Мыс для четырех (часть 1)

Открывается дверь номера, в него входят мужчина и женщина.

— Господи, наконец-то добрались! — говорит Андрей, затягивая в помещение большой чемодан. — Милая, я его пока здесь поставлю, ладно? Потом разберем чемодан и найдем для него место.

— Ну хоть на проходе не ставь, закинь его за угол, — ответила Инна, заходя в номер с несколькими сумками.

— Хорошо.

Андрей перенес чемодан из маленького коридора дальше в комнату. Поставил его за первым же углом. Расстояние между кроватью оказалось как раз по ширине чемодана.

— Ого! Любимая, подойди сюда.

Инна поставила последнюю сумку, прошла коридорчик и подошла к мужу.

— Что там?

— Смотри, у нас окно в ванную.

— Чтоооо?

Между спальней и ванной комнатой действительно было широкое окно со шторкой.

— Нифига себе!

— Ага, — Андрей приобнял жену и приблизился к ее ушку, — может будешь устраивать мне вечерние представления?

— Та размечтался! Может ты мне что-нибудь устроишь?

— А что, я тоже могу, — он ритмично покачал бедрами, — смотри какой я пластичный.

— О госссссподи, — Инна закатила глаза, развернулась и пошла к сумкам.

— Мааааам, пап, у нас проблема, — в открытом дверном проеме появилась маленькая блондинистая голова их дочки Леры.

— Что там?

— Пошли покажу.

Родители зашли в соседний номер — это номер детей. Такой же коврик в коридорчике, такие же шкафы и тумбочки и…

— Вот! Смотри! У нас одна кровать, да еще и окно в ванную, блин!

— Да, у нас точно такой же номер, — посмеиваясь, сказала Инна.

— Это не смешно! Как мы, блин, будем тут вдвоем?

— Саша, ты же брал билеты, что ты тут наворотил? — грубоватым голосом спросил Андрей своего сына, который сидел на кровати.

— Да ниче я не воротил! Я поставил галочку, чтобы были 2 одноместные кровати, это отель накосячил! — он воткнул взгляд в пол и сидел в закрытой позе со сложенными на груди руками. Его явно взбесила ситуация и он этого не скрывал — А про окно я вообще не знал! Не было в описании номера ничего такого!

— Все-все, что ты раздражительный такой? — дал заднюю Андрей, — Ну накосячил кто-то, идите на ресепшн разберитесь. Уверен, вам заменят кровати или поменяют номер.

— Может ты сходишь? А то детей могут послать.

— Никто не пошлет, мы ж не в колхозе каком-то. Вон, два взрослых лба. Сами могут разобраться. Саш, покажи бронь.

Саша достал смартфон, открыл бронь и показал папе.

— Да, вот галочка “2 одноместных кровати”. Все должны поменять. Шуруйте вниз.

— А окно? Нам его тоже поменяют? — с сарказмом спросила Лера.

— Да, могут стекло вытащить, будет не окно, а дырка в стене. Сходите вниз и узнайте, вам все сделают. Только приехали, блин, вы уже чем-то не довольны! — начал распаляться Андрей, но его прервала жена.

— Так! Не орите мне тут! Дети, сходите попросите другой номер, а мы пойдем вещи разбирать. Идем, Андрюш.

Все вышли из номера. Дети пошли по коридору к лифту, а Инна с Андреем вернулись в свой соседний номер.

— Думаешь, номер поменяют? — закрывая за собой входную дверь, спросила Инна.

— Не думаю, мы урвали два последних номера. Отель забит. А вот кровати должны поменять без проблем. Это их косяк.

— И что, они будут с окном?

— Та оно же со шторкой… а ну зайди туда, а я посмотрю из спальни насколько прозрачное.

Андрей прошел в спальню и лег на кровать, уставившись в окно и ожидая увидеть силуэт жены. Инна зашла в просторную ванную комнату, включила свет и подошла к ванной под окошком.

— Видно что-то?

— Неееет!

— Ты прямо в ванну зашла?

— Нет, рядном стою.

— Зайди.

Инна сняла босоножки, перешагнула бортик одной ногой, а затем второй.

— Зашла, видно что-то?

— Нет, ничего. А ты оттуда что-то видишь?

— Ничего.

— Значит и проблемы никакой нет.

Инна вышла из ванной, прошла к кровати и с силой плюхнулась в нее.

— Оооооооо, как хорошо полежать, — протянула Инна.

— И не говори. Всю жопу отсидел в этой машине. И поясница ноет. Могу я рассчитывать сегодня на массаж? — он погладил жену по груди и затем спустился к животу.

— Нет. Мне массаж нужнее!

— С чего это? Это я всю дорогу вел. Ты даже спала в машине.

— Твои проблемы, — с игривой улыбкой кинула жена и поднялась с кровати.

— Вставай, еще вещи нужно разобрать.

— Ну еще 5 минут.

— Ладно, сама разберу. А с тебя вечером романтический вечер.

— Вечером все, что угодно.

***

Прошло около двадцати минут и в соседнем номере детей послышался шум. Андрей и Инна вышли проверить как дела у детей. Они стояли в коридоре и смотрели в открытую дверь своего номера.

— Как у вас дела? — начал отец.

— Та хорошо, вот рабочие сейчас вытащат кровать и принесут две одноместных. Номер не поменяли, сказали других нет.

