Новая земля

Это были смутные времена средневековья. Борьба за власть и лишний клочок земли, сопровождались кровопролитными войнами, смертями родных и близких.

Война – дело не дешевое, поэтому почти обезумевший от власти старый король все больше облагал простой люд непомерными налогами.

Раньше все было не так. Вступивший на престол молодой король всем сердцем желал процветания своему народу. На улицах встречались радостные торговцы, циркачи, простые зеваки. Молодой король любил пройти по узким городским улочкам, и со всех сторон слышал радостные возгласы: «Да здравствует король!».

Однако время шло. Все чаще возле короля стали находиться злые и завистливые люди. Сквозь лживые хвалебные возношения, стали проскальзывать нотки кляуз и подначивание.

Сначала король относился к этому с улыбкой, как к неизбежному злу, однако с годами он становился, все более недоверчив и осторожен. Дошло до того, что король, пребывая во власти неописуемого гнева, жирно смазанного стараниями злых языков, казнил несколько своих бывших соратников. Казалось, уже давно прошла та самая точка не возврата, превратив короля в настоящего деспота и тирана.

По темным коридорам старого замка спешил юный наследник короля. Вернувшись в столицу, он узнал, что бедная королева безнадежно больна.

— Матушка, как вы? – встав на колено, произнес взволнованный наследник.

— Хорошо, ведь в эту минуту со мной мой сын. Ты так похож на своего отца в молодости. Прошу тебя, не становись таким же, как он, когда возмужаешь и вступишь на престол.

После сказанного, королева провалилась в сон, граничащий с комой.

Юный наследник Уильям всего несколько дней, как вернулся в столицу. Пребывая несколько лет в далеких краях, он немного был наслышан о тех ужасах, которые творились в родном королевстве. Однако то, что он увидел собственными глазами, граничило с крахом.

Все чаще из народа слышались всхлипы о свержении короля. С каждым днем, под неимоверными хлыстами кнута, в глазах народа наливалась кровью ненависть к своему монарху и его окружению. Уильям пытался поговорить с отцом, однако тот был непоколебим, как неприступная стена.

Не только среди простого народа росло недовольство. Рыцари, как старой закалки, так и совсем молодые, все больше высказывали недовольство. Нет, их нисколько не пугала война, она только закаляла и выращивала в них настоящих мужчин. Однако нелепые битвы за никчемные пустыри и полуразваленные замки, когда солдат отправляли на верную смерть, не оставляли благородных людей в стороне. Были довольны лишь приближенные придворные, набивающие свои карманы жирным куском с людского побора.

Это решение Уильяму далось нелегко. Он долго взвешивал все «за» и «против». Единственное, что Уильям знал наверняка – король уже не тот папа, который нянчил его в детстве.

Среди рыцарей королевства, быстро нашлись союзники, видя в Уильяме надежду на светлое будущее. Кампания по сбору единомышленников, продвигалась молниеносно. Почти в каждом дворе, в каждом углу, были недовольные королевской властью. Сбор оружия, договоренности, внезапность нападения, все было отлажено практически до совершенства. Почти…

Улицы, как самой столицы, так и близлежайших деревень, были наполнены шпионами. В последний год король был очень насторожен, не скупился на собственную охрану, поэтому на улицы города хлынула эта армия доносчиков.

Когда уже до решающего удара оставалось меньше суток, заговор был раскрыт. Видимо и в стане повстанцев оказались предатели. Либо хорошо организованные шпионы смогли внедриться в их ряды.

Гнев короля был неимоверным. – Казнить всех! – гремел он.

Начались массовые аресты населения. Пыткам и казням подверглись даже представители рыцарства и дворянства, поднявшие головы против короля.

Юный принц был своевременно предупрежден о раскрытии заговора. Он сам, а так же добрая тысяча его последователей, смогли уйти от стен королевства на кораблях. Им ни за что бы это не удалось, если бы среди портовых и стражи не было бы сочувствующих и недовольных правлением короля. Большая эскадра вышла в открытое море. И все же со стен послышались выстрелы орудий, потопив один из убегающих кораблей.

Да, была возможность обстрелять городские стены из всех орудий. Однако от этого могли пострадать простые люди, поэтому Уильям отдал приказ, следовать на запад.

