Мрачная реальность. Часть 3

На следующее утро усталость и гнев почти полностью пересилили мой контроль. Я встал рано вместе с мальчишками и, услышав, как наверху спустили воду в туалете, вышел и лег обратно на кровать, пока Трейси не подошла и не присоединилась ко мне. Даже не пожелав ей доброго утра, я посмотрел ей в лицо с расстояния менее тридцати сантиметров с нарочито нейтральным выражением лица и спросил:

– Тебе понравилось прошлым вечером?

Мой тон и выражение лица предупредили ее, что что-то не так.

Ее лицо не дрогнуло, но я заметил, как сузились ее глаза. Секунд десять она смотрела на меня, потом зевнула, перекатилась на спину и принялась болтать о том, как хорошо прошел ужин, и о клубе, в который они потом пошли.

Я внимательно слушал и, когда она закончила, спросил:

– Разве ты не счастлива со мной, разве я сделал что-то не так, разве я недостаточно тебя поддерживаю?

Она яростно отрицала все это, осыпая меня поцелуями, говоря, что я – самый любящий, поддерживающий муж и отец, о котором только может мечтать девушка. Затем сказала, чтобы я никогда так не думал, а потом спросила, почему я заговорил об этом?

Я просто сказал, что почувствовал, что что-то изменилось. Я напомнил ей, что мы три месяца не были на свидании и даже не могу вспомнить, когда в последний раз занимались любовью.

Она сказала, что после моих комментариев прошлым вечером она теперь поняла, что мы пропустили наши свидания, и она загладит это передо мной. Она также сказала, что у нас так долго не было секса, потому что я не поднимал эту тему и не приставал к ней.

Я напомнил ей о нескольких наших предыдущих разговорах, когда я говорил ей, что слегка разочарован тем, что мне приходится все время приставать к ней, и как обескураживают все ее эти отказы. Она извинилась. Я едва успел напомнить ей, что она должна немедленно поднимать любые вопросы о наших отношениях со мной, когда парни обнаружили, что она проснулась, закричали и начали прыгать вокруг нас. Ах, дети. Самые эффективные в мире контрацептивы.

Остаток уик-энда прошел в объятиях, прижиманиях, поцелуях и, да, сексе. Мы провели отличный семейный уик-энд, играя, катаясь на велосипеде и кормя уток в местном парке.

Только в воскресенье я смог заглянуть в дровяной сарай. Ее телефон лежал на стропилах, под коробкой в глубине. Я уже получил два переадресованных сообщения по телефону, но не читал их, надеясь сохранить волшебство этих выходных.

В понедельник утром на работе я был чертовски рад, что поступил так.

Суббота, 10 утра. «Мне очень жаль, Трейс, но ты так прекрасна, и твое тело было так близко к моему, что я просто не смог удержаться. Ты такая женщина, и я так сильно хочу тебя. Пожалуйста, прости меня. Марк».

Черт, и этот парень женат?

Суббота, 6 вечера. «Судя по отсутствию твоего ответа, ты больше не хочешь меня видеть. Это разбивает мне сердце. Еще раз прошу прощения. Марк».

Позже утром пришел ответ.

Понедельник, 10 утра. «Марк, извини за задержку. Обычно я держу этот телефон в безопасности на работе и проверяю его лишь изредка. Я только сейчас получила твои субботние сообщения. Да, в пятницу вечером я была на тебя зла, ты знаешь о моей ситуации и моих правилах. На этот раз я тебя прощаю, но больше так не делай. Ты так хорошо танцуешь, что я с удовольствием увижусь с тобой еще раз, мне начинает не хватать нашего времени вместе. Я дам тебе знать, когда смогу снова выбраться. Не приставай ко мне. Надеюсь, что с такими сообщениями, как твое последнее, ты принимаешь меры предосторожности, чтобы твоя жена их не обнаружила. Люблю. Трейс».

Три минуты спустя:

«Рабочий телефон, защищен паролем. Рад слышать, что мы все еще друзья. Марк».

Изо всех сил сдерживая ярость, я не мог поверить, что за двенадцать часов видел двух разных Трейси. За любящей женой и матерью следовала шлюха, с «любовью» отвечавшая на совершенно неуместное сообщение другого мужчины. Скоро я буду изо всех сил стараться держать себя в руках. Я пришел к выводу, что мне следует замедлить чтение эротических историй и потратить время на чтение о раздвоении личности. Это было единственное, что имело смысл.

***

В тот вечер я начал атаку обаянием и, к своему удивлению, нашел несколько новых способов побаловать ее. Меня поразило, что в четверг она купила мне красивую коробку моих любимых конфет. Мне даже удалось получить парочку, прежде чем два прожорливых мальчишки нашли их и уничтожили остальные. Каждый вечер мы уютно устраивались на диване и говорили о нашей работе и семейных делах.