— Да! Нету номеров. Мы будем жить с окном в душ! С. Окном. В душ!!! Мам, можно я с тобой буду жить, а Саша с папой, а? — Лера в умоляющем жесте сложила руки и начала немножко подпрыгивать.

— Нет! — твердо ответ Андрей. Он планировал ночевать в отпуске со своей женой, а не с сыном.

— Но почемуууу? — дочка затопала ножками как аленькая.

— По кочану! Нет, говорю!

— Андрюш, — Инна слегка сжала руку мужа и подошла к дочери, — мы уже проверили окно, шторка не просвечивается, она плотная, а значит ничего не видно будет. Давай рабочие разберуться с кроватями и я тебе покажу.

— Ну а вдруг там что-то будет видно?

— Я буду выходить, пока ты в душе, не ной только, — не выдержал Саша.

— Вот, и так можно, поэтому не забивай голову глупостями. Все решаемо. — подытожил Андрей.

— Ну, что. Рабочие закончат и на пляж? — воодушевленно спросила Инна?

— Да!!! — хором ответили дети.

— Отлично, тогда мы пошли собираться, а вы ждите пока кровати поменяют и тоже собирайтесь.

В номере Андрей упал на кровать, а Инна достала свой купальник и шорты-плавки мужа. Она сложила ему вещи, — Одевайся.

— Мне обязательно идти? Я так устал. Может посплю часок и бодрячком?

— На пляже под грибком поспишь, одевайся.

— Хорошо.

Андрей встал, скинул с себя футболку и шорты. Прямо перед ним было зеркало. Он понял, что опять сутулится и выпрямился. Кожа на груди и животе разгладилась и приняла сексуальные формы. Он глубоко вдохнул, чтобы грудная клетка расширилась, и довольно улыбнулся отражению.

Запустил пальцы под резинку трусов по бокам и резко сбросил их на пол. Лежачий член качнулся в воздухе, едва не достав до бритого лобка.

— Какой мужчина, — послышалось сбоку, — ты уже побрился?

— Конечно. Для тебя стараюсь.

Инна подошла к мужу, поднялась слегка на носочки и поцеловала в губы.

— Хвать, — с этим звуком она схватила член в ладошку.

— Воу, это место создано для нежности, а не для хватания.

— Ага. Хвать — схватила она еще раз.

— Может мы перед уходом сделаем что-то?

Андрей обнял жену сзади, крепко прижав ее ягодицы к своему привставшему члену.

— Ты же устал?

— Ну для этого могу силы найти.

— Значит сможешь найти силы, чтобы пойти на пляж. Не мешай, — она отстранилась.

Андрей натянул плавки и вернулся на позицию на кровати. Жена скинула джинсовые шортики и осталась в обычных белых трусах.

— Отвернись!

— Еще чего?

— Ну Андрей, я в некрасивых трусах.

— Так скидывай их быстрее!

Так она и поступила. Чуть ли не сорвала с себя трусы, кинула их в сумку. С вызовом посмотрела через плечо на мужа и немножко повиляла бедрами.

— Моя красавица! — сказал с улыбкой и игриво приподняв одну бровь.

— Дурачок. — также игриво ответила Инна.

Она надела низ купальника. Это белые трусики с небольшим черным пояском-резинкой. Сзади ткань плотно облепила аппетитные половинки попы.

Затем Инна сняла футболку вместе с лифчиком.

— Ну-ка покрутись.

— А больше тебе ничего не сделать?

Она не стала лишний раз показывать мужу своих красавиц, но за верхом купальника нагнулась, прогнув спинку. Порадовала хоть так.

Руки зашли за худую спину и застегнули застежку купальника. Это был белый лифчик с черной резинкой снизу. Теперь она повернулась. Белая ткань облепила грудь. Материал оказалось не плотным, из-за чего видны были очертания сосков.

— Я вижу твои соски.

— Молодец. Наблюдательный.

— Нет, я имею в виду, что и другие их увидят.

— Да, это пляж называется. Идем покажу. Там все в купальниках ходят. Ты удивишься.

— Не, я понял. Просто не было ткани плотнее? Чтобы они не выделялись?

— Третьяков! Не неси чушь! Вот сумка, вставай понесешь ее.

Они вышли в коридор в котором уже стоял Саша.

— Готов уже?

— Я — да. Лера еще переодевается.

— Я уже закончила, сейчас иду, — послышалось из-за двери.

Дверь через секунду открылась, впустив солнечный свет в коридор. Лера вприпрыжку выскочила в коридор. На худом тельце был цветастый купальник на завязочках.

Отец несколько секунд смотрел на ее трусики с нахмуренными бровями?

— Пап, что-то не так?

— Это у тебя обычный узел с двумя петлями?

— Ну да, а что?

— Слетит при первой большой волне.

— Не слетит, — ответила она, слегка покрутившись.

— Ты на банане планируешь кататься?

— Да.

— При ударе об воду точно слетит. Пошли я перевяжу.

Андрей поставил сумки и зашел с дочкой в номер. Они остановились у двери. Лера немножко выпятила правое бедро. Андрей присел на корточки. Он без труда развязал узелок и расправил веревочки, чтобы перехватить их в других местах. В этот момент немного оттянулась ткань, прикрывающая попу и юную писечку. Андрей стрельнул глазами, ему полностью открылось голенькое бедро, слева он ухватил глазами область попки, которая была сокрыта трусиками. Справа на миллисекунду открылся доступ к лобку, только жаль, что он был в тени из-за ткани трусиков. Ничего увидеть не удалось.