Несколько дней корабли провели в открытом море. По замыслу Уильяма, они должны были обогнуть Европу и пристать в южных странах. Однако в последнее время помыслам юного принца было не суждено сбыться.

В один из дней плавания, на море разыгрался сильный шторм. Корабли бросало как перышки, а огромные волны порой смывали незадачливых моряков за борт. Два дня буря не оставляла беглецов. Когда же она затихла, сил практически ни у кого не оставалось.

На смену шторму, пришел туман. Белой пеленой он лег на синюю гладь воды. Казалось, в десяти метрах уже ничего не видно. Лишь сигнальные факела не давали кораблям разойтись в этом белом облаке тумана.

Беглецы уже практически потеряли надежду. Курс давно был сбит, продовольствия катастрофически не хватало. Лишь Уильям и благородные рыцари подбадривали простолюдин. Хотя, самому Уильяму казалось, что они погибли в этих бескрайних водных просторах, скрываемые белым одеялом тумана.

Лишь на третье утро, туман стал рассеиваться. А когда от впередсмотрящего флагманского корабля раздалось душераздирающе восторженный крик: «Земля! Земля!», все повыскакивали на борт. Один из первых выбежал и Уильям. В подзорную трубу он увидел цветущий берег, покрытый кромкой белоснежного песочка. Однако это оказалось не материковая земля, а огромный остров.

Корабли были пришвартованы, а спущенные на воду шлюпки перевезли первую партию разведчиков. Верные принцу рыцари взяли на себя отважную роль первыми вступить на берег и убедиться в отсутствии угрозы для простых жителей, среди которых были и женщины, и дети.

Разведывательная экспедиция, которую возглавлял сам принц, вернулась только через сутки. Оказалось, что остров безлюдный, по крайней мере, та часть, которая была разведана. При этом на острове было в изобилии питьевой воды, всевозможных фруктов и разнообразной живности.

Люди с кораблей с радостью переправлялись на берег. Им казалось, что после долгих лет мучений, после тяжелейшего переезда, они попали в Эдем.

Как только уцелевшие, после раскрытого мятежа и страшной бури, вдоволь насытились вкуснейшими плодами, как только была утолена жажда холодной ключевой водой, Уильям стал держать слово.

— Друзья мои, я подверг вас мукам и страданиям. Многие из ваших родственников, друзей и близких, были казнены тираном, многие погибли в страшном шторме. Но сейчас, мне кажется, мы все обрели новый дом. Однако, чтоб не уподобиться тем обезьянам, что в изобилии лазят по деревьям на этом острове, нам следует выбрать вожака. Прошу вас, подумайте хорошо, кто из этих благородных мужей, — принц указал на смелых рыцарей: — Сможет стать новым лидером.

Сначала тихо, но потом все громче и громче раздавались крики: — Уильям! Уильям! – даже сами рыцари стали выкрикивать имя принца.

— Так посему и быть! – ответил растроганный принц.

Вода, плоды, добыча – были прекрасными «союзниками» беглецов, однако человеку нужна крыша над головой. При строительстве все были равны. Сам Уильям с задором махал топором, разбирая густую рощу деревьев на пиломатериал. Дома, один за одним, как грибы, стали вырастать на побережье. Цивилизованная жизнь возвращалась в жизни поселенцев. Только в этой жизни не было ни гнета, ни тирана, ни поборов.

Остров оказался намного больше, чем изначально представлялся. Кроме того, он был богат залежами камня, железа, золота. Уже через несколько лет упорных трудов, вместо прибрежной деревушки, был образован целый городок, по замощенным улицам которого бегала беззаботная детвора.

Конечно, появление богатого золотом, железом, драгоценными камнями и пушниной океанского городка, не могло оставаться долго незамеченным для торговых путей. Корабли торговцев с разных концов света поспешили в это райское место для обоюдно выгодных сделок.

За купцами потянулись ученые, мастера, прочий полезный люд. Были и простые переселенцы, увеличивая население городка.

Поселение все росло, став лакомым кусочком не только для торговцев. И если простую прибрежную деревушку могли запросто защитить рыцари, то для обороны города от любителей легкой наживы, было принято решение о строительстве крепостных стен. Залежи камня были поистине неисчерпаемы, позволяя кроме высоких стен, соорудить и оборонительные башни. Так же было принято решение об обучении местного населения умению защищаться. Казалось, люди были счастливы в новом городе, поэтому каждую разумную инициативу встречали на ура.