Но когда я решил еще раз посетить ее офис, то чуть не задохнулся от разочарования. Я провернул дело точно так же, как и в прошлый раз. Вообще-то мне не стоило удивляться, когда я увидел, что в нижнем ящике теперь красовалась постоянная дебетовая карточка из банка, три упаковки трусиков, коробка прокладок для трусиков и шесть упаковок спринцеваний. Но никаких презервативов. Я заметил, что в ее маленькой стопке осталось всего шесть карточек, четырех не хватало. Однако я все еще не понимал их значения.

После этой поездки я сразу же вернулся домой, не упомянув, что у меня не было достаточно времени, чтобы добраться до работы и обратно и провести там больше десяти минут. Хотя мне было все равно.

В следующий вторник я получил первое предупреждение о девичнике в пятницу. Я был немного ошеломлен, так что, никакой актерской игры не было, когда я холодно посмотрел на Трейси и спросил:

– Ты ничего не забыла?

Я продолжал смотреть на нее холодным взглядом, видя, как она лихорадочно соображает. Прошла добрая минута, пока я наслаждался несколькими выражениями ее лица, прежде чем монета упала.

– Боже, я забыла о нашем свидании, не так ли?

Я встал и пошел прочь, бросив через плечо:

– Можешь об этом не беспокоиться.

Она не последовала за мной в постель, и я не знаю, когда она поднялась наверх, но уверен, что слышал тихие рыдания, доносящиеся с лестницы. Это было странно. По какому поводу сопли? Единственное, о чем я мог думать, это ее сожаление о том, что она делает со мной и нашими отношениями. Тогда почему бы, черт возьми, не остановиться? Не сделать поправку на невозможного Дейва. Почему бы не остановить то, что причиняет боль? Шантаж? Нет, это невозможно. Оставалась только одна возможность. Принуждение. Что-то внутри нее заставляло ее это делать.

На следующий вечер она очень извинялась и объявила, что организовала для нас вечер в субботу. Она снова извинилась, когда я напомнил ей, что в субботу мы работаем. Затем она сделала все необходимые телефонные звонки, чтобы перенести няню на пятницу и отменить девичник.

Этот вечернее свидание с ужином и танцами был немного напряженным, но приятным. Напряжение вообще-то начинало на меня давить. Это дерьмо продолжалось уже тринадцать недель.

Через месяц и еще два вечерних девичника все стало казаться нормальным. За исключением одного сообщения от Марка, спрашивающего, не сможет ли она вырваться, когда она отшила его, телефон молчал. Почему она встречалась с ним в одни вечера, а в другие нет? Я перечитал ее список и комментарий «1 из 5» и вдруг понял, для чего нужны игральные кубики. Она подумала, что, ставя решение о том, встречаться с ним или нет, на кон, она может избежать всяческой закономерности. Она определенно придерживалась сценария. Интересно, нашла ли она уже маячок или телефонный жучок? А как насчет 4-5 сеансов секса со мной в месяц? Мысль о кубиках только делала всю ситуацию еще более странной и какой-то обезличенной. Странное слово, но подходящее. Каждый хороший руководитель знает, что начинается все с плана, но он меняется, если условия отличаются от ожидаемых. Я знаю, что с тех пор как все это началось, я вел себя странно, но она довольно жестко придерживалась своего плана. Что бы это ни было.

В следующий вторник переписка возобновилась.

Вторник, 1:45 после полудня. «Эй, помнишь меня, как насчет того же места в 8:30 в субботу? Трейс».

Вторник, 3:05 после полудня. «Буду там, жду с нетерпением. Марк».

Пора снова звонить Гаю! Мой хрустальный шар говорил мне, что девичник будет в субботу на этой неделе.

Я позвонил Гаю и спросил, свободен ли он в субботу. Он сказал, что свободен, но потом попросил меня об одолжении. Когда он в последний раз «работал» на меня и вернулся домой, от него пахло пивом, его жена устроила ему взбучку. Он хотел знать, не моет ли он передать ей телефон, чтобы я с ней поговорить. Я сказал, что могу сделать кое-что получше, и что буду у него через пятнадцать минут. Когда я объяснил Глории суть договора, она поняла по моей страсти, что все было законно. Час спустя я почувствовал, что обрел нового друга. Однако ни Гай, ни Глория не могли добавить никаких догадок по поводу «почему?».

***

На следующий день я взял выходной, чтобы встретиться с психологом — специалистом по поведению. Мне пришлось заказать двухчасовой сеанс три недели назад. Я объяснил ей поведение Трейси в последние несколько месяцев. Какая пустая трата времени! Кроме подтверждения, что это не было каким-то раздвоением личности, она ничего не смогла добавить. Я заплатил наличными, которые невозможно отследить.

Я проинформировал Гая о предполагаемой встрече в баре «Звезда» в 8:30 вечера в субботу. На этот раз я не хотел тревожить Трейси, расспрашивая ее о ресторане, поцеловал, пожелал приятного вечера и стал ждать у телефона. Просто для тренировкм я использовал GPS-локатор, который показывал, что телефон все еще находится в ее офисе. На этой неделе в дровяной сарай ходить не надо. Да, я получил ее, теперь уже привычный, звонок на стационарный телефон, когда она выходила из ресторана, чтобы убедиться, что я дома. Господи, неужели эта женщина никогда не слышала о частных детективах?

