Вечер пятницы (часть третья)

Мы поднялись на подвесной этаж, где размещались кабинеты, обращенные одной прозрачной стеной в общий зал. Убранство кабинета напоминало интерьер комнаты восточного дворца. Вдоль глухой стены располагалась тахта, состоявшая из укрытого покрывалом топчана и закрепленных на стене подушек. На топчане и на полу, устланном ковром, разбросаны цветастые подушки. В центре комнаты был установлен гладко отполированный шест. В углу располагался низкий столик, рядом с которым стоял кувшин с водой, накрытый чистым полотенцем, а рядом на полу небольшой фарфоровый тазик и странный табурет. Стекло стены-витрины, выходившей в общий зал, было зеркальным. Через него было видно все, происходящее в ресторане, но кабинет оставался невидимым снаружи.

— Милое местечко! – с улыбкой отметила ты, когда гарсон закрыл за нами дверь, пообещав, что здесь нас никто не побеспокоит.

Я не дал тебе продолжить и обнял, закрыв твой рот поцелуем. Ты ответила с такой страстью, что от этого поцелуя вполне можно было кончить. Ты жадно ловила мои губы, отдавала свои, широко открывала рот, позволяя моему языку глубоко в него проникать. Наши руки на ощупь расстегивали пуговицы и защелки одежды. Твой сарафан упал на ковер от одного движения моих рук, сбросивших тонкие лямки с твоих плеч. Ты стояла обнаженная в моих объятиях, прижимаясь твердыми сосками к моей груди. Моя рубаха лежала рядом с твоим сарафаном, а твои ловкие пальчики уже расстегнули брюки и гладили освобожденный из плена напряженный член.

За ласками мы и не услышали как открылась дверь и в комнату вошла девушка в восточном наряде. Не обращая на нас внимания она прошла к столику и поставила на него чашки с ароматным кофе. Только этот аромат заставил нас оторваться друг от друга. Увидев девушку мы оба издали возглас удивления. Но она нисколько не удивилась и, сделав успокаивающий жест руками, предложила нам отведать кофе. На девушке был надет восточный наряд из прозрачной ткани под которой отчетливо была видна неприкрытая грудь с яркими окружностями сосков, а на бедрах тонкой ниточкой, почти не скрывающей пушок волос, красовались трусики-стринги. Еще мы увидели, что она принесла что-то упакованное в большие пакеты, в которые обычно упаковывают чистое белье в прачечных.

— Позвольте мне помочь вам освежиться и одеться, — с улыбкой сказала девушка.

Тон ее голоса был таким нежным, что мы даже и не подумали возмутиться столь бесцеремонным вторжением. Автоматически мы бросились поднимать с пола и натягивать на себя одежду.

— Не надо, — она мягко остановила наши попытки одеться, — присядьте на табурет и я освежу вас.

— Как это? – ты недоуменно подняла брови.

— Сядьте на табурет. Он стерилен. Не бойтесь и дайте мне выполнить мои обязанности. А вы, — обращаясь ко мне – пока пейте кофе.

Ты присела на пластмассовый табурет особой формы. Девушка ловко приставила к табурету таз и плавно раздвинула твои бедра так, что твоя промежность оказалась открытой. Ты удивленно продолжала следить за действиями девушки, сосредоточенно занимавшейся своим делом, совершенно не обращая внимания на то, что рядом стоит голый мужчина с торчащим от возбуждения членом.

Тем временем девушка достала из пакетика кусок чистой фланелевой ткани и, поливая из кувшина, нежными движениями начала мыть твое лоно. Вода легко стекала в тазик. По твоему виду было понятно, что процедура тебе нравится. После того, как лоно было вымыто, девушка накрыла его полотенцем, достала еще кусок материи и, смочив его водой стала протирать твое тело, а затем побрызгала на тело из какого-то флакона и стала энергичными движениями втирать этот эликсир в твою кожу. По всей комнате распространился пряный аромат, еще более возбудивший сексуальный аппетит.

