Особое обучение. Глава 8

Я был слишком обескуражен своим оргазмом что бы должным образом возмутится, как смеет Корнелиус спрашивать меня о таком. И вместо внятного ответа, судорожно поправляя складки своих брюк, я выдавил из себя.

— Никогда не задумывался о том, чтобы поставить себя на место рабыни, — мой взгляд скользил по столу, и остановился на Корнелиусе, я прекрасно знал, что мой оргазм не мог остаться незамеченным, и пытался отыскать реакцию на лице моего визави. Но его лицо оставалось непроницаемым, должно быть он деликатно делает вид, что ничего не заметил, дабы не ставить меня в неловкое положение, — Рабыня не выполнила условия обучения, верно?

— Верно, она должна была следовать инструкциям, и не ставить свое удовольствие выше указаний.

— Что же теперь?

— Ну, она должна получить должное воздействие, чтобы в следующий раз, хорошенько вспомнить сегодняшний урок, когда захочет кончить вопреки заданию.

Чуть повернувшись к смотровой витрине, я взглянул на рабыню лежащую на полу и дрожащую, ее подергивающиеся ноги говорили мне что девушка еще не отошла от длительного оргазма. Затем она слегка вздрогнула и начала неуклюже поворачиваться лицом к экрану, отяжелевшее от оргазма тело не поддавалось. Заплаканное лицо отражало бесконечное раскаяние о содеянном, соленые дорожки на ее щечках еще не успели высохнуть и размазались о предательски затвердевший пол, мягкость его испарилась вместе с довольством ее хозяев. Затем она начала выпячивать свою задницу вверх, но так, что бы не коснутся коленями пола и не оторвать грудь, держа стойку на одних лишь груди и тупнях. Руки закованные в наручники едва шевелились лежа на спине, ослабевшие от бесполезной борьбы, они не могли помочь в принятии позы. Как только цепь натянулась до отказа, девушка остановилась, располагая ноги поудобнее.

Чуть левее ее провинившегося тела, опустилась потолочная грави-платформа и выпустила из себя дрона, я заметил что конструкция его была специально оборудована под использование хлыста. Имея форму сферы, я видел что по середине дрона шел желоб, в котором и находилось тело кнута. Диаметром он был чуть менее метра, но я был уверен что скорость раскручивания кнута была приличной, ведь машина не дрогнет во время замаха. В отличие от человека.

Переместив взгляд на рабыню, я обнаружил что та плакала не стесняясь, но не пыталась произносить слова, похоже что она смирилась с тем, что никак не может остановить готовящуюся экзекуцию. Подлетев ближе, дрон изогнулся по диагонали нацеливая жало хлыста аккурат по нежным булочкам девушки. Тут рабыня яростно закивала, должно быть вопрос который был задан, стал последней каплей, истерика подступала к ней, после нескольких эмоциональных ответов, и кивков, произошел внезапный первый удар. Дрон не двинулся с места, но хлыст находящийся в проточенной канавке хлестко ударил рабыню, оставляя алый след. Вернулся на место, как будто ничего не произошло, яростное сопротивление рабыни остановилось при втором ударе. Аппетитная попка замерла на месте, до этого активно пытаясь найти позу в которой удар будет наименее ощутим. Но Дрон и не думал останавливаться. По активной жестикуляции губ я понял что девушка скрупулезно считает удары. Закончив с одной стороной, дрон плавно переместился на вторую, к еще не высеченной второй булочке. Его удары были невероятно точны, десять кровоточащих полос красовались друг от друга на идеально ровном расстоянии, вызывая странное восхищение геометрически рассчитанной порке. Вот уж не думал что восхищусь работой бездушной машины.

Проделав еще десять ударов, дрон занял позицию прямо перед девушкой. Пытаясь встать, рабыня не переставала лить слезы, еще бы, отхватить по десять ударов, сокровенные местам должно быть очень болели. Встав на корточки, и широко разведя колени в сторону, она жутко боялась продолжения, но ослушаться не смела. С невероятной точность удары посыпались по бедрам, рот девушки не закрывался, ее лицо стало как у обиженного ребенка, у которого забрали ценную игрушку, дрожащая губка, и слезки в клазах, черт возьми, мне нравился ее беспомощный вид. Анальный замочек и наручники совершенно лишили девушку всякой возможности для сопротивления, и ей приходилось лишь отсчитывать удары, «семь», «восемь», «девять», ее уже трясло как тряпичную куклу, поднимаясь на носочках вверх и вниз, ее трясущиеся грудки вызывали стойкое желание отхлестать и их, «десять». Упав на пол в безмолвном крике, стиснув зубы она извивалась как будто от освобождения зависела ее жизнь. Закончив экзекуцию, дрон подцепил манипулятором лежащий на полу диск и с легкостью его отцепил, став удаляться от рабыни на верх, он вытягивал анальный замок находящийся на цепи из ее отхлестаной задницы. В конце концов, ему это удалось и отлетев ко все еще опущенной грави-платформе, уложил цепь с диском и замком прямо на нее. Поочередно подлетев к каждой из стен комнаты, дрон выронил по углам ключи, всего четыре штуки.