От Гая этим вечером было только одно сообщение:

«Дэйв, все девушки в клубе, Т снова танцует с парнем из прошлого раза. Гай».

Сразу после 10:45 он позвонил мне.

– Они только что ушли.

– Кто, Трейси и ее парень или все они?

– Все девочки, он остался здесь.

Я спросил его, что случилось. Он сказал, что это сложно и слишком долго объяснять по телефону и что он обо всем расскажет в понедельник. Черт с ним. Я спросил, не могу ли я услышать все завтра, поскольку не могу ждать. Он согласился.

На следующий день в 10 утра я придумал причину, чтобы сходить на работу на пару часов, и поехал к Гаю. За кофе с ним и Глорией я узнал всю историю.

***

Все началось как обычно, когда Трейси танцевала со многими парнями, а каждый третий танец или около того танцевала с предполагаемым Марком. Как и в прошлый раз, когда они танцевали, они отходили в заднюю часть, и он держал руки в неподобающих местах. Она проводила много времени, оглядываясь по сторонам, а когда нет, просто разговаривала с ним. Гай сказал, что все делалось настолько тонко, что ему даже казалось, что ее подруги, танцующие или сидящие за столом, не имели понятия о том, что происходит.

За полчаса до того, как они все ушли, Марк вывел Трейси через боковую дверь во двор, отведенный для курящих. Гай последовал за ними так быстро, как только мог, и был там меньше чем через минуту. Внутренний дворик представлял собой небольшую огороженную площадку со столами. Марк и Трейси сидели друг напротив друга за одним из столов, держась за руки, когда в дверь вышел Гай. Трейси быстро отстранилась, а Гай подошел к противоположному концу небольшого пространства и закурил.

– Послушай, Дэйв, я не мог слышать всего, о чем они говорили. У Трейси был очень тихий голос, так что, в основном я слышал то, что говорил говнюк. Многое из того, что я расскажу тебе дальше, – содержит некоторые догадки, – затем он сказал, что услышал, как сказал говнюк сразу после того, как руки были убраны: «Это что, тоже публично?» Гай краем глаза уловил кивок Трейси. Он уловил достаточно в следующую минуту или около того, чтобы понять, что говнюк говорит, какая она замечательная и красивая, и как разжигает его похоть. Говнюк просто наклонился и заглянул ей в глаза. Она отклонилась назад, подальше от него.

Я спросил, о чем говорили ее глаза и лицо. Гай сказал, что она все время с нервным выражением поглядывала на дверь и на него. Когда же этого не делала, у нее было непонятное нейтральное выражение лица, которое казалось странным и в прошлый раз.

Затем говнюк слегка откинулся назад и заговорил. Гай улавливал только одно слово из трех, но вот что услышал: «недостаточно» и «следующий уровень». Гай подумал, что говнюк давит на нее. У Трейси было какое-то раненное выражение лица. Затем около двух минут говорила она. Ей пришлось наклониться, чтобы он не расслышал ни слова, но у нее было решительное выражение лица, и она ткнула пальцем в столешницу. Гай догадался, что она снова устанавливает правила.

После этого они оба отступили и снова начали улыбаться. Покурив, Гай достал телефон и сделал вид, что пишет СМС, чтобы найти предлог оставаться на улице.

– Дэйв, должен тебе сказать, что они собираются встретиться где-то на следующей неделе… Это было ее предложение, и в ее голосе звучало отчаяние… Полагаю, она боялась потерять его и бросала ему кость.

Их свидание закончилось, когда вышла одна из девушек и сказала, что обещала мужу вернуться домой вечером пораньше.

***

С этого дня я заметил перемену в Трейси. Она была явно рассеянна и менее внимательна к детям и ко мне. Интересно, что случилось с ее планом самоконтроля? Я знал, что мы входим в опасную зону, и поклялся быть особенно бдительным. Никогда не опаздывал с работы, всегда был ласковым и заботливым.

Пусть СМС на следующей неделе говорят сами за себя.

Понедельник 10:22 утра. «Детка, ты уже решила, где и когда?»

Понедельник 12:23 дня. «Проверяю места сегодня после работы. Дам тебе знать. Трейс».

Как я узнал у детей, из школы их забирала Трейси.

Вторник, 9.37 утра. «Как у тебя дела на завтра в час дня? Просто пообедаем, Ок? Особо ни на что не рассчитывай. Убедись, что припаркуешься в задней части. Буду с тобой до 4:45. Люблю, Трейс».

Она написала название и адрес места. Я погуглил, и это оказался четырехзвездочный ресторан и мотель на другом конце города, недалеко от аэропорта.

Я позвонил Гаю и спросил, не хотят ли они с Глорией пообедать за мой счет. Он согласился. Я спросил его, не думает ли он, что Трейси узнает его с того вечера в клубе. Он так не думал, поскольку, куря в саду, был в кепке и держал голову опущенной. Я также спросил его, не может ли он сесть рядом с ними и по-возможности записать их разговор. Он сказал, что сделает все, что в его силах. Я дал ему адрес и время, а также последнюю инструкцию.

