрызгано. И, чувствуя падающие на неё брызги, она непроизвольно трясётся всем телом, переживая ещё одну волну кайфа.

Мужчина собирается и молча уходит (Кира понимает это только по скрипнувшей двери), а мы лежим на кровати, после яркого оргазма не в силах пошевелиться — даже повязку снимать лень. Жена ощущает себя абсолютной шлюхой: лежит голая с закреплёнными разведёнными ногами в сперме двоих мужчин сразу. И ощущает себя абсолютно счастливой. Она смогла сегодня быть идеальной шлюшкой для своего хозяина, и это принесло громадный кайф обоим. Теперь снова можно вернуться к обычной жизни, где никто никому не хозяин и сплошное равноправие.

Я снимаю с неё повязку, и мы долго целуемся, лёжа рядом голые на забрызганной спермой кровати. Ощущаем не только сексуальное удовольствие, но и нахлынувшую любовь друг к другу. День рождения явно удался.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?