Задница всегда зеленее

Меня зовут Салли. Всю среднюю школу и колледж мне приходилось терпеть оскорбления типа «пока у меня есть бумажный пакет». Выбор мальчиков, а затем и мужчин, крайне ограничен, если вы не красивы и не раздвигаете ноги, чтобы компенсировать это.

У меня очень сексуальное тело, стройное и подтянутое, с сиськами среднего размера. Но дело в том, что мои глаза, нос и рот не совсем соответствуют стандарту. У меня тело моей матери, а лицо — лесоруба, моего отца. Я люблю своего папу, но квадратный лоб, большой нос и большие уши смотрятся на нем лучше, чем на мне. Макияж может сделать не так уж много. Увы, это то, что есть.

Как говорила мне мама: «Потерпи, для каждой найдется кто-нибудь».

Невозможно стать невосприимчивым к оскорблениям, но иногда другие люди вас удивляют. Я зашла в одну пиццерию, чтобы забрать свой заказ, и услышала, как среди игроков в софтбол кто-то сказал, что ему понадобятся два бумажных пакета. Один — для нее, а другой — для него, на случай, если ее упадет!

Много смеха и поднятых больших пальцев, пока я ждала, чтобы оплатить свой заказ. Мимо прошел гигант ростом свыше двух метров и сказал:

— Не обращай на них внимания, милашка.

Он встал возле их столика, повернулся к ним задом и громко пукнул. Когда они приготовились устроить скандал, он угрожающе уставился на них, и они передумали.

— Полагаю, вы, мальчики, должны извиниться перед маленькой леди.

Один из них крикнул: «Извините», но ледяной взгляд гиганта заставил другого подойти ко мне.

— Мы с ребятами, наверное, слишком много выпили. Извините за ехидные комментарии. Позвольте мне заплатить за ваш заказ, — и потянулся к бумажнику.

— Спасибо, это очень мило.

— У тебя приятная улыбка, я — Шон.

Я почувствовала что краснею, и едва сумела произнести:

— Еще раз спасибо. Я — Салли.

— Могу я узнать твой номер телефона?

Ну, были у меня сомнения, что Шон когда-нибудь позвонит мне, но я ошиблась.

Шон не был тогда и не является сейчас социально квалифицированным специалистом, и его внешность определенно не помогла бы ему добиться свиданий.

***

После того как мы нашли друг друга, у нас был год ухаживаний, а затем мы поженились. У Шона есть способ заставить меня чувствовать себя особенной.

После одного из наших свиданий мы отправились к Шону. Я медленно раздевала его, целуя все, особенно его член. Я проводила время, целуя и посасывая то тут, то там. Когда его член начинал размягчаться, я сосала его до тех пор, пока он снова не становился твердым, как камень. Я мучила его около часа, прежде чем он наполнил мой рот своей липкой слизью. Я не сглотнула, но он был так благодарен, что вряд ли заметил это.

Затем Шон лакал мою киску, как собака миску с водой, около десяти минут, прежде чем я предложила ему трахнуть меня. Он совершенно не знал, как доставить женщине оральное удовольствие.

У него потрясающая выносливость, после того как он выбрасывает свой первый заряд, поэтому я начинаю вращать тазом и сжимать свою киску до оргазма. Это — справедливый компромисс.

Шон — архитектор в небольшой фирме. Он работает там с тех пор, как мы поженились. Люди в этой фирме не очень любят светские сборища. В настоящее время я работаю в компании по проверкам права собственности на недвижимость. Я сменила несколько мест работы, но здесь я уже пять лет, с тех пор как наши дети начали водить машину. Я — не та конфетка для глаз, которую хотят видеть перед собой, поэтому не работаю с клиентами.

У нас есть два мальчика, оба умные, и мы с гордостью отправили их в колледж. У нас никогда не было возможности накопить на пенсию. Если это — не проблемы с машиной, то обучение или ремонт дома. Мы живем пусть не от зарплаты до зарплаты, но почти.

По соседству у нас имеется очень веселая группа пар. Там пять пар, все примерно нашего возраста. Мы называем себя бандой. У всех пар, кроме одной, дети уже живут отдельно, и только у одной из них есть ребенок, который еще не учится в колледже. Мы делимся нашими испытаниями и невзгодами в течение последних десяти лет. Раньше пар было шесть, но у одной оказались семейные проблемы, они развелись, продали недвижимость и уехали.

Несмотря на то, что Шон никогда не имел успеха в свиданиях, став старше и успешнее на работе, он начал воображать себя «дамским угодником». Мои подруги и дамы из банды просто закатывают глаза, когда он извергает какую-нибудь высокомерную чушь.