Он перевязал узел на более надежный.

— Не давит?

— Нет.

— Повернись другим боком.

Он снова повторил все манипуляции. Слегка ощупал гладенькое бедро, увидел еще чуть больше попки. А вот спереди дочки снова ничего рассмотреть не удалось. Снова слишком быстро и снова тень.

— Готово. Удобно?

Лера повернулась к нему передом, запустив руки под веревочки и слегка подергав их в стороны. Андрей увидел, как ткань пару раз натянулась на губки.

— Действительно крепче стали.

— А я тебе говорил. Давай теперь лифчик.

Лера грациозно крутанулась на одной ноге и выгнула спинку, чтобы легче было забраться под веревочку. Выгнув спинку, она оттопырила попку. Всего пару минут назад перед ним почти также стояла жена. Спинки у них похожи, можно и спутать — обе худенькие и жилистые. Ниже конечно ни в какое сравнение. Худышка-дочь не может тягаться с попкой взрослой женщины. Лера перекинула волосы через плечо себе на грудь. Ну точно можно перепутать, если не смотреть вниз. Две худышки-блондинки. Одна с каре, другая с длинными волосами. Низенького роста. В этих раздумьях Андрей перевязал и верхний узел.

— Все. Пошли.

Он открыл дверь и увидел, как Саша быстро одернул руку или быстро отпрыгнул. Движение было молниеносным и нельзя было понять что именно тот сделал. Андрей посмотрел сыну в глаза. Глаза у него были большие и перепуганные.

— Идем, наконец-то? — громко спросила жена.

— Идем-идем.

***

Море было спокойным. Малюсенькие волночки и приятный синий цвет воды. А вот море людей на пляже было очень даже активным. Всюду носились и дети и взрослые, все смеялись, кричали, говорили тосты, чокались. Кажется, только Андрей на этом пляже был спокойным, тихо посапывая под грибком и досматривая второй сон.

Бам — что-то ударилось о шезлонг Андрея. Он вскочил, запрокинув руки и посмотрел на источник шума. Оттуда уставились два широко открытых глаза и виноватое выражение лица.

— Ты что, упала?

— Извини, пап. Немного не рассчитала и врезалась в шезлонг.

Андрей посмеялся над неуклюжестью дочери, но ничего по этому поводу не сказал.

— Где мама и Саша?

— Купаются.

— Не вижу их.

Лера указала на две головы торчащие над водой. Они находились рядом, смотрели друг на друга и синхронно покачивались на волнах.

— Уххх, долго я спал? — протирая глаза спросил Андрей.

— Часа два, наверное.

Андрей еще раз обратил внимание на девушку. Она, видимо, только вылезла из воды. Мокрая кожа поблескивала на солнце. Задняя часть мокрых трусиков провалились в ложбинку, выдав еще немного информации о красивой попке.

— Пап, намажешь меня кремом, после того, как я высохну?

— Да, конечно, — этот вопрос вывел его из транса.

Андрей повернул голову и увидел, что остаток семьи выходит на берег. Верх купальника жены облепил ее грудь еще сильнее. Сейчас с расстояния 50 метров можно было увидеть форму сосков. Андрей немного разозлился из-за открытости жены, но также и порадовался за себя. За то, что он муж красавицы.

Мама с сыном подошли к шезлонгам.

— Проснулся, наконец? — спросила Инна у мужа.

— Поспал немножко.

Саша, подойдя к семье потянулся вверх и зевнул. Его ребра натянули кожу.

— Господи, какой ты худой, — прокомментировал Андрей.

— Зато какие мышцы, — Саша сгорбился и напряг кубики пресса.

— Какие там мышцы? У любого будут мышцы при 0% жира.

— Что, завидуешь? — Инна подколола мужа.

— Я?! Да посмотри, я еще ого-го, — он вскочил с места и напряг торс.

— Да-да, мой герой. Сядь уже. Вы вообще все у меня красавцы.

— А я? — возмутилась Лера.

— Красавцы и красавицы.

— Ну что, пап, намажешь меня? — Лера протянула отцу тюбик с кремом.

— О да, и мне дашь потом, — сказала Инна.

Андрей выдавил крем себе в ладошку и передал тюбик жене. Лера повернулась к отцу спиной, сидя на шезлонге. Убрала волосы вперед и согнула спину. Андрей втирал крем, прошелся по плечам и начал размазывать, двигаясь вниз. Он дошел до веревки трусиков, где Лера его остановила, поблагодарила и сказала что дальше сама.

Он перевел взгляд на соседний шезлонг. Саша сидел на маминых икрах и втирал крем в бедра и ягодицы. Делал он это не нежно, а именно втирал, разминая мышцы и заталкивая крем в поры. Андрей поразился. Дальше Сашка нырнул руками во внутреннюю сторону бедер и стал растирать там. Лера тоже посмотрела в ту сторону. Остановила взгляд на пару секунд, а потом попросила отца, чтобы он ей тоже заднюю часть бедер намазал.

Две женщины лежали на шезлонгах, на их икрах восседали мужчины и делали свои гигиенические процедуры. Рука Андрея обхватывала бедро дочки чуть ли не полностью. Да, тут конечно подержаться не за что. Четыре его пальца размазывали крем по внутренней стороне бедра, большой палец растирал внешнюю. А ладонь гладила заднюю часть.