Когда эта процедура была завершена, девушка достала из одного из бумажных пакетов абсолютно прозрачный наряд, похожий на тот, что был надет на ней самой. Полоски тонкой газовой ткани, скрепленные тонкой резинкой укрывали тело, оставляя его доступным для глаз и прикосновений. Одежда была оригинальной и в то же время очень эротичной. По твоему лицу было заметно, что все это омовение с переодеванием тебе понравилось.

Теперь девушка пригласила меня. Увлеченный созерцанием всего происходящего, мой член ни на минуту не утратил своей стойкости. Когда я опустился на табурет перед девушкой, она лишь на секунду с улыбкой взглянула на мое лицо, а затем с усердием, достойным рачительной домохозяйки, принялась отмывать фланелькой торчащего монстра. Вся процедура с омовением и натиранием повторилась, но из пакета девушка достала простой халат из тонкой ткани вишневого цвета.

Во время этой процедуры ты, не отрывая глаз, следила за движениями рук девушки, особенно когда та натирала благовонием мое тело: спину и грудь, живот, бедра и ягодицы, как нежно касалась паха и возбужденного члена. Мне и самому это действие показалось ритуалом, предшествующим какому-то важному событию.

Девушка собрала пакеты, мокрые вещи, прихватила чашу и кувшин с остатками воды и тихо вышла за дверь, оставив нас на диване с чашками кофе. В своем прозрачном наряде ты выглядела очень соблазнительно: полоски ткани позволяли свободно прикоснуться к любой части твоего тела, создавая одновременно иллюзию одежды. Я любовался тобой в предвкушении новой волны ласк и бурного секса. Ты же не торопилась отдаться, как говорила мне за столиком. Видимо омовение немного остудило накал твоей страсти. Это было кстати, потому что в таком напряжении ты быстро достигаешь оргазма, а потом ощущаешь недолюбленность и мучаешься этим.

В зале зазвучала музыка и ты подошла вплотную к стеклу посмотреть на происходящее внизу. На подиум вышла первая танцовщица в отороченном пухом красном пеньюаре. Что-то похожее на этот наряд мы только что приобрели в бутике.

— Посмотри, на ней почти такой же прикид, как и тот, что купили мне.

— Мне больше нравится твой… тот, что купили и тот, что на тебе сейчас.

— На мне что-то надето?! — ты лукаво спросила, повернув ко мне голову, — А ты уверен, что нас не видно из зала?

— Да. Ты же видела, что здесь зеркальное стекло: мы видим, а нас нет!

— Странно, но пара юношей за вон тем столиком, — ты ткнула пальчиком в стекло, как будто я мог что-либо увидеть, — почему-то то и дело посматривают точно в мою сторону.

— Где же они? — я подошел и обнял тебя сзади.

— Вон за тем столиком у колонны.

— Тебе кажется. Хотя я бы разглядел тебя даже через непрозрачное стекло. Вот так я соскучился и хочу тебя нестерпимо уже почти три часа.

Мои ладони уже гладили твои бедра, и они раскачивались в такт доносившейся из зала музыки. Легкие полоски ткани не мешали движению рук, позволяя проникать в самые укромные уголки. Мой шелковый халат от таких танцевальных движений легко упал на пол, а член уперся в твои ягодицы. Ты даже вздрогнула от такой смены прохлады шелка на горячую плоть.

— Они все-таки смотрят прямо сюда… — с легким придыханием сказала ты и повернула свои губы для поцелуя. Видимо тебе уже было все равно, на кого смотрят эти юноши, и даже хотелось, чтобы объектом их внимания была ты.

Я впился в твои губы, развернул к себе и раскрыв руки как крылья прислонил спиной к стеклу витрины. Ты сначала вздрогнула от холодного прикосновения, но не оборвала поцелуй. Твои бедра по-прежнему легко покачивались в такт музыке стриптиза и слегка раздвигались, уступая натиску моего члена. Он все тверже и тверже упирался в твою промежность, ища заветную норку. Твоя промежность увлажнилась то ли от своей, то ли от моей влаги. Соски заметно набухли и терлись о мою грудь, язык ловил мои губы, рот широко открывался, как будто это был не рот, а другое отверстие, которое истосковалось в ожидании «крепкого гостя». Все это еще больше возбуждало меня. В какой-то момент твои бедра разошлись в стороны, пропустив мой член к самому входу. Сразу почувствовал, что влага просто струилась из тебя по внутренней стороне бедер. У входа во влагалище было горячо и томно.