Неизвестно по какой причине Шон ездит на пикапе с ручным переключением передач. Я думаю, он полагает, что это делает его похожим на мачо. Я выросла на ручной передаче, так что, у меня нет проблем одолжить его грузовик, когда он мне нужен.

Летом я работаю по гибкому графику. Десять часов с понедельника по четверг и — три дня выходных. Я использую свою пятницу, чтобы сделать работы по хозяйству. Завтра мы устраиваем в банде праздничный ужин. Где-то в доме у меня есть очень красивая кружевная скатерть, от моей бабушки. Она хранится в цилиндрическом тубусе. Начались поиски.

Тщательно проверив шкафы в прихожей, и обнаружив, что они пусты, я перешла к шкафам в спальне. В углу шкафа Шона находился потерянный тубус. Я вытаскивала его из его беспорядка, когда опрокинула коробку с туфлями Шона. Он не носил их уже много лет. Наверное, с тех пор как лет шесть назад мы были на похоронах его дяди. Коробка опрокинулась, и туфли вывалились наружу. Вытащив тубус, я подняла коробку и туфли, и была удивлена, нет, скорее шокирована, обнаружив внутри одной из туфель несколько фотографий обнаженной дамы. Я была бы польщена, если бы это были мои фотографии, но это не так.

Я сидела на кровати и боролась со своими эмоциями. Мой гнев помог сдержать слезы. Как определить возраст фотографии? Она не была моделью с подиума, но подозреваю, что парня возбуждает любая обнаженная леди. Она — не молода, но моложе меня. Я начала вспоминать прошлое, пытаясь установить какой-либо признак того, кто и когда. Я решила сделать копию фотографии, лучше всего демонстрирующей ее лицо. Я обрезала копию так, что это было просто фото лица.

Я пыталась исключить соседей, начав заниматься физическими упражнениями, каждый вечер несколько раз прогуливаясь по кварталу. Там мне не повезло, но я продолжала делать зарядку. Это также давало мне время обдумать свои дальнейшие шаги. Я начинала верить, что, вероятно, следующей лучшей областью для изучения будет его работа. Я забегала туда под каким-нибудь случайным предлогом, может быть, пообедать, чтобы просто посмотреть на тех, кто в офисе. Никто не соответствовал фотографии. Я испытывала смешанные чувства. Я хотела найти ее, и не могла.

Наша интимная жизнь была в значительной степени неизменной. Мы занимались любовью в субботу или воскресенье, а потом еще раз в середине недели. Не так уж много происходило такого, что могло бы шокировать соседей.

Когда я и впрямь хочу чего-то особенного, то могу использовать свои минеты как рычаг давления на Шона. Даже после всех этих лет его выносливости достаточно, чтобы я испытывала сильные оргазмы. Мне очень нравится кончать в позе наездницы или даже в позе обратной наездницы.

Шон же любит трахать меня по-собачьи, но я заставляю его лизать мою киску, а не лакать ее, как собака, пока у меня, по крайней мере, не начинает покалывать. Он никогда не мог довести меня до оргазма своим языком.

***

Я уже почти прекратила поиски обнаженной женщины, когда меня потряс следующий удар. Шон как раз стоял на другом конце двора среди собравшихся вокруг бассейна Джима, и орал, глядя в телевизор, где показывали какой-то бейсбольный матч. Все были в купальниках. Пиво лилось рекой.

В моей машине перестало работать спутниковое радио. Повисев долгое время в режиме ожидания, а затем поговорив в течение нескольких минут с кем-то из службы поддержки клиентов на ломаном английском языке, мы обнаружили, что у кредитной карты в профайле есть проблема с датой истечения срока действия. Это был профайл Шона. Я нашла его брюки и вытащила бумажник. Разрешив проблему с обслуживанием клиентов, я повесила трубку. При нажатии на бумажник Шона, тот издал забавный шуршащий звук. Я махнула бумажником как веером и не увидела ничего, что могло бы его объяснить. Я проверила еще раз. Ага, шуршащий звук раздавался прямо из середины. Я нашла в бумажнике кармашек на молнии, и, открыв его, обнаружила, что шуршит пакетик с презервативом.

Поскольку я была на таблетках, нам не нужны были презервативы. Я знаю, что я — не красавица, но также знаю, что я неглупа. И вот я снова сижу на кровати, борясь с эмоциями. И снова мой гнев помог осушить слезы. У меня была вспышка злости или озарения, в зависимости от точки зрения.