Прошло уже десять лет, как перепуганные беглецы вступили на этот гостеприимный берег. Уильям давно возмужал, восседая в тронном зале. Была построена система государственности, учреждены институты общественных отношений. Люди, видя проходящего короля, со всех сторон кричали: «Да здравствует король Уильям!». Лишь одна грустная мысль не давала покоя: он до сих пор не нашел свою королеву.

Нет, в новом островном государстве не было тех строгих рамок о сословиях, не было и крепостных крестьян. Практически все рыцари давно переженились на простолюдинках, сменив латы и меч на простую рубашку и мотыгу. Да почти каждая красавица была готова пойти под венец с красивым королем. Только вот сам король не мог выбрать ту единственную.

Все чаще в последнее время Уильям проводил время в трактире за кружечкой вкуснейшего эля, в окружении развратных девиц, которые в последние годы заполонили островное государство. Если раньше им приходилось делить грязную постель с вонючими проходимцами, раздобывшими лишний пятак, сейчас же они были и ухожены, и милы, получая куда большие барыши с клиентов.

И все же они оставались простыми шлюхами, чьими услугами сам король очень часто пользовался. В нескольких из трактиров у Уильяма даже были собственные комнаты, куда вход простым постояльцам был заказан.

Были у короля и свои любимицы среди представительниц древнейшей профессии. Пышногрудая красотка с пшеничными волосами — Хейла, и восточная утонченная темненькая красавица — Бахира. Они были очень разные, но одинаково сладостно могли доставлять Уильяму неземное удовольствие. Иногда король брал их по очереди, иногда – обеих сразу.

Уильям обожал возлежать на просторной кровати, пока полные губки Хейлы порхали по его члену. Все это происходило на фоне изумительного танца живота несравненной Бахиры. Затем король предпочитал ставить их раком, сношая девиц по очереди. Девицы издавали сладостные стоны, закатывали от удовольствия глаза. Впрочем, подобные стоны доносились и из-за стенок соседних комнат.

За труды, Уильям щедро награждал девиц. Глаза жриц любви в такие минуты вспыхивали от восторга. Порой они получали за ночь столько, сколько не могли заработать на прежнем месте и за полгода, обслуживая всякий сброд.

И все же для короля это было лишь минутное наслаждение. Все больше он приходил к выводу, что жизнь его превращается в обычную королевскую рутину.

Одним солнечным утром, к острову подошло очередное торговое судно. Рота гвардейцев уже выстроилась, встречать гостей. Солдаты выполняли скорее превентивную меру, не давая проникнуть в город, разбойникам и прочему лихому люду. Еще одним из золотых правил, установленных Уильямом, был запрет на вход в город с любым оружием.

На берег вышел капитан и владелец судна. Их радушно встретил дежурный по пристани. В этот момент Уильям прогуливался по городской стене. Он любил по утрам такие прогулки. Всё, вглядываясь вдаль, король пытался высмотреть что-то невидимое и невиданное. Возможно, подсознательно он скучал по родным краям.

Если раньше каждый визит гостей приносил радость королю, то сейчас почти каждый день, наполненные трюмами суда, подходили к пристани островного королевства.

Король уже хотел продолжить свой путь, однако краем глаза зацепился за выходящую с судна девушку. Было довольно далеко, поэтому четко черты лица рассмотреть было практически невозможно. Однако в её образе читалась какая-то утонченность. Прямая осанка и шикарное платье, заинтересовали короля.

Через посыльного, король передал, что приглашает в обеденный зал владельца судна, капитана и милую леди. Посыльный пулей проскакал к дежурному пристани, передав волю короля.

Спустя каких-то полчаса, все сидели за богатым столом, который просто ломился от деликатесов, привезенных с разных уголков мира.

Торговец рассказывал о чудных восточных странах, о дорогих товарах, рассказывал, что давно мечтал посетить островное государство.

Уильям слушал его в пол уха. Уже много раз он слышал такие истории, а склады королевства были давно забиты специями, роскошным щелком и прочим дорогим товаром. Единственное, что его на самом деле интересовало: Что такая красавица делает среди моряков посреди водной стихии.

Вблизи девушка оказалась ещё прекраснее. Роскошные рыжие волосы были сплетены в тугую косу, а светлое личико словно излучало теплое солнышко. На вид девушке было не более двадцати. Но чувство такта, умение держаться, просто поражали короля.