Сил сдерживаться больше не было. Но так хотелось еще немного продлить это состояние. В таком вожделении ты бывала редко, да и я тоже. Корона моего члена уже терлась о губы и клитор, вызывая у тебя сладкие вздохи. В определенные моменты ты даже прерывала поцелуй, чтобы освободить этот вздох страсти. Наконец не выдержав, ты слегка изогнула тело, позволив члену проникнуть в твое влажное лоно. Как только головка вошла в заветную щель, я остановил его движение. Еще рано… Руки сами расцепились и сжали тела в объятиях. Мои ладони скользнули по твоим ягодицам и буквально впились в них пальцами. Ты сладко застонала, потому что любила этот момент, когда пальцы как бы разрывают твою промежность для более глубокого проникновения члена. Один палец я ввел тебе в анус, а язык еще глубже просунул в твой ротик. Это создавало легкую иллюзию группового акта, когда женщина ублажает сразу трех мужчин. Движения твоих бедер приобрели характерную амплитуду для удобного проникновения в анус и влагалище, а ротик начал быстро посасывать мой язык.

Все это продолжалось некоторое время. В какой-то момент ты резко отстранилась и с глубоким страстным вздохом повернулась ко мне задом, приглашая войти в тебя в самой естественной животной позе.

Ты оперлась руками о стену и повернула ко мне голову. Я опять раздвинул руками твои ягодицы и достаточно сильно вдвинул член в твою промежность. Ты даже слегка застонала, но было понятно, что не от боли, а от неожиданного напора. В такой позе ты стонала почти непрерывно. Но для меня такая позиция грозила быстрым «концом»: твое влагалище настолько плотно облегало член, что радость оргазма настигла бы меня очень скоро. К моей радости ты тоже почувствовала приближение оргазма и со стоном распрямилась, выпустив из сладкого плена мой хуй. Не дав ему опомниться, ты опустилась на колени и буквально впилась в него губами, словно хотела выпить всю накопившуюся в нем сперму. Ощущение было настолько прекрасным, что я чуть было не кончил. Но ты нежно сдавила головку зубами, и эта легкая боль отдалила оргазм.

Я поднял со лба волосы и наслаждался видом твоего лица, движениями губ… Это восхитительное зрелище, когда любимая женщина ртом ласкает твой член. Особенно возбуждают не сами физические ощущения, а именно вид этого лица, когда глаза слегка приоткрыты и смотрят на тебя, голова ритмично покачивается, а ротик впускает и выпускает твою плоть, когда пальчики нежно сжимают мошонку и основание члена. В такой момент женщина полностью открыта перед тобой, а сам акт – акт высочайшего интимного доверия двух людей. У меня это порождает встречное желание ласкать твой клитор. Это желание во мне всегда, но в такие моменты оно неукротимо.

Вот и сейчас я не смог долго терпеть и, мягко освободившись от твоих ласк, без слов попросил тебя сесть на край дивана и широко расставить ноги, чтобы мой язык без препятствий нашел твою горошину. Ты села, но специально сжала ноги, чтобы я руками широко развел их. Ты любишь этот мой жест повелителя, а я с удовольствием прибегаю к нему. Как красива твоя пизда! Это настоящий раскрытый цветок с изящно вывернутыми лепестками внутренних губ. За ними, как за легкими одеждами, что были на тебе, прячется заветное лоно и маленький твердый бугорок клитора.

Омовение, которое мы приняли перед актом, сделало аромат лона еще более возбуждающим и сладким. Я со страстным поцелуем приник к этому «э-ротику». После того, как твое влагалище уже испытало проникновение, влага возбуждения просто заливала мой язык. Это всегда приятно. Ты энергично задвигала бедрами навстречу языку и губам. Ты буквально ударяла лобком, чтобы еще плотнее прижать клитор к моему рту. Если бы я целовал тебя в клитор в начале акта, это надо было бы делать нежно и неспешно, но сейчас возбуждение половых органов было настолько высоким, что оба мы уже с нетерпением ждали оргазма.