Мое хобби — ремесла и изготовление открыток — обеспечило наличие у меня нескольких красок и чернил. Я нашла пузырек с красивыми изумрудно-зелеными перманентными чернилами. Чтобы намечать границы и писать на своих самодельных карточках я пользуюсь шприц-ручкой с крошечной иглой. Цилиндр ручки можно заполнить любым цветом, который нужен. После каждого использования я всегда опорожняю и очищаю ручку.

Не желая пачкать руки, я надела латексные перчатки. Всего лишь крошечная капля этого вещества оставляет пятно на руках на пару недель. Я положила презерватив на верстак. Используя шприц, я попыталась извлечь смазку, но ничего не получилось. Я смешала большое количество изумрудно-зеленых чернил с тем небольшим количеством смазки, что смогла извлечь, затем заново наполнила пакетик. Я покатала пакетик, тщательно перемешивая содержимое. С помощью всего лишь капельки клея и моего горячего клеевого пистолета я запечатала крошечный прокол, сделанный рядом с надрывом «открой здесь». Я написала ручкой на упаковке презерватива крошечными буквами: «Не использовать». Ну вот, его предупредили.

Я осторожно собрала бумажник Шона. Шону не будет о чем беспокоиться, если он останется верным мужем.

Незнание того, с кем и когда трахается Шон, делало ожидание очень мучительным. Я не хотела, чтобы соседи узнали что-нибудь. Что там говорит старый военный моряк? «Болтун — находка для шпиона».

Мне требовалось поговорить с кем-нибудь об этом, поэтому я позвонила своей сестре, живущей в нескольких штатах отсюда. Я решила довериться ей. Она действительно меня подбодрила. Она подумала, что это — самая безопасная вещь, которую я могла сделать. Все, что требовалось от него, — это быть верным. Нет ошибки, нет вреда.

У нас с Шоном очень предсказуемое существование. Он возвращается домой около шести, а вскоре за ним следую я. Иногда мы встречаемся в ресторане, перед тем как идти домой, иногда выходим в город, после того как я прихожу домой. А в пятницу вечером мы всегда ходим куда-нибудь поесть.

Я начинала думать, что все, с кем бы это ни было, могло быть давным-давно, и Шон забыл о презервативе. Если знать, что неосторожность была в прошлом, это — иной вид боли, не такой жгучий. Моя наивность была разбита несколькими пятницами после того, как я подкрасила презерватив.

***

— Раздевайся, выключи свет, ты же знаешь, как я стесняюсь своего веса. Мне не следовало позволять тебе делать эти снимки. Достань презерватив. Мы с мужем пытаемся забеременеть, и мне не нужны никакие маленькие Шоны.

— Готово! Свет не горит.

— Дай мне пакет с презервативом, я надену его на тебя.

— Мне нравится, когда ты это делаешь.

— Господи, на этот раз эта штука и впрямь смазана. Что это за бренд?

— Думаю, тот же, что и раньше.

— Фу, какой ужасный вкус, надевай его сам. Поторопись, мне нужно забрать детей.

— Мне нравятся твои сиськи и эта милая маленькая попка. Поцелуй меня.

— Мммммм, я готова, отдай его мне!

***

Шон позвонил около трех часов дня и сказал, что задержится допоздна. Затем около шести часов вечера он позвонил и сказал, что хочет позаниматься в спортзале.

Я отправила сестре сообщение: «Кажется, у нас есть бегун».

Я должна была чувствовать себя раздавленной, но так гордилась собой. Я включила свет на крыльце, а также закрыла дверь на щеколду. Шону придется попросить меня впустить его в дом. Почти наверняка он поймет, что это я испортила его презерватив. Я не знала, будет ли Шон жесток.

Много лет назад мы перестроили наш гараж на две машины, превратив его в спальни, и соорудили навес на подъездной дорожке, паркуя наши машины на открытом воздухе. Я ждала и смотрела в окно. Между нашим домом и соседним подъехала и припарковалась машина. Никто не выходил. Я была слегка обеспокоена, так как эта машина не двигалась больше часа. Наконец, около восьми вечера, на подъездную дорожку въехал Шон. Его плечи были поникшие, когда он шаркал ко входной двери. Я увидела на его лице зеленые пятна, его губы казались зеленоватыми, а ладони были очень красивого зеленого цвета.

Не успел он дойти до крыльца, как из припаркованной машины выскочил мужчина и побежал навстречу Шону.

— Ты, сукин сын, трахаешь мою жену! — кричал он, все время опустошая баллончик с перцовым газом.

Как только Шон отвлекся, протереть глаза, парень нанес ему жестокий удар в живот. Шон рухнул на землю, хватая ртом воздух. Мужчина начал возиться с поясом Шона. Оттолкнув руки Шона, он сумел стянуть с него штаны и нижнее белье.