— Что-нибудь еще намазать? — спросил Андрей

— Нет, спасибо, — ответила Лера.

***

Андрей проснулся у себя в номере один. Черт, они же после ужина собирались прогуляться. Он так устал, что отрубился на кровати. Второй раз за день. Он уже хотел достать телефон и позвонить родным, но услышал за стенкой работающий телек.

Постучал в дверь и спросил можно ли ему войти. Сказали “Можно”. В комнате лежала одна Лера под одеялом, а по телеку шел музыкальный канал.

— Ты тоже уснула?

— Ага.

— Мама ушла с Сашей, получается?

— Да.

— Что будешь делать? Спать дальше или пойдем к ним?

— Они пошли к лунапарку, я туда не хочу. Но смотри, какая луна!

Андрей выглянул из окна и увидел что сегодня почти полнолуние. А вдалеке, по спокойному морю, бежит лунная дорожка.

— Пошли туда пофоткаемся, — стала рядом Лера.

— Туда? Там же пустырь.

— И что? лунная дорожка же с той стороны.

— Нет, если мы выйдем к воде напротив отеля, то тоже увидим лунную дорожку.

— Ну она будет не такая, а там — смотри открытое бескрайнее море и луна. Красиво.

— Ладно, идем. Но если на нас нападут дикие собаки или бомжи, сама будешь от них отбиваться.

— Идет, — с улыбкой ответила Лера.

Их отель был последним на косе, дальше было только метров 200 сорняков и такой себе мыс. Вот туда они и пошли. Ночь была безветренной и прохладной. На море оставался штиль. Андрей с Лерой шли молча, наслаждаясь ночью. Чем ближе было к концу косы, тем тоньше была береговая линия. Последние метров двадцать они шли, цепляя ногами сорняки по центру косы. А от пляжа остался какой-то метр песка.

В какой-то момент Лера подняла руку вверх и замерла.

— Слышишь? — она перешла на шепот.

— Нет.

— Тихо, пошли.

Она чуть пригнулась и на цыпочках побежала вперед. Андрей пошел за ней. Подойдя к повороту уже было слышно отчетливо: шлепки, всхлипывания, мычание. Кто-то на той стороне занимался сексом. Это очевидно.

— Лера, пошли отсюда! — пытался шепотом крикнуть Андрей.

— Отстань, мне интересно.

— Лера, ну не надо.

Она не слушала, она почти на корточках вышла на мыс. Тут пляжа почти не осталось — меньше полуметра песка. И то, на эти полметра торчали кусты и трава. Но звуки секса доносились откуда-то слева. То есть или с заросшего пустыря или из кусочка пляжа, которого не было видно с позиции Леры.

Она вернулась назад и стала вглядываться в заросли.

— Пошли, — скомандовала она, — я вижу тропинку.

— Куда ты пошла? Вернись!

Она не слушала и медленно пошла по тропинке. Андрею ничего не оставалось, как пойти за ней. По узенькой тропинке они вышли к небольшому холмику. Он покрыт редкой травой и песком. Лера опустилась на четвереньки и поползла к его вершине. Доползла. Легла на живот и пригнулась. Рукой поманила отца к себе. Он повторил все движения. Тоже полз на четвереньках и тоже пригнулся.

Вид был прекрасный. Действительно, в середине мыса песчаный пляж расширялся на пару метров, образуя выемку между сорняков. С позиции наших наблюдателей были отчетливо видны силуэты внизу, а благодаря яркой луне, можно было различить и детали внешнего вида.

Силуэт девушки стоял на четвереньках. Молодой человек сзади яростно ее трахал. “Шлеп Шлеп Шлеп”. Сердце Андрея хотело выскочить. Оно так билось, что он боялся разрушить холм вибрацией. Он посмотрел направо на лицо дочери. Он прекрасно освещалось луной. Он заметил открытый рот, большие глаза и… почти не дышит.

— Мам, я почти…

На этой фразе Андрей повернулся к любовникам. Что он сказал? “Мама”? Послышалось, наверное.

— Ааааааааааа, — почти рычал парень.

— Давай, хороший мой, давай, — почти задыхаясь хрипела женщина.

Оказывается, что до этого шлепки были не частыми. После этого рыка ритм стал просто бешеный.

Женщина издавала сдавленное мычание, парень на секунду замолк.

— Аааагггггггг, — снова начал рычать молодой человек.

Силуэт руки парня списится куда-то вниз. Этого видно не было, но очевидно, что он только что спустил.

— Пап, ты же не думаешь, что это…

— Нет, конечно! — Лера не договорила, но понятно, что они оба подумали на Инну и Сашу. Светлое каре у девушки, худощавый парень. Голоса похожи. Но не может же этого быть

Любовники начали вставать и отец с дочерью сползли с холма вниз. Туда, где их никто не увидит.

Лера приблизилась к отцу и лицом и жестами пыталась объяснить папе, что они только что застукали вторую половину их семьи. Андрей отрицательно махал головой и руками.

— Ууух, — воскликнула женщина.

Лера и Андрей замерли, прислушиваясь.

— Даааа. Хорошо, что папа с Лерой не пошли. — Это точно был Саша. Никаких сомнений. Это очевидно, но Андрей гнал от себя эти мысли. Мало ли Лер на свете. Совпадения бывают. — Надеюсь, что они и завтра не пойдут.