— Пойдем на тахту… — едва слышно сказала ты.

Мы быстро перебрались на стоявшую рядом лежанку, под покрывалом укрытую нежно розовым бельем. Ты сразу легла на спину и высоко подняла и расставила в стороны ноги. Это было приглашение для глубокого входа в тебя. Ты хотела этого страстно, как истосковавшаяся по ласке женщина, как опьяненная эротическим зельем гетера, как самка-львица одурманенная запахом семени самца. Я нежным ударом глубоко вошел во влагалище, достав, кажется, до самой крайней стенки. Я буквально ощутил прикосновение чего-то мягкого к головке члена. Ты тихо охнула, но не стала отталкивать меня, а наоборот руками прижала мои бедра еще плотнее к промежности и начала плавно шевелить ягодицами. От этого член почувствовал все внутренние стеночки матки, а может и более глубокие места. При этом ты все плотнее и крепче прижималась клитором к основанию члена.

После нескольких таких движений ты вдруг быстро задышала и в один момент начала бормотать что-то бессвязное, перемежаемое тихими вскриками. Это был твой оргазм. Это краткое состояние потери сознания. Ты улетела!

Твои ноги ослабли и вытянулись, языком ты облизывала губы, не в силах говорить или двигаться. Я тоже был близок к этому полету, но не мог отказать себе в удовольствии насладиться твоим видом в этом состоянии. Сейчас ты лежала тихая и безвольная с легкой улыбкой на губах. Это состояние «маленькой смерти» или короткого счастья. Несколькими быстрыми движениями внутри тебя я довел член до высшей точки напряжения и когда он начал сокращаться в первых конвульсиях оргазма, выдернул и кончил на твой живот.

Теперь мы лежали рядом не в силах говорить или двигаться!

Я не помню, сколько времени мы пролежали в этой комнате. Казалось, что время остановилось или мы находились где-то далеко от земли. Я не чувствовал тела, не ощущал пространства вокруг. Только ты была со мной и в чувствах и ощущениях. Лицо еще пылало от испытанного оргазма, тело было горячим и не подчинялось голове. Бедро, зажатое твоими ногами, было влажным от соков, исторгнутых влагалищем. Ты ровно дышала, и я ощущал это дыхание легкой прохладой на своей груди. Не хотелось, да и невозможно было пошевелиться.

Тем не менее, постепенно сознание возвращалось. Я вдруг понял, что не чувствую левой руки, на которой лежала твоя голова.

— Значит мы уже долго находимся в таком положении, — подумал я.

Я попытался медленно освободить руку, но ты почувствовала и по детски ткнулась своим носиком мне под ухо. Ты всегда так делаешь в минуты особой нежности.

— Который час?

— Я сам не знаю, часы где-то там с одеждой…

— Сколько мы так пролежали с тобой?

— Похоже, что около получаса.

— Мне хорошо с тобой! Люблю тебя…

— Ты самая прекрасная из женщин! Я тебя тоже люблю.

Я смотрел на твое лицо. Это еще одно наслаждение для меня! Нет ничего красивее женского лица после испытанного ею оргазма!

— Нам пора… поехали домой…

Чувствовалось, что сказанное тобой ни в малой доле не соответствовало твоему желанию. Ты хотела оставаться здесь, в этом номере со мной и желала близости.

Твои красные и припухшие от поцелуев губы возбуждали меня. Я снова, как пылкий неутомимый юноша, впился поцелуем в них. Губы были мягкими и податливыми. Ощутив это, я стал целовать тебя нежно, проникая языком в рот, поочередно лаская то верхнюю, то нижнюю губы. Поцелуй был долгим и влажным. Ты не открывала глаз и, казалось, была не в силах сопротивляться. Ты повиновалась моим движениям. Я снова повернул тебя на спину и, держа за запястья, развел в стороны руки. В такой позе ты выглядела абсолютно беззащитной, что возбуждало меня еще больше. Я коленом развел твои бедра и слегка надавил на еще влажную от извергнутой ранее спермы промежность. Ты глубоко вздохнула от этого прикосновения. Бедра невольно сами стали раздвигаться в стороны, призывая меня войти в тебя.