Дрон благополучно удалился и оставил рабыню в одиночестве, с нее сняли анальный замочек, и она испытывала явное наслаждение от его отсутствия, судя по ее не особо бурной реакции, хозяева решили не травмировать объект обучения, и милостиво закрыли «лепестки» перед изъятием.

Отдышавшись, рабыня заняла позицию ровно в центре, услужливо подсвеченная точка в полу, была для нее ориентиром. Внимательно читая очередное послание на мониторе, она виновата кивала, всем своим видом показывая что такого больше не повторится, после длинной прозвучавшей финальной фразы, девушка встала. Болезненно морщась, еще бы, ее отхлестанная задница и внутренняя сторона бедер, с пятью кровоточащими линиями на каждом, не давали ей безнаказанно передвигаться, каждое ее движение, я убежден, отзывалось болью. Капельки крови несмело появлялись то тут, то там, я отметил что никаких жизненно важных органов при наказании задето не было, дрон все сделал максимально аккуратно.

— Итак, теперь рабыня должна освободить себя?, — Уже придя в себя, я незаметно отдышался, да и плотность брюк из Марсианской такни не давала моему конфузу явно обнаружить себя. Я готов был продолжить увлекательный разговор, — Вот так просто?

— Да, разумеется, — Оживился Корнелиус, — если она сможет освободить себя этими ключами, то сможет отдохнуть. Только вот сделать это будет ну очень непросто.

— Я использовал подобные наручники, открыть их самостоятельно практически невозможно.

— Дорогой Алан, причина не в этом. Нужного ключа попросту нет. Мы сами освободим ее через несколько часов бесплотных попыток, с рассеченной задницей и бедрами, это болезненное время даст глупышке осознать, что соблюди она все правила задания, то не попала бы в такую ситуацию.

Последним что я увидел, перед тем как смотровая витрина стала вновь непрозрачной, было неловкое ковыляние девушки к одному из ключей, да уж, ближайшие несколько часов пройдут для нее чрезвычайно увлекательно.

— Алан, я предлагаю вам сделать перерыв в нашей экскурсии, мы уже довольно давно ходим и осматриваем достопримечательности, но ведь всему должна бать мера, — Корнелиус как будто прочитал мои мысли, я действительно утомился, и не мешало бы принять душ.

— Думаю вы правы.

— В таком случае позвольте вас проводить. Ваши апартаменты готовы.

Поднявшись из за стола, мы отправились к лифту. Неспешной походкой, вызывающей легкий дискомфорт из за недавней ситуации, мы удалялись от чудного зрелища. Мне действительно хотелось отдохнуть и обдумать увиденное на станции. Мысли о том что Корнелиус мог умышленно подстроить всю эту ситуацию немного тревожили, но я рассматривал их пускание пыли в глаза. Пытаясь не накалять атмосферу, я расспрашивал Корнелиуса о двух этапах которые еще оставались для меня загадкой.

— Алан, второй и четвертый этапы являются закреплениями первого и третьего., — Корнелиус уже подошел к лифту и пропускал меня вперед., — Вы могли видеть часть дрессировки по пути сюда, запряженные девушки проходили как раз второй этап. Им еще не разрешено находится не связанными, но вполне допускается обслуживать таких господ как мы. Рабыни же в моем кабинете проходили четвертый этап обучения, когда разрешен тесный контакт с людьми, и мы полностью убедились в том, что их поведение соответствует необходимому минимуму.

— А как вы определяете, что рабыня достаточно выдрессирована?

— У нас есть специальные экзамены…, — Не вдаваясь в подробности сказал Корнелиус, я не стал настаивать, считая что небольшой «секрет фирмы» имеет место быть.

Лифт неспешно тянул нас в низ. Выйдя из него, мы попали в богато оформленный коридор, стильные полы, светящиеся по бокам. Двери выполненные из того же Гренадила, удалялись на сколько хватало глаз.

— Должно быть, это ваш этаж для гостей?

— Не совсем, тут живет научный персонал станции, инженеры, доктора и прочие, — Корнелиус отдавал команды на своем манипуляторе, — Ваш номер находится в конце. Думаю вы найдете открывающийся вид из него, довольно привлекательным. Но прежде, до него нужно добраться, я уже вызвал транспорт.

Уже к концу фразы, я увидел привычный для меня дилижанс, спешащий к нам. Запряженные в него девочки бежали грациозно и выглядели свежими. Это были другие рабыни, но внешний вид и физическая подготовка были на том же уровне. Широкий коридор давал возможность разминутся сразу двум таким кареткам. Погрузившись, мы отправились вперед по коридору. Двигались мы довольно долго, пока дорогу нам не преградила массивная гермо-дверь. По пути я видел еще несколько лифтовых кабин, должно быть попасть в разные концы станции можно довольно быстро, разветвленная система коридоров и лифтов, вполне позволяла оперативное перемещение.