— Попробуй сейчас отрицать это, придурок, — затем со всей силы наступил на член и яйца Шона, на его изумрудно-зеленый член и яйца.

Я могу честно заявить, что никогда не слышала такого громкого крика и с таким разнообразием изменений высоты. Собаки по соседству, все лающие, наверное, поджали хвосты. Когда Шон скрючился и схватился за пах, мужчина ударил его прямо между глаз. Шон неподвижно откинулся назад. Еще пара ударов в пах, без всякого ответа, затем мужчина вернулся к своей машине и умчался.

Говоря о конфликте. Может, вызвать «скорую»? Облить его холодной водой, чтобы привести в чувство? Вскипятить воду и вылить на него? Или просто выключить наружное освещение. Не нужно давать повод соседям, чтобы они увидели этого маленького марсианина. Я выключила свет.

Минут через двадцать раздался звонок в дверь.

Я тяжело прислонилась к стене.

— Мне нужна помощь… Мне очень жаль, Салли. Я сделал нечто ужасное… Можно мне войти?

— Не сегодня, Шон, — и закрыла дверь.

Я слышал, как он кричит:

— Я не могу так вести машину. Мне необходимо к врачу.

Ну, мне не хотелось, чтобы вмешались соседи, поэтому я вышла за дверь и сказала:

— Давай свои ключи и садись в кузов грузовика, ты не поедешь со мной впереди.

Шон изо всех сил пытался забраться в кузов грузовика, поэтому я крикнула:

— ДВИГАЙСЯ. У меня нет целой ночи!

Я отвезла его в отделение неотложной помощи, налетая колесом на каждую выпуклость на дороге, которую могла найти. Я старалась переключать передачи так резко, как только могла. Его стошнило на себя, очень сильно. Когда он пытался вылезти из грузовика, я нажала на сцепление, и он упал. Опять эти первобытные крики. Теперь он — с людьми, которые могут о нем позаботиться, поэтому я поехала домой.

У Шона на связке много ключей. Я положила ключи в его любимую коробку из-под обуви.

Около пол-одиннадцатого вечера мне позвонила Джилл, одна из членов банды. Она — медсестра отделения неотложной помощи в больнице. Она была в эйфории и хотела знать, что я делаю и как. Она сказала, что Шон потеряет одно яичко, а другое сильно повреждено. Теперь, чтобы поднять своего маленького лепрекона, ему понадобится терапия тестостероном. Поскольку у него также было сотрясение мозга, они собирались оставить его на ночь.

Джилл сказала, что около полчетвертого вечера в отделение неотложной помощи пришла женщина с зелеными руками, губами и языком. У дамы также были зеленые пятна и мазки в промежности, животе, бедрах, заднице и сиськах. Она искала что-нибудь, чтобы удалить чернила. Отправленная в путь со словами «единственное, что, кажется, вам поможет — это время», дама ушла в слезах.

Мы с Джилл предположили, что она надевала на Шона презерватив, сделала ему небольшой минет, после чего вытерла руки о живот, а затем коснулась лица и шеи Шона. Шон же, должно быть, играл с ее сиськами, и трахая, держал ее за бедра.

— Джилл, я не думаю, что на следующей вечеринке вскладчину мы будем как пара.

Она рассмеялась:

— Ты так думаешь? Да иди ты, девочка.

Я позвонила сестре, и мы хихикали как школьницы. Я знаю, что позже у меня будут приступы слез и депрессия из-за потери моего брака, но сегодня я чувствовала себя потрясающе.

У меня нет никаких угрызений совести. В понедельник я навещу адвоката по разводам. Я больше не собираюсь проводить много времени в этом доме. Из него ушло нечто хорошее. Завтра, в День Святого Патрика, с традицией носить что-то зеленое, он будет готов выйти.

В субботу днем я ходила по магазинам, когда Шон прислал сообщение: «Мне нужны мои ключи».

Я ответила: «У тебя не должно быть проблем с их поиском».

Я нашла себе идеальную зеленую рубашку с ирландской тематикой: «За меня, за тебя, за любовь и радость. Я буду верна тебе так же долго, как и ты, но ни минутой позже».

Я купила ее, пошла в дамскую уборную и переоделась. Я планирую носить ее так часто, как только смогу.

Кто знает, что ждет меня в будущем. Возможно, я недостаточно хороша, чтобы выйти замуж еще раз, но не останусь замужем за тем, кто нуждается или хочет другую. Повзрослев, я поняла, что уверенная в себе и умная женщина может заполучить мужчину, независимо от того, как выглядит сама. Я буду в полном порядке, так как сегодня моя уверенность заоблачная.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?