— Ты чувствуешь его поцелуй?- прошептал я, когда член коснулся влажного лобка.

— Да-а-а… Не торопись только…

Головка члена плавно скользила между твоих половых губ, раздвигая их у самого входа во влагалище и затем, поднимаясь выше, касалась клитора. Твое дыхание участилось и было ясно, что эти прикосновения доставляют тебе удовольствие. Член становился все тверже и тверже. Казалось, что от напряжения он выгибается дугой. От прилива крови головка увеличилась в размерах и обрела особую чувствительность.

Я уже не мог просто скользить членом вдоль твоих губ. Хотелось погрузиться в лоно глубоко, чтобы стенки влагалища обняли мое естество. В благодарность за это я вошел бы в тебя нежно и глубоко, а затем плавными круговыми движениями стал бы ублажать головкой твою матку. Ты любишь эти прикосновения и сама совершаешь движения мне навстречу, чтобы плотнее прижаться клитором. Сдерживаться больше не было сил, и я вошел в тебя…

— У-м-м…, — ты тихо застонала и широко развела бедра, давая мне больше свободы для проникновения.

Член легко погрузился во влажное и горячее от страсти влагалище. Когда он проник до самого края, волна сладкой судороги прошла вдоль всего позвоночника. Я невольно отпустил твои запястья и всем телом лег на тебя. Руки прошли под спиной и сжали тебя с бесконтрольной силой. Ты снова тихо застонала и лобком плотно прижалась к твердому основанию члена.

Начался совершенно удивительный танец страсти. Под воздействием непередаваемых ощущений наши бедра совершали поистине ритуальные движения соития двух влюбленных. Совершенно непроизвольно, подчиняясь только зову плоти, я водил внутри тебя членом из стороны в сторону, в то время, как ты двигала бедрами вверх и вниз, прижимая клитор к самому основанию хуя.

В таком положении мы овладевали друг другом еще некоторое время. В определенный момент я стал ощущать приближение оргазма. Твое влажное и горячее влагалище так ласкало мой жезл, что более терпеть не было сил. В этот же момент твое дыхание участилось, руками ты с силой прижимала к себе мое тело, буквально впившись пальцами в ягодицы. От этой «акупунктуры» сперма просто бурлила в семенниках, в любую секунду готовая вырваться наружу.

Я быстро выдернул член из сладкого плена. Не дав тебе опомниться, я поцелуем впился в твою промежность, губами сжав клитор. Язык быстрыми движениями ласкал розовую горошину. Ладонями я еще шире раздвигал твои бедра, пока вся промежность не открылась настолько широко, что мои пальцы свободно вошли во влагалище и анус. По твоему дыханию я понял, что тебе это нравится. Твои бедра еще интенсивнее задвигались в такт движениям моих рук. Двумя пальцами я нежно шевелил во влагалище, а безымянным медленно двигал в анусе. Незанятым у тебя оставалось только одно отверстие – рот. Стараясь не прерывать акт, я переместил свое тело так, что мой член оказался напротив твоего лица. Ты поняла мое намерение и страстно захватила губами головку члена.

Теперь моя женщина наслаждалась сексом во всей полноте!

Чем интенсивнее я ласкал твой клитор и вагину, тем ощутимее были твои ласки. Губами ты плотно сжимала головку, языком теребила уздечку, а иногда зубками слегка прикусывала шейку. Все это доставляло нестерпимо сладкое удовольствие. Твой рот был ласковым и теплым. Открыв глаза, ты могла близко видеть член и мошонку. Такая поза и близость мужчины порождала в тебе ощущение сладкого и приятного насилия. Создавалось впечатление, что одного мужчину ласкаешь ты, в то время, как еще двое проникли в твое влагалище и анус, а четвертый нежно ласкает твой клитор. В какой-то момент ты выпустила мой член и издала глубокий сладкий стон. Это был тот самый миг, за который я готов отдать многое в этой жизни. Это был твой оргазм!

Твои бедра резко стиснули мою голову, давая понять, что дальнейшие ласки могут только помешать наслаждению.