***

На следующее утро я опять проверил ее сумочку. Ничего. Интересно, имеются ли в ящике ее стола презервативы? Но выяснять это не стоило. Она явно собиралась попросить Мэри забрать детей. Интересно, какой предлог она использует? Я не думал, что это будет поздно, так как она знала, что иногда я звоню в офис или ей на работу. Наверное, встретится с подружкой после работы. Я твердо намеревался вернуться домой пораньше, чтобы посмотреть, во что она одета, когда вернется домой, и проверить ее умение лгать, когда я спрошу, где она была.

Телефонный звонок от Гая ожидался в 1:45 после полудня, но новостей от него не было. Он был в ресторане, а они не появились. Я запаниковал. Были ли они уже в номере? Я рассказал ему, какая машина у Трейси, и подождал, пока он проверит все возможные места для парковки. Ничего.

Я позвонил Трейси на рабочее место и неудачно, трубку сняла Дженни.

– Трейси уже ушла домой?

– Нет, у нас сегодня много дел, Ларри попросил нас остаться до трех. Трейси только что ушла на обед.

– Ну, тогда скажи ей, что я звонил, только чтобы поприветствовать.

Что происходит? Я проверил свой телефон. Он отметил переадресованный голосовой звонок от Трейси Марку в 11:02 утра. Я находился под землей и пропустил его. Трейси нарушила протокол голосового вызова. Я представил себе, как она под каким-то предлогом уходит из офиса на несколько минут.

Я мог лишь догадываться, что было сказано. Она позвонила ему и сказала, что задерживается на работе. Возможно, у них и были какие-то новые планы, но какие? Я был почти уверен, что они просто все отложили на 24 часа. Я позвонил и сказал об этом Гаю. Он сказал, что завтра не сможет, но после проверки уточнил, что смогут Глория и подруга. Я обменялся с Глорией номерами телефонов и дал ей несколько инструкций. Ничего не было ясно, но что еще я мог сделать?

Между любовниками не было никаких сообщений, так что, я был уверен, что мои догадки верны. В дальнейшем пришло подтверждение, когда Трейси позвонила мне на рабочее место около 11:30 утра и спросила, не могу ли я смыться в город на обед, но я ответил, мол, прости, дорогая, я слишком занят. С уверенностью, что я не смогу застать ее врасплох на работе, она отправилась на свидание, нанеся удар ножом в спину. Я наблюдал на GPS-трекере, как ее телефон двигался в сторону ожидаемого пригорода. Я позвонил и предупредил Глорию.

Следующий звонок был от Глории.

– Ты был прав, они только что приехали в разных машинах и находятся в ресторане. Это довольно забавно, она припарковалась по соседству, за скобяной лавкой.

Я спросил ее, где припарковался он, и она ответила, что прямо на стоянке мотеля. Я попросил у нее его номер. Она зачитала его вслух, а потом сказала, что у машины сбоку имеется надпись «Тандерстрайк Констракшн». Ага, попался! Я уговорил Глорию пойти в ресторан, чтобы ничего не пропустить. Она сказала, что ее подруга уже там.

Ожидая, я поискал в справочнике «Тандерстрайк Констракшн», позвонил в их приемную и, используя свои ограниченные актерские способности, сказал, что встречался с одним из их сотрудников и не совсем расслышал его имя. Это был либо Мик, либо Марк. Она сказала, что у них есть два Мика и один Марк. Она попросила меня описать его, и я повторил описание, данное мне Гаем.

– Это похоже на Марка Эшкрофта, нашего менеджера по развитию бизнеса.

Я сказал «точно», и она зачитала уже знакомый номер. Через пять минут в телефонной книге я нашел адрес М. и П. Эшкрофтов. Умри от зависти, Шерлок.

Глория позвонила в четыре вечера.

– Они только что уехали в разных машинах.

Я договорился встретиться с ней в кафе на полпути между городом и шахтой и вышел.

Начал я с того, что спросил, во что была одета Трейси, и она сказала, что похоже на рабочую униформу. Затем я спросил, не называла ли она его ласкательным именем на Л? Глория сказала, что они сидели за соседним столиком и слышали большую часть того, что было сказано, и она называла его исключительно Марком. Затем я передал слово Глории.

Она описала как они сидели друг напротив друга за маленьким уединенным столиком.

– Дэйв, мне показалось, ты говорил, что она умна?

Я в недоумении приподнял бровь.

– Этот парень просто ублюдок, гладкий, но все же ублюдок… Это так очевидно, что он с ней играет, а она купилась на все это.

Затем Глория пересказала мне краткое содержание их беседы. В первой частью он рассказывал ей о том, как она красива и как сильно он ее хочет. Он держал ее за руку через стол, и она не делала ни малейшей попытки высвободиться. Я думаю, она не рассматривала это как происходящее «на публике». Трейси проводила много времени, оглядывая ресторан и выглядывая в окна. Несколько раз она переводила разговор на меня, свою семью или его семью, но он прерывал ее и менял тему.