— Посмотрим, Саш. Где мои трусы?

— Слева посмотри, вроде я там их снимал.

— Да, вот они!

— Ну все, я одет, пошли.

— Ну подожди, ты-то чистенький. Хорошо тебе, да? А вот у меня по спине что-то стекает. Сейчас ополоснусь и пойдем.

Мысли Андрея метались как бешеные. Он уже несколько минут сидит с каменным стояком. Он очень возбужден увиденным и услышанным. Но не бывает такого. Только не его жена и его сын. Они не такие. Они обычная семья и не сделали бы подобного. Да как такое вообще могло начаться? Не пришел же один раз Саша к ней и не сказал: “Мам, а давай потрахаемся”. Инна бы ему в челюсть дала за такие слова. Нет, не существует способа, чтобы такое случилось. А значит, это не мать с сыном и тем более не его семья. Просто послышалось, просто обознался.

За холмом послышался удаляющийся разговор. Любовники ушли с мыса.

— Пап?

— А?

— Как думаешь давно это у них?

— Это не они, мы точно обознались. Вот смотри, я сейчас позвоню Инне. И они будут в лунапарке на другом конце косы.

Андрей достает телефон. Набирает номер. Рингтон раздается метрах в 50 от него.

***

Андрей и Лера все еще сидят там где и сидели. Андрей в оцепенении. Лера играется с пальцами. Ей хочется с кем-то обсудить увиденное. Но она видит, что папа не в состоянии.

— Пааааап.

— Милая, я не хочу это обсуждать.

— Да Господи, я сейчас разорвусь, если не обсужу это с кем-нибудь?

— Слушай, нет настроения.

— Та как?! Ты представляешь? Мама и Саша. Кааааааак? Ты замечал за ними что-то?

— Та вроде нет.

— И я! Как они так?

— Не знаю.

Дальше Лера еще что-то пыталась говорить. Но Андрей совсем не слушал, он погрузился в свои мысли. У него уже буквально взрывался член, но при этом на душе было тяжко. Хотелось дрочить и плакать.

Они дошли до отеля.

— Так! Давай не подавать вид, что что-то знаем. Не спрашивать у них ничего и делать вид, что ничего не было. — твердо сказал Андрей.

— Да, я не буду. Хотя, знаешь ли, это сложно.

Они поднялись на свой этаж возле номеров попрощались и открыли каждый свою дверь.

— Андрюш, это ты? — раздался голос из спальни.

— Да, — ответил он, снимая босоножки и переобуваюсь в тапочки.

— Ты мне звонил, я перезванивала, а ты не ответил.

— Да, телефон сел. Звонил сказать, что с Лерой пошли прогуляться.

— Где были?

Андрей остался в коридоре, прислонившись к краю стенки. Его голова и половина тела выглянула поздороваться с женой, а ноги и стояк остались скрыты за углом.

— Та пару кружков намотали вокруг. Видишь, как мы с вами разминулись… Я в душ пойду.

— Полотенца и халаты в ванной.

Андрей залез в ванну. Стал перед тем самым окном. Хорошо, что жена не видит. А то были бы вопросы от чего это у мужа так поднялась мачта. Горячая вода попала на голову и начала стекать на спину и грудь. Его правая рука нырнула вниз, нащупала твердый член. Аж немножко больно стало, такое сильно напряжение. Андрей плавно повел рукой вверх. Как он долго ждал этой минуты. Готов был начать дрочить аж там на пустыре. Даже при Лере готов был начать. А что? Сыну можно на старших так… А ему нельзя на младших?

Рука пошла вниз. Удовольствие растеклось по телу. Дрожь прошла по рукам и ногам, в голове помутилось, живот и зубы аж сводит.

Рука пошла вверх. Он закрыл глаза. Теперь он снова на том выступе. Перед ним опять стоят жена и сын. В его воображении не так темно они освещены. Мама стоит перед сыном на четвереньках и насаживается на его член. Сын держит маму на волосы вколачивает свой член в горячую хлюпающую пизденку. “Мама, я уже почти…”. Хотя… Нет!

Рука пошла вниз. Как все началось? Они пошли туда, как-то нашли этот закрытый почти со всех сторон выступ. Интересно, в каких трусиках была Инна? Вот они приходят туда, что дальше?

Рука пошла вверх. Скорее всего Инна проявила инициативу.

— Нууу, чем займемся? — да, она скорее всего игралась с ним, кокетничала.

— Ты знаешь, мам, — он лезет к ней под платье. Поглаживает киску. Но мама снова отстраняется.

— Молодой человек, я вообще-то не такая. Уберите руки, — она разворачивается и и делает шаг в сторону.

Он хватает ее за руку, резко разворачивает. Губы в губы. Скорее всего с языком. Дааааа, точно с языком.

Вниз. Он просовывает язык в ее рот и встречается там с ее языком. Они ласкают друг друга сначала его сверху, потом они меняются местами и ее язык оказывается сверху. Теперь они крутятся по кругу. Он в ее теплом рту. Она его впускает. Она его хочет. Возьмет ли она инициативу? Точно возьмет.

Вверх. Она делает усилие и выталкивает его язык. Теперь она в его рту. Ооооо, она любит все исследовать. Теперь ее язык крутится во рту сына. Где их руки? Его руки точно у нее на заднице. Там такая задница, мммммм. Его руки точно у нее под платьем. Они точно сжимают ее булки. Он прижимает лобок своей мамы к своему члену. Он уже готов разорвать на ней это чертово платье. Его член уже как камень и весь в собственной смазке.