Еще несколько секунд по твоему телу прокатывались волны сексуального тока, а когда тело немного успокоилось, ты сама прижалась ко мне и вновь широко развела в стороны бедра, приглашая меня вновь войти в горячее лоно. Я ждал этого момента. Как мужчине, мне доставляло огромное наслаждение брать тебя со всей страстью, в диком темпе, фактически насилуя плоть. В этот момент ты лежала совершенно неподвижно и только частое дыхание и тихие стоны выдавали твое участие в этой финальной стадии соития.

Мой член как поршень быстро двигался в вагине, мошонка билась об анус. От таких движений кровать прогибалась и поднималась вместе с тобой, что создавало дополнительное движение твоих бедер навстречу мне.

Это продолжалось недолго. Сперма уже подошла к основанию члена и готова была извергнуться. Короткая пауза… На секунду я сдержал бешеный темп и снова резкими движениями на всю длину вогнал член в тебя. Сперма горячей струей хлынула в глубину влагалища, устремляясь в матку, заполняя все ее пространство.

Как будто ток пробежал вдоль позвоночника, заставив сократиться все мышцы спины. Со стоном наслаждения я замер на тебе…

Время проходило где-то рядом, не касаясь нас. В изнеможении мы пролежали в объятиях друг друга, может несколько минут, может часов.

К действительности нас вернул робкий стук в дверь. Я, не одеваясь, подошел к двери.

— Кто там?

— Простите за беспокойство, — из-за двери прозвучал приглушенный мужской голос, — вам просили передать шампанское и фрукты.

— Кто просил?

— Группа молодых людей с 7 столика.

— Секунду, — я схватил со спинки кресла полотенце и быстро повязал вокруг бедер.

В открытую дверь вошел гарсон, вкативший тележку с фруктами и бутылкой шампанского в ведерке со льдом. Открывая дверь, я не посмотрел в твою сторону и только сейчас, перехватив взгляд официанта, увидел, что ты лежала совершенно голая, разметавшись на кровати, бесстыдно демонстрируя все самое интимное. Ты спала! Тебя не смог разбудить даже этот разговор и шум. Я подошел к кровати и укрыл твое тело пледом. Ты сладко чмокнула губками и повернулась на бок.

Гарсон тем временем расположил все на столике и спросил, не надо ли открыть шампанское.

— Нет не надо пока. Лучше покажите этих мужчин.

Он подошел к стеклу и показал на группу молодых людей за столиком у самой сцены. Это они так пристально поглядывали в твою сторону, когда мы еще были в зале. Поразило меня то, что они приветственно помахали руками, глядя в нашем направлении.

— Что, разве стекло прозрачное? – спросил я.

— Нет, оно зеркальное, но силуэты людей видны, если в номере зажжен свет.

Представь себе, что вся прелюдия нашего с тобой соития и первые ласки у самого окна были видны всем сидящим в зале!

Официант вышел, перед дверью торопливо взглянув на тебя.

Ты продолжала безмятежно спать.

— Проснись, любима-а-я-а…

— Мне хорошо, — тихо протянула ты и, не открывая глаз, обняла меня.

— Нам подарили шампанское!

— По какому поводу?

— За наш публичный секс.

— За что, за что? – Ты проснулась окончательно и села на топчане.

— Понимаешь, те ребята, на которых ты обратила внимание в зале, видимо получили удовольствие, наблюдая наш с тобой секс. Вот и прислали в знак благодарности фрукты и бутылочку.

— Как они могли видеть?

— Театр теней! Наши контуры были видны в зале, когда мы начинали ну… там у окна…

У тебя было странное выражение лица, отражавшее одновременно удивление и некую радость от того, что пусть таким способом, но ты удовлетворила вожделенное любопытство двух молодых самцов за крайним столиком.

— Надеюсь, мы хорошо выступили, раз удостоились такой награды. Откупоривай! Будем праздновать!

Выпив по бокалу прохладного напитка и приведя себя в порядок, мы спустились в зал. При нашем появлении мужчины за седьмым столиком встали и картинно зааплодировали, разглядывая тебя. Перед ними проходила женщина, в движениях которой была усталость утомленной сексом самки. Все твое тело исторгало интимный аромат, а в глазах мелькали шальные огоньки.

Вечер пятницы плавно перетекал в утро субботы…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?