Она съехала на тот факт, что нежно любит меня, и я являюсь ее родственной душой, так что, о них никто никогда не должен узнать. Она извинилась за все те меры предосторожности, которые, по ее мнению, должна была принимать, но надеялась на его понимание. Затем она рассказала ему о мерах предосторожности, которые должен был принять он. Он никогда не говорил о своей жене. Однако задал очевидный вопрос: если она так сильно любит меня, то почему — с ним? Глория сказала, что Трейси так и не ответила, но на ее лице появилось настоящее недоумение, и она сменила тему. В середине разговор шел о любимых фильмах, книгах и увлечениях. Говнюк никогда не упускал возможности сказать Трейси, как много у них общего.

Последний час говнюк мягко усиливал давление, перемежая его комментариями о том, какой горячей, по его мнению, она была. Держа ее за руку, он подталкивал ее поднять их дружбу на новый уровень. Трейси пыталась убрать руки и сменить тему разговора, но он был настойчив. Он продолжал настаивать на том, что они могли бы встречаться чаще, чем на тайно один танец из трех в клубе или больше чем на обед. Он спросил ее, ездит ли она когда-нибудь по работе? Оказалось, что нет. Езжу ли когда-нибудь я? Очень редко. Не может ли она бросить девочек на девичнике и пойти куда-нибудь с ним «потанцевать» одна? Она объяснила, что не может допустить, чтобы из девушек кто-нибудь проговорился о чем-нибудь. Не может ли она притвориться, будто идет на девичник, и просто пойти с ним? Нет, по той же причине.

Он был явно недоволен на этом этапе, поэтому перевел стрелки обратно на нее. Как она предлагает им встречаться? Трейси объяснила, что на самом деле единственным вариантом было притвориться, что после обеда она — на работе, что давало им время от часу дня до без пятнадцати пяти вечера, почти четыре часа. Он заметил, что я, должно быть, очень подозрительный тип, раз она принимает столько мер предосторожности.

– Нет, Дэйв любит меня и доверяет мне… — Ну, тут правда хотя бы одно из двух – не так уж плохо.

Тогда говнюк, очевидно, решил, что пришло время ультиматума.

– Может быть, в следующий раз мы сможем снять номер, ну, знаешь, чтобы немного пошалить?

Трейси какое-то время мыкала и мекала, настаивая, что ей нужны лишь обеды, но, что самое главное, прямо не отказывалась.

Он сказал, что не уверен, сможет ли продолжать отношения, которые ни к чему не ведут. Очевидно, Трейси выглядела обеспокоенной. Марк явно был нетерпеливым типом, три танцевальных вечера и один обед – это не так уж много. Однако, если посмотреть с его точки зрения, это продолжается уже четыре месяца, а все, что он получил, – это два сеанса пожатия рук и несколько тисканий задницы.

По словам Глории, встреча закончилась задолго до четырех вечера, когда после последнего давления он сказал, что должен уйти. Он попытался оплатить счет, но когда она узнала, что он собирается воспользоваться своей личной кредитной картой, то настояла, чтобы они воспользовались ее дебетовой картой. Она объяснила, что это – тот счет, о котором я ничего не знаю. Наглый ублюдок даже сказал ей, что восхищается ее дотошностью. Он проводил ее до машины, и минут пять они были невидимы за скобяной лавкой. По выражению его лица, когда он вернулся и сел в машину, они ничего не смогли понять.

Может, она и дотошная, но явно не наблюдательная. Ведь очевидно, что две дамы, обедавшие вместе за соседним столиком, но при этом почти не разговаривавшие, должны были показаться подозрительными.

Глория подумала, что некоторые события этого дня показались ей очень странными. Главная из них заключалась в том, что Трейси явно не принадлежала к лиге говнюков. Почему эта симпатичная девушка с красивым телом, пускает слюни на среднестатистического, невысокого и выглядящего дохляком парня с редеющими волосами? На этот вопрос я мог ответить. Я объяснил Глории, что у Трейси плохое отношение к своему телу из-за суки-матери. Я также объяснил, что, несмотря на все мои предыдущие усилия, я не смог улучшить его.

Я чуть не забыл спросить ее, не удалось ли ей записать какой-нибудь звук? Она достала телефон и прокрутила несколько аудиофайлов, но там ничего не было слышно, только общий фоновый шум. Она показала мне три фотографии, которые ей удалось сделать на телефон. Одна из них, где они держались за руки, больно ударила меня. Я попросил ее переслать их на мою рабочую электронную почту. Она была права, он был дохловат.

Поблагодарив Глорию, я вернулся домой на полчаса позже обычного. Ничто не отличалось от обычного, за исключением того, что Трейси почти не смотрела мне в глаза. Она все еще была в рабочей одежде, и ее макияж казался нормальным. В тот вечер я подтвердил у детей, что из школы их забрала няня. Я нашел предлог выйти на улицу после наступления темноты и нашел только телефон в дровяном сарае. Обыск сумочки на следующее утро не выявил ничего нового.

***

В выходные, проезжая мимо его дома, я заметил на подъездной дорожке его рабочую машину. Во дворе стояли трехколесный велосипед и качели.