Вниз. Он забирается под трусики и трогает уже голую попку. Классная упругая задница. О такой мечтают все. А он подросток. Очень счастливый чертов подросток. Его мозг и штаны точно сейчас взорвутся. Берется за резинку трусиков и тянет вниз. Мама отрывается от его губ, смотрит прямо в глаза и одновременно соблазнительно и жестко говорит “Нет”.

Вверх. Она убирает его руки из-под трусиков, но оставляет на попе. Парень, еще сильнее прижимается к ней членом. Может даже уже готов кончить, так он трется о нее. Она целует его шею. Начинает снизу и идет вверх. Ее дыхание горячее, а поцелуи вообще раскалены. Идет вверх, добирается до его уха. Целует мочку. Играет с ней точно также, как только что играла с его язычком. И что-то шепчет.

— Попу можно не только мять, но и шлепать.

Дааа. Ей это нравится. Он точно отшлепает свою мамочку. Его правая рука отпускает попку, но резко возвращается назад — “Шлеп”. Тоже самое левая. Шлеп. Он осмелел. Отводит руку назад на большее расстояние и бьет сильнее. Ягодица трясется от такого удара. Но за ним идет следующий. Такой же сильный.

Вниз. Саша немножко приседает. Пальцы правой руки ныряют между бедер и нащупывают насквозь мокрую горячую ткань. Он касался этого места еще днем, пока втирал крем. Как же он хотел тогда войти. И вот она уже так близко, но мама в последний момент виляет попкой и ускользает от пальчиков мальчика.

Вверх-вниз. Он делает усилие и возвращает руку на место. Два пальца погрузились между губок. Горячий сок уже немножечко тек по бедрам, теперь он течет по пальцам и ладони. Он пускает руку немного дальше и пальцы задевают клитор.

— Оооооох, — выдыхает мама. Ее ножки немного подкашиваются, глаза закатываются. Она бы упала, но сын схватил ее левой рукой за талию.

Саша начинает массировать этот клитор, двигает рукой вперед-назад. Сначала нежно и медленно. Потом смелеет. Средний палец проскальзывает вперед, но вместо того, чтобы ускользнуть назад — останавливается. Надавливает и совершает круговые движения. Мать снова улетает в восторг и снова чуть не падает. Больше никакой обороны и заигрываний. Она полностью в его власти. Саша держит ее одной рукой и дарит удовольствие другой.

Он снова чуть приседает, но на этот раз надавливает на маму всем своим телом и почти усаживает ее на песок.

— Подожди, — говорит она с одышкой, — где там наше покрывало.

Саша разворачивается к маленькой сумке. Достает оттуда подстилку и резким движением расправляет ее на песке. Он оборачивается к маме, но она уже пришла в себя и снова завладела положением. Правой ладонью она толкает юношу в грудь и тот с силой присаживается на подстилку.

Вверх-вниз. Она падает на колени перед ним. Хватает шорты и срывает их. Лунный свет поблескивает на мокром от соков члене. Кажется, что он сейчас такой же влажный как и ее пизденка.

Она начинает гладить внутреннюю часть его бедра. Рука спускается от колена и идет к паху. Но в последний момент останавливается. Тоже самое делает на левом бедре. Мальчик приподнимается на локтях и смотрит на свою маму.

— Мам, я уже не могу. Уже аж болит, — говорит он задыхаясь и постоянно сглатывая.

Она берет его член у основания. Резко приближается и останавливается в одном сантиметре. Дыхание окутывает головку и орган пульсирует уже только от этого. Она смотрит сыну в глаза, переводит глаза не челен. Наклоняет голову вбок, вытягивает губы для поцелуя. Но снова нет. В нескольких миллиметрах отступает. Снова смотрит в глаза. Малец уже умоляет — хочет кончить.

— И что же мне с этим делать? — она прислоняет конец к уголку рта и задает этот вопрос.

— Возьми в ротик, пожалуйста, — умоляет сын.

— Что сделать? Не понимаю.

— Пожалуйста, пососи его.

— Ну не знаю, я женщина не такая. Пойду-ка я домой, пожалуй.

Саша молнией приподнимается. Их лица рядом. Он крепко хватает ее за затылок.

— Мама, ты самая прекрасная женщина на свете. Я безумно тебя люблю. Я хочу тебя. Так сильно, что готов кончить от ветерка. Головка сейчас лопнет! Дай мне кончить, пожалуйста. А потом я тебя трахну так, как ты хочешь.

— Так бы сразу, — с этими словами она опустила голову и вобрала член аж до самых яиц.

Вверх-вниз. Узкий, горячий, влажный коридор был пройден за мгновение. Головка сначала попала на язык и прокатилась на нем до самого горла. Узкие стенки сжали кончик в тиски и начали пульсировать. Саша с одной стороны надавливал рукой на мамин затылок, а его лобок давил на губы, ритмично покачиваясь и заталкивая прибор максимально далеко. Раз толчок. Два толчок. Еще один. В этом рту пульсирует уже не только горло.

Сашино тело начинает казаться невесомым. Легкость поднимается вверх и почти взрывает голову парню. Экстаз. Катарсис. Оргазм. Парень обмякает и падает на подстилку.