— Извините меня за бестактность, но что делает столь прекрасная леди среди моряков? – подняв бокал с дорогим вином, спросил Уильям.

— Это моя доченька – Берта. Старый герцог Генри, против воли девушки, вознамерился взять её в жены. Я очень люблю свою дочь, поэтому не желаю ей зла. Темной ночью я усадил её на свое судно, и мы отчалили в путь по торговым путям. Только вот сейчас лежит нам путь домой. Я очень боюсь за дочку и возможную месть со стороны старого герцога.

— Ну что же, у меня есть к вам предложение, — начал король: — Ваша дочь может остаться здесь. К ней будут относиться с королевскими почестями. Её обучением займутся лучшие мудрецы, хореографы и музыканты, Берта ни в чем не будет нуждаться.

От этих слов девушка слегка поперхнулась, а торговец с удивлением взглянул на короля.

— Я не смею перечить вашей воле, а предложение по истине королевское. Однако осмелюсь попросить Ваше величество, дать право выбора самой Берте.

— Что же, логичная просьба. Я предлагаю погостить вас и вашу дочь в нашем королевстве, а после пусть сама Берта сделает выбор, — подытожил король. На том они и порешили. Сама же Берта ни проронила ни слова. В её глазах читался легкий страх. Однако этот страх был скорее от неизвестности.

Уильям был неотразим. Он старался показать самые роскошные уголки своего королевства. Если средневековая Европа, утопала в грязи и нечистотах, а над каждым крепостным «Жаком» нависала плеть, островной город пестрил красками и свежестью. Раз в неделю специальные рабочие омывали улицы чистой водой. Вокруг были радостные веселые люди. Да и факт отсутствия крепостных, очень удивил девушку. Поразила Берту и роскошная королевская библиотека, которую Уильям собирал все эти годы. Да и сам Уильям выражал светлость, надежность, крепкое плечо.

Когда оставался последний вечер, Уильям подошел к Берте, которая любовалась закатом солнца с высокого балкона замка. За эту неделю они так привыкли друг к другу, что могли общаться практически без королевских почестей.

Берта смотрела на Уильяма влюбленными глазами. Нет, её не прельщала богатая казна, в противном случае она осталась бы со старым герцогом. Девушка влюбилась в него по-настоящему. Да и сам король испытывал аналогичные чувства.

Когда король подошел совсем близко и взял девушку за руку, она не убрала утонченную ладонь.

— Да, Уильям, я согласна.

Уильям смотрел с обожанием.

Торговцу пришлось остаться ещё на неделю, так как полным ходом шла подготовка к свадьбе – любимая доченька выходила замуж за короля.

Сама Берта была вне себя от радости, когда молодые стояли перед пастором, а тот спрашивал о вечной любви у молодоженов.

Когда же священнослужитель обратился к девушке, её щеки залил легкий румянец. Берта повернулась к возлюбленному, посмотрела в его ясные глаза и нежно произнесла – Да!

Казалось, в тот вечер гуляла вся страна, вино, пиво, эль – просто текли рекой. Казалось, они могли омыть все улицы города.

Когда же торжества подходили к концу, Уильям подхватил на руки юную королеву и направился в опочивальню. В этот момент скупая мужская слеза торговца скатилась по щеке – ему было и радостно и горько от происходящего.

Когда гости остались позади, Уильям, продолжая на руках удерживать свою прекрасную королеву, впился в её губы страстным поцелуем. Этот поцелуй был первым в жизни Берты. Сначала смущаясь, но потом с нежностью, она стала отвечать. Они так практически и дошли до спальни, даря друг другу поцелуи, а нежные пальчики королевы врывались в шевелюру волос избранника.

Аккуратно положив любимую на ложе, Уильям долго возился с узелками и завязками платья королевы. Прежний его опыт общения состоял только из девиц легкого поведения, которым можно было просто задрать подол платья. Берта помогла ему, потянув за нужные завязки.

Прекрасное белоснежное тело открылось взору короля, а холмики упругой девичьей груди так и манили возбужденными розовыми сосочками. Уильям припал к ним губами, пытаясь вкусить всю нежность и аромат юной невесты.

Лишь когда упругая плоть стала проникать между ножек королевы, та немного заплакала. Нотками боли отозвалось расставание с невинностью, которую она хранила для своего избранника.