Сойдя со скамьи, мы подошли к гермо-двери. Лошадки тем временем, успели грациозно развернутся и ускакать. Корнелиус уже привычным движением открыв дверь, приглашающим жестом пропустил меня вперед. Я попал в небольшой коридор, на одиннадцать дверей. Пять по бокам и одну в самом торце, двери отличались более богатой отделкой и состояли не только из Гренадила но и из еще нескольких пород дерева, которые отлично вписывались в общий стиль, привычные уже мне желтые овалы находились у каждой двери.

Корнелиус уверенным шагом направился к самой дальней двери, которая отличалась особенно. Резными колоннами по бокам и более вычурным стилем отделки. Подойдя к ней, мы остановились.

— Алан, вот ваш ключ-карта, — Протянув мне маленькую покрытую несколькими защитными слоями пластиковую карточку, — Она открывает двери и многие функции внутри комнаты, прошу попробуйте.

Я провел картой по находящемуся рядом блоку с подходящим пазом, и открыл двери. Отворив дверь, мне открылся вид на чудную большую комнату, ее изюминкой было панорамное окно, открывающее вид на звездное небо, мирриады звезд были отлично видны, и открывали завораживающее зрелище. Оторвавшись от созерцания такой красоты, я огляделся более внимательно. В комнату которую мы попали, выходило еще шесть дверей, по три слева и права. Уютный диван, огромный аквариум с экзотическими рыбками и различные шкафы содержащие в себе полагаю мини-бар и прочие нужные принадлежности, кухонная длинная стойка, обширный книжный шкаф со старомодными бумажными книгами, которыми пользовались либо очень состоятельные люди, любо истинные ценители, ведь вырубка леса для книг уже давно была под запретом, и в продаже значительно дешевле было купить планшет-книгу, нежели бумажную. Обстановка мне однозначно нравилась, безусловно я бывал и в более богато-обставленных номерах, но черт возьми я был уверен, эта были одни из лучших апартаментов в окрестностях Плутона.

— Все что вы найдете в этом номере к вашим услугам, ванная, джакузи, тренажерный зал, спальня, рабочий кабинет, и конечно же, — Корнелиус указал на дальнюю правую дверь, — Игровая комната. Если вы не против, после вашего отдыха вам пришлют несколько рабынь, для скрашивания одиночества. Я надеюсь что, после завтра мы сядем за стол переговоров, и наконец узаконим все наши договоренности. А перед такой важной встречей, нужно набраться сил, если вам нужен будет кто-то из экипажа вашего корабля, вы легко сможете связаться с ними через станцию связи в рабочем кабинете, а также вызвать любую обслугу и ужин. Вас обслужат лучшим образом.

— Благодарю Корнелиус, признаюсь, я очень доволен увиденным. Да что уж тут, я поражен. Все увиденное, и номер, располагают к продуктивным переговорам., — Усталость навалилась на меня после долгого дня, глаза уже начинали слипаться, я благодарил Корнелиуса и хотел остаться один., — надеясь на встречу через полтора дня. И на последок, я хотел бы уточнить самую малость, что же рассказал вам про мои увлечения?

— Дорогой Алан, никто. Просто у нас развитое чувство на хороших партнеров., — Конечно он лгал, это было видно невооруженным глазом, этот сукин сын водил меня за нос, готов поспорить что это была Элис, только она была настолько погружена в мои дела, всегда заказывала отели и девушек именно она, всегда принимала меры о секретности тоже она, какие еще варианты оставались. — Что ж Корнелиус, спасибо за отлично проведенный день, мне действительно нужно отдохнуть.

— До встречи через полтора дня, Алан., — Улыбнувшись Корнелиус вышел, и закрыл за собой дверь. Хитрая гадюка. Я был убежден что он скрывает от меня многие факты предстоящей сделки, но я не собирался так просто идти у них на поводу.

Я прошел в душ, обнаружив просторную кабинку. Раздевшись и тщательно вымывшись, усталость навалилась на меня с новой силой. До спальни я доковылял уже шатаясь, в сон меня клонило неимоверно. Перед тем как плюхнутся в мягкую кровать, обитую черным шелком, я думал только об одном, сколько времени уйдет у лучших моих специалистов, механиков и инженеров, на то, что бы скопировать все установленные на мои корабли модификации. Сомневаюсь что «Коугаз» заметят «пропажу» на всего несколько часов… И тогда я буду спать намного крепче, зная что в случае чего, не только у «Коугаз» есть туз в рукаве… План зарождался уже в полусне, нужно отправить зашифрованное сообщение Элис, заодно и проверим ее лояльность, но даже если ее верность не вызовет сомнений, что ж, я уже настроился на смену помощницы…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.