Андрею в душе нужна медицинская помощь. Он садится на край ванны. В глазах темно. Стучит в висках, он хватает воздух, оно тот как будто не попадает в легкие. Все начинает проясняться. Он смотрит на свои руки, затем на ноги. Поворачивает голову в сторону ручки душа. Потеки спермы на стене начинаются на высоте подбородка Андрея. Они медленно стекают вниз по керамике.

Все случилось меньше, чем за минуту. Но в его голове прошел как будто целый день. Чем больше он отходил от пережитого, тем больше понимал — сильнее оргазма в его жизни не было. Он снова встает под душ. Что это? Его член стоит. Или только что встал или даже не ложился. Его жена тайно трахается с их сыном. Как же это возбуждает! Нужен еще раунд.

Андрей в предвкушении смотрит вниз и снова берется за своего красавца. В его фантазии Саша сейчас переводит дыхание, а мама проглатывает последние капельки кончи. Как все будет развиваться дальше?

— Отдыхаешь там? — с укором спросила Инна.

— Дааааа, — Саша лежал в беспамятстве.

— Ну ты молодец, кончил уже. А я?

Саша ничего не сказал, а просто накинулся на мать. Они поменялись местами — теперь она лежала на спине, а Саша занял позицию у ее ног. Наконец-то трусики с любимого места слетели. Инна через голову стащила платье и осталась совершенно голой.

Саша поцеловал коленку и стал спускаться ниже, пока внезапно его не схватили за затылок и не прижали к киске.

— Та давай уже! — скомандовала мама.

Киска была такой мокрой и горячей, что Саша не сразу смог языком нащупать клитор. Его язык скользил как по катку, не ощущая сцепления с поверхностью. Мама это поняла, приподняла таз и направила голову парня рукой.

— Ммммммм, — простонала она.

Его язык теперь точно ориентировался. Он игрался с ее клитором также, как мама играла с его членом. Язык прошелся вверх и вниз, а потом нажал на кнопочку и раскачивался из стороны в сторону. Мама чаще задышала. Сжала кулаки и напрягла нижнюю часть тела. Нееет, он не даст ей так быстро кончить. Язык пошел в левую сторону и облизал внутреннюю часть губки. Затем немного вышел наружу и сделал слюнявую линию. Саша покрыл поцелуями изгиб между ножкой и киской с одной стороны, потом с другой.

Он вернулся ко второй губке и также всю ее покрыл слюной. Чтобы главная эрогенная зона не остывала, он еще раз прикоснулся к ней язычком. Короткие и резкие движения вверх и вниз. После этого сразу нырнул ко входу во влагалище. Он целый день мечтает туда войти. Особенно последние несколько минут, когда он так близко, но мама постоянно его останавливает.

Язычок приоткрыл вход и скользнул дальше. Мягкие стенки радушно его приняли.

— Аааааа, — закричала мать, — ты как там, уже отдохнул?

— Да, — ответил твердо Саша. Таким же твердым уже был его член.

— Давай уже

Саша пристроился у входа. Это тот самый момент. Легонько надавливает. Вошел на полсантиметра. Он уже чувствует влагу и давление. Как бы не было хорошо горлышко его мамы, но ни в какое сравнение не идет с пизденкой. Давит дальше. Уже головка полностью вошла. Мягкие стенки расступаются дальше и обволакивают ствол по всей длине.

— О, даааа, — простонала Инна.

— Я целый день этого ждал.

— Я тоже, родной. Давай помедленнее, сыночек.

Саша начал двигаться медленно. Он чувствовал, что ствол уже весь мокрый аж до яиц. Внутри было так хорошо. Член легко скользил в женском соке, а мягкие стеночки приятно сдавливали. Он опустился всем телом на маму. Одну руку просунул под талией, другую положил на затылок. Так он мог полностью контролировать процесс.

Мама задрала ножки пяточками кверху и сама уже стала насаживаться на молодой поршень. Саша поймал мамочкин ритм и задвигался быстрее. Они двигались друг к другу и каждый момент соединения сопровождался хлопком, которые становились все чаще и все громче.

— Ааааа, — вырвалось у парня.

— Да, солнышко, да. Продолжай, не останавливайся.

Он кайфовал от того, что в руках держал взрослую сексуальную женщину и ебал ее так как хочет. Ее красивая сочная грудь упиралась в его грудь. Тонкую талию он обхватывает рукой. Ее красивые гладенькие бедру сжимают его тело по бокам. О ее волшебную широкую попку сейчас бьются его яйца. Они соприкасаются и трутся лобками. Но самое приятное сейчас находится в глубине. Где член на всю длину таранит самое нежное, мягкое, сочное и любимое место во вселенной.

Она извивается в его руках. Она так хочет. Ее пизденка сама набрасывается на штык. Вся ее нижняя часть сейчас пытается как можно сильнее и глубже насадиться на твердую палку. А ее лицо. Ммммм, ее лицо. Глаза то закатываются, потом она морщится. Губы то расплываются в улыбке, то открываются шире, чтобы выпустить стон, то прячутся за зубами, покусывающими их до красна.

— Да, малыш, не останавливайся, дааааа, вот так.

— О, мамочка, я так тебя люблю.

— Трахай меня. Трахай! Трахай!!!