Потихоньку, Уильям продолжал входить в любимое тело. Нет, безусловно, Хейла и Бахира были намного искуснее в вопросах доставления настоящего наслаждения мужчины. Берта же стояла лишь на первой ступени в познании этой науки. Однако это совершенно не волновало короля. В те минуты он обладал любимой женщиной, и запах её юного тела был лучше, чем аромат самой прекрасной розы.

Когда Берта проснулась, Уильяма уже не было. Зато, словно по звонку, в опочивальню зашла служанка с тазом теплой воды и новым платьем. Пока девушка умывалась, служанка с умилением собрала простынь, на которой отчетливо были видны красные следы расставания с девственностью…

Годы шли, королевство все росло, а по улицам толпами бегали беззаботные детишки. Теперь уже город, с деревушками, распаханными пашнями и разработанными родниками, занимал весь периметр острова. Только вот сами рабочие, получая приличные гонорары за свою работу, давно и с лихвой заработав на безбедную старость, бросали рабочие места, попусту прожигая свою жизнь в разврате, пьянках и пороке. Даже увеличившееся в разы количество шлюх всегда имело хороший заработок, а пашни и рудники постепенно приходили в убыток.

Кроме того, как не пытался обезопасить свое государство Уильям, в него ринулся поток мошенников и разбойников. Если же раньше незначительные разборки среди горожан и сельчан оканчивались разбитыми носами и гематомами, то сейчас были уже не редки случаи ножевых ранений и смертельных исходов.

Чтоб как-то наладить порядок в городе, король создавал все новые и новые роты гвардейцев. И если раньше солдаты выполняли в основном функцию пограничников, встречая прибывшие корабли и суда, то сейчас на них уже была возложена обязанность поддержания порядка. И все же рост преступности неуклонно рост.

Да и в личной жизни у Уильяма образовался затор. Всегда милая и нежная Берта уже не радовала короля. Возможно, у него разыгрался гнев на городские беспорядки и нежелание людей работать. Поэтому он не мог отдавать должной ласки своей избраннице.

Зато король щедро одаривал лаской местных шлюх. На смену надоевшим Хейле и Бахиры, приходили новые Клары и Беатрисы, а на смену им – Луизы и Авы.

Порой король не понимал, когда прошла та точка не возврата. На смену старым добрым рыцарям, которые составляли костяк его советников, пришли бумагоеды и подхалимы. Когда же Уильяму надоедал этот пустой треп и подхалимство, он, волевым решением, направлял на улицы города очередные роты гвардейцев для усмирения недовольных горожан.

Однажды вечером Берта пыталась успокоить своего короля. Она прекрасно понимала, где порой тот проводит ночи, однако всячески старалась поднять его настрой, уведя от угрюмого образа.

Посмотрев на свою королеву, на её ясные очи, ощутив её нежность, король понял, что лишь она одна сможет вернуть того прежнего Уильма.

А в городе пошла молва о возможных массовых беспорядках. Последний год, недовольный волнением в государстве, король завел штат шпионов, поэтому получал всегда самые свежие новости.

Когда же напряжение среди недовольных в городе достигло предела, Уильям направил самых верных гвардейцев. При этом основной удар наносился не по всем, а лишь по эпицентрам волнений. Так, в ходе карательных мер, были выявлены и двое из приближенных ко двору чинуш.

На городскую площадь было согнано почти две тысячи мятежников. Это был тот самый сброд и лихие люди, которых так гостеприимно встретил остров.

Посреди площади стояла висельница. Те двое чинуш и еще десяток из главных заговорщиков, были прилюдно казнены через повешание. Ещё долго дергались на веревках казненные, вселяя ужас в сердца зевак.

«Ты так похож на своего отца в молодости. Прошу тебя, не становись таким же, как он, когда возмужаешь и вступишь на престол» — вспомнил слова умирающей матери король.

Уильям распорядился снарядить флот и вывезти мятежников да ближайшей земли. А так же строго наказал, что если кто-то из них еще раз покажется на острове, будет придан самой жестокой каре. Так же было сослано и львиная доля местных шлюх, дабы более не развращать местных жителей.

Вернувшись к жене, Уильям поцеловал её.

— Берточка, любимая моя, давай начнем все сначала – и наведение порядка и нашу жизнь. Я тебя люблю!…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?