Почти ежедневные СМС от него на следующей неделе становились все более и более настойчивыми и, должно быть, заставили убрать кубики, когда она, наконец, смягчилась и согласилась встретиться с ним на следующем девичнике. Она по-прежнему настаивала на том, чтобы танцевать с ним, как обычно, только один танец из трех, и сказала, что на этот раз никуда не пойдет с ним одна. Я оказал мягкое давление, сказав, что в ту пятницу должен работать до десяти вечера, и спросил, не могла бы она организовать няню. Она не отшила его, но держу пари, что в тот вечер никто не лапал ее за задницу. Я не стал беспокоить Гая. В тот вечер не было никаких неожиданных перемещений по GPS, и в эти выходные у дровяного сарая был дополнительный посетитель.

СМСки на следующей неделе были настолько агрессивными, что я подумал, что они даже могут разбежаться. Я этого не хотел, так как знал, что у меня не хватит сил смотреть, как она начнет с нуля с другим парнем, что, как я был уверен, она обязательно сделает. Что я мог сделать, чтобы моя жена не рассталась со своим парнем? Я усмехнулся про себя, подумав: «Интересно, поднимался ли этот вопрос когда-нибудь раньше в истории человечества».

***

Прошло почти две недели со дня их первоначального свидания за обедом, когда она, наконец, согласилась насчет другого. Интересно, она использует десятигранный кубик или двадцатигранный?

Вторник 9:40 утра. «Как у тебя дела с завтрашним обедом? Трейс».

Во вторник 9:42 утра. «Завтра не получится, как насчет четверга? Марк».

Вторник, 10:01. «Меня устраивает».

Затем она написала название еще одного четырехзвездочного мотеля, расположенного далеко от их первой точки встречи, и снова в час дня.

Вторник, 10:10. «Там есть хорошие номера? Марк».

Во вторник 10.41 утра. «Посмотрим. Люблю, Трейс».

Я задумался над двусмысленностью этого последнего предложения. Неужели она имела в виду, что они увидят, как насколько хороши номера, когда закажут один? Или она имела в виду, что они увидят, есть ли у них номера, когда доберутся туда? Я немедленно позвонил Гаю и договорился встретиться с ним днем.

Мы составили ряд планов на случай непредвиденных обстоятельств, и я сказал ему, что в четверг утром передам все необходимое. На тот случай, если они все-таки зайдут в ресторан, Гай будет единственным посетителем за соседним столиком, я не хотел, чтобы на этом этапе мне пришлось вводить в курс дела еще одного постороннего, а Глория уже не подходила. Глория согласилась остаться с камерой в машине.

Я обдумывал, не сделать ли еще одно вторжение в офис в среду вечером, но не стал. Мне было попросту все равно. Проверка сумочки в четверг утром ничего не дала.

В четверг, в десять утра, я отправил заказ Гаю и попросил его позвонить, как только он или Глория его получит. Потом я отпросился с работы и поехал домой. Я пошел к Мэри по соседству и спросил, не сможет ли она забрать мальчиков из школы и оставить их у себя до моего приезда? Я сказал, что планирую для Трейси сюрприз, и не хотел, чтобы она об этом узнала. Но это ведь и не было ложью, не так ли? Конечно, она сказала мне, что Трейси уже договорилась о том, чтобы она посидела с детьми сегодня днем.

Четверг, 1:10 после полудня. СМС: «Они оба в ресторане, Гай на месте. Глория».

В 2:20 мне позвонила Глория и просто сказала:

– Дейв, заказ уже пришел.

Я нажал кнопку «Отправить» на сообщении, которое было готово и лежало на моем телефоне в течение последнего часа. Отправлено.

Сообщение, что перелетело с моего телефона на другой, номер которого я не должен был знать, было простым. Через тридцать секунд его приняла рыдающая женщина, распростертая на полу возле номера мотеля. Замечательная мать и партнер, но женщина, которой, я не знал, смогу ли снова полностью доверять.

«Трейси, пожалуйста, вернись домой. Дэйв».

Сразу после того, как сообщение было отправлено, я набрал другой номер, который тоже не должен был знать. Когда там ответили, я сказал:

– Мистер Марк Эшкрофт из Фримен Роад 12?

Услышав в ответ лишь бормотание, я продолжил.

– Меня зовут Дэйв, ты знаешь, кто я. Просто уйди прямо сейчас, и, возможно, твое будущее не будет связано с инвалидной коляской и восстановлением лица. УХОДИ ПРЯМО СЕЙЧАС! – Мне не требовалось изображать яд в этой последней части. Я повесил трубку.

С точки зрения Глории, как она сказала мне позже, произошло следующее. В 2:15 после полудня Трейси встала из-за стола и пошла оплачивать ресторанный счет. Марк вышел из ресторана и направился к стойке регистрации. Парень бросил на стол регистратора сто долларов и быстро вышел, указав глазами регистратору на деньги, лежащие на столе. Оказавшись за дверью, он подбежал к машине и – как сказала Глория: «Шоу началось» – достал пакеты с заднего сиденья. Он подождал больше минуты, прежде чем пройти немного позади следящей за ним пары, но с другой стороны автостоянки. Когда мужчина остановился, чтобы вставить ключ в дверь комнаты, Гай ускорил шаг.

Как только дверь открылась, Гай заговорил прямо в спину Трейси:

– Миссис Трейси Браун.

Когда она повернулась к нему с недоуменным выражением лица, Гай протянул ей букет лилий, ее любимых цветов со словами:

– Дейв хочет, чтобы вы знали, что дети и он очень вас любят. – Гаю пришлось уронить цветы, так как лицо Трейси потеряло все краски, колени подогнулись, и она упала, как камень. Если бы он не поймал ее, она бы наверняка ушиблась.

Гай взглянул на Марка и увидел на его лице ошеломленное выражение. Тот не замечал ничего, принимая телефонный звонок, а после услышал, как машина Марка сорвалась по дороге с визгом покрышек.

Гай держал меня в курсе в течение следующего часа, пока Глория помогала Трейси. Столько времени ушло на то, чтобы поднять ее на ноги и успокоить настолько, чтобы она смогла спокойно уехать. Они оба отказались отвечать на ее вопросы. Они сообщили мне, что, когда она не плакала, то просто выглядела ошеломленной. Перед самым отъездом они предложили ей проверить сообщения на своих телефонах. Она опять начала всхлипывать, когда до нее дошло значение одного из сообщений. Вышел управляющий мотеля и спросил, не нужна ли им «скорая»?

Гай по телефону ввел меня в курс дела о разговоре двух влюбленных в ресторане. Трейси пыталась завязать светскую беседу, но говнюк тут же начал оказывать на нее все более серьезное давление. Никаких уклонений, никаких отговорок на будущее. Как мы говорили в молодости: «на спине или верхом». Трейси, в конце концов, уступила давлению, но оговорила, что «ничего не может обещать».

Неужели она действительно верила, что сказать «нет», как только они окажутся в комнате, – это вариант?

Видеоклип, который Глория прислала мне, до того как Трейси вернулась домой, показывал, как говнюк практически тащит ее в комнату. Наконец-то я увидел знаменитое пустое выражение на лице Трейси.

***

И вот теперь я сижу дома и жду, когда приедет моя жена. Я уверен, что это будет очень медленная поездка и, возможно, она будет включать посещение офиса и несколько мусорных баков. Я совершенно расслабился, потягивая из бокала свой любимый односолодовый виски. Расслаблен ли я, потому что нахожусь в «режиме», как вы говорите? Нет, я расслаблен потому, что, наконец-то, все понял.

Все началось в понедельник вечером. Я сидел на диване с ноутбуком, пока Трейси занималась. Я просматривал список рассказов на Литеротике, когда мое внимание привлек и вызвал воспоминание один заголовок. «Умные изменщики». Я перечитал его еще раз, и не успел еще закончить, как последний кусочек головоломки сложился в моем подсознании. Теперь я совершенно точно знаю, ПОЧЕМУ. И это довольно печально. Я отбросил все невозможное, и это было то, что осталось.

Трейси провела почти всю свою жизнь, думая, что она ниже тех, кто ее окружает, матери и т.д. Она вышла замуж за парня, за меня, и решила, что умнее его. Внезапно ей в лицо с помощью нескольких тестов на IQ бросили мысль, что она ошиблась. Последние четыре месяца были подсознательным захватом власти с ее стороны. Если ей удастся одержать победу над кем-то, кто умнее ее, это докажет, что на самом деле умнее она. Тайно и ловко завести роман и выйти сухой из воды – значит доказать свое превосходство. Она бы удовлетворилась эмоциональной стороной дела, физическая сторона была лишь досадной необходимостью. Пустое выражение, которое несколько раз появлялось на ее лице, было ее психологическим отделением от своих действий. Весь этот эпизод был принуждением в поврежденной душе.

Если бы она бросила Марка и попыталась снова с кем-то менее агрессивным и просто завела эмоциональный роман или ограниченный физический с кем-то еще, она могла бы закончить свою самотерапию к своему почти полному удовлетворению. И это бы случилось, если бы ее не перехватил один удачливый ублюдок. Да, это опять я.

Я понял, что карточки в ее столе предназначались для раздачи потенциальным кандидатам в клубах. Что приводит нас к загадочному Л. Ну, полагаю, что это означало «любовник». Когда писала список, у нее не было кандидата.

К вечеру вторника я принял решение о нашем будущем. Я использовал процесс, которым довольно успешно пользовался в прошлом, но забыл во всей этой суматохе. Это почти надежная система для принятия трудных решений, и я поделюсь ею с вами, мои друзья. На двух листках бумаги написать два списка. На одном выписать все аргументы ЗА решение, на другом – все ПРОТИВ. Следующий и решающий шаг состоит в том, чтобы сжать каждый список до одного или, самое большее, двух слов. Посмотреть на эти слова, и обычно появляется ответ.

В моем случае одна страница, которая поддерживала прощение Трейси, включала семью, влияние на детей, багосостояние, почти нормальную личную жизнь, секс, никаких адвокатов, почти нормальную жизнь в целом и т.д. На другой странице оказались гордость, адвокаты, стыд, одиночество, потеря детей и т.д. Краткий итог – и я оставляю вам решить, что находится на какой странице – это ТРАХНУТЫ и ПОЧТИ СЧАСТЛИВЫ. Через пятнадцать миллисекунд решение было принято.

Я сделал еще глоток и улыбнулся. Если бы я был ублюдком, то в эти выходные пригласил бы своих новых друзей Гая и Глорию на барбекю. Но я – не ублюдок.

Кто-нибудь заметил в начале этой истории, что мне потребовался дополнительный год, чтобы получить степень? До сих пор я жалел, что потратил свой первый год на мой основной выбор профессии – психологию. Уже нет. Как только я понял «ПОЧЕМУ?», «ЧТО?» стало очевидным. Вся моя сегодняшняя кампания была направлена на то, чтобы психологически навсегда уничтожить любое представление Трейси о том, что она умнее меня. Судя по описанию Гая и Глории, мне это удалось. Я мгновение сопереживал ее боли, но что еще я мог сделать.

Я не расскажу Трейси, как поймал ее. Если она будет продолжать гадать, это увеличит вероятность того, что этого никогда не повторится. Может, стоит сказать ей, что я умею читать мысли?

Не было никаких сомнений, что ближайшее будущее Трейси включало в себя консультации. Темы, безусловно, включали бы наши проблемы с интеллектом, ее проблемы с уверенностью и ее проблемы с отношением к своему телу. Я изо всех сил старался помочь со всем этим, но до сих пор мне не очень-то везло. Если консультация по отношению к телу не сработает к моему удовлетворению, тогда может потребоваться некоторая сексуальная терапия.

Сторонний наблюдатель, зная мое положение, мог бы удивиться, когда увидел, что за пять минут до того, как Трейси медленно проехала по подъездной дорожке, я вовсю смеюсь. Я наконец-то нашел свой листок, который запустил весь этот процесс. Вспомните — тот, на составление которого у меня ушли месяцы. Наконец, я нашел его в кармане портфеля, куда положил эту чертову штуку. Зная, что матери, возвращающиеся на работу, после того как дети идут в школу, являлись горячей целью для соблазнения, и что тупой муж-придурок обычно узнает об этом последним, я написал список признаков измены жены. Может, я и тупой придурок, но – удачливый тупой придурок.

Я смеялся, потому что в моем списке были два пункта, которых не было в списке Трейси. А в ее был один, которого не было в моем. Я всегда любил иронию. Если бы я искал только признаки из своего списка, то никогда бы ее не поймал. Единственное, что могло бы сработать, – это блеф. Но я слишком уважал ее, чтобы когда-либо оскорбить, обвиняя в измене, просто чтобы увидеть ее реакцию.

Я знал, что буду великодушен в победе.

Увидев, как по подъездной дорожке спускается машина, я встал, чтобы крепко обнять жену и начать дальнейшую мою жизнь.

Эпилог

Посткризисное полуночное вторжение в офис месяц спустя выявило совершенно девственный нижний ящик. Я не сделал никаких комментариев, когда старый Айфон-2 Трейси был заменен на Айфон-4. Изучение нашей банковской выписки однажды показало неучтенный депозит в размере шестисот пятидесяти двух долларов.

Гай так и не выставил мне счет за свои услуги. Помните, он был охранником, а не частным детективом. Его жизнь состояла из двенадцатичасовой борьбы с тем, чтобы не заснуть. Ему понравилось это волнение. Кроме того, они с Глорией оба сказали, что это понравилось им обоим, и что оно каким-то образом помогло им сильнее сблизиться. Однако я настоял на том, чтобы оплатить расходы. Когда позже в том же году он объявил, что продает свой бизнес, я подарил этому сопливому старому гольфисту подарочный ваучер, который можно было обменять в самом большом гольф-магазине города. Стоимость ваучера – шестьсот пятьдесят два доллара.

Через месяц после того, как все уладилось, стало очевидно, что Трейси слишком смущается, чтобы даже упоминать о девичниках. Я настоял, чтобы она пошла на следующий. Посоветовавшись со своим консультантом, она согласилась. Я также предложил ей довериться подруге, если ей захочется поплакать на женском плече. Единственное условие, которое я поставил: если она увидит в клубе Марка, то должна позвонить мне. Спустя три месяца она позвонила. Я быстро пошел к соседям, чтобы попросить няню побыть в нашем доме на случай, если дети проснутся, а сам поехал в бар «Звезда» и тихо попросил Трейси показать мне говнюка. Как раз в тот момент, когда она указывала на него, тот оглянулся и увидел нас. Когда я быстро подошел к нему на танцполе, он чисто рефлекторно нырнул в ближайшую дверь. Да, вы уже догадались, в ту, что ведет в огороженную зону для курения. Ту, из которой нет выхода. Я схватил его за шею одной рукой, чтобы заглушить любые крики. Горнодобывающая промышленность не терпит кисок. Ожидая, пока он перестанет сопротивляться, я вежливо попросил троих курящих уйти, так как хочу поговорить