Обеими руками он прижал ее к себе так крепко насколько мог. И впился ей в губы. Его язык ворвался к ней в рот. Там также мягко и горячо. Он сверху трахал ее рот своим языком, облизывая внутренние стенки щек, губы и ее язык. А внизу он заработал тазом с такой силой, что со стороны могло показаться, что сейчас он раздробит своей маме таз. Но мамочка подмахивала ему и наслаждалась каждым толчком. Пыталась получить внутрь максимум длины. Его член уже даже перестал чувствовать стенки влагалища, ощущение, что он находится в чаше с теплой водой. Зато она чувствовала, все изгибы его органа. Чувствовала, как стенки влагалища сжимаются, когда он уводит член назад и чувствовала как они с силой растягиваются, когда он проникает глубже.

В какой-то момент каждая ее мышца сжалась, зубы стиснулись и влагалище сомкнулось. Дрожь зародилась где-то внутри и пулей разлетелась по телу.

— Оооооооо! — Вырвался не то стон, не то крик, не то рык из ее рта.

Они оба замерли, застыли как статуи. Но прямо в эту секунду во влагалище происходил фейерверк оргазма. Оно то сжималось, обхватывая член сильно будто рукой, то расслаблялось. То тряслось в конвульсиях. Постепенно это все затухало, пока не прекратилось.

— Дорогой, слезь с меня. Дай отдышаться.

Довольно тяжелое юношеское тело отпустило ее. Стало легче дышать. Она была прекрасна в лунном свете, который окутывал все ее изгибы. Совершенная женщина, отходящая от оргазма.

— Ох, родной. Ну ты и выебал меня.

— Понравилось? Я, кстати, еще не все.

— Да-да, подожди немножко. Сейчас…

Через минуту нежная заботливая ладошка опустилась на горячий ствол. Она гладила его сверху вниз, спускалась массировать яйца, зажимала головку между рукой и животом. Потом обхватила в кулачок и стала подрачивать. Саша плавно задвигал бедрами, трахая заботливую руку. Еще через минуту дыхание стало ровным.

— Ну что, герой-любовник, готов?

— Конечно готов.

Дальше как в замедленной съемке. Длинная ножка перелетела на противоположную сторону и согнулась в коленке. Начала приподниматься большая круглая попочка. Его мамочка стала рачком. Саша подошел сзади. Он почти кончил только от одной этой картины. Его мамочка раздвинула ножки, прогнула худую спинку, пизденка уже раскрылась и она блестит при лунном свете сильнее, чем что либо. Если приглядется, то можно разглядеть маленькие ручейки, берущие начало из открытого влагалища и бегущие по губкам вниз.

— Чего застыл? Давай.

Саша вышел из ступора и принял приглашение. Благодаря новой позе, головка сильнее прижималась к стенке влагалища. Саша силой схватил широкие бедра мамы, сделал пару разогревочных тычков, затем принялся долбить с прежней силой. Инна под напором парня опустила грудь и голову на покрывало, приподняла еще сильнее попу и отдала мальчику полный карт-бланш на любые действия.

— Оооооо, я сейчас, кончу мамочка.

— Давай, родной. Еби меня как хочешь. Кончай

Парень вцепился в бедра с такой силой, что мог оставить синяки. Он чувствовал, что слабые предварительные волны оргазма уже разливаются по его телу и конец уже близок. Он рычал и стонал и двигал бедрами со скоростью света. Член стал просто каменным и уже готов разрядиться. Это пробудило в юноше звериные инстинкты. Он перевалился через маму, схватил ее за волосы и снова поставил на четвереньки. Снова полный контроль. Правой рукой он держит задницу, левой волосы. Она — его секс-игрушка. Ему можно все и он этим пользуется.

— Мамочка, я сейчас кончу.

— Кончай сынок, давай. Я уже чувствую какой у тебя твердый. Спускай.

— Я сейчас дотрахаю твою киску и спущу тебе в ротик.

— Дорогой, кончай мне куда хочешь. Я всё проглочу.

— У тебя такая классная пизденка. Я уже почти. Я уже… Я уже, я уже, уже… Аааааааа

Он не успел донести член до рта и кончил на спину. Первые капли улетели на центр спины. Следующие прилетели на колечко ануса и на киску. Новые залпы все появлялись и появлялись пока старые покрывали половинки попки, губки, лобок и уже стекали по ногам. Мама покорно стояла на четвереньках и ждала пока сын выпустит на нее все, что у него есть.

Он закончил и шлепнул ее по заднице. Она привстала и пошла в море.

Андрей смотрел в потолок. Лучи восторга струились по его телу. Он опустил голову. Снова обкончал стену впереди. Да и черт с ней, прислуга помоет. Он помылся, замотался в полотенце и вышел.

— Ты как-то долго, — сказала ему Инна.

Андрей хотел что-то ответить. Но увидел как жена медленно развязывает узелок и сдвигает полы халата в сторону. В свете настольной лампы она была шикарна. Длинная тонкая шея переходила в выделяющиеся ключицы. Ниже шла круглая грудь. Дальше взгляд устремлялся вниз по изгибам ее талии. А затем снова наверх по бедрам. Все ее тело было идеально гладким, оно аж блестело желанием. Женщина-богиня. Но как? Неужели ей сегодня было мало? Она сначала трахалась с сыном, а теперь хочет мужа?

— Приляг, отдохни, — с кокетливой улыбкой сказала она.

Несмотря на две дрочки подряд, Андрей был уже в полной боевой. А этой женщине сегодня уже был хуй и она хочет еще один. Она его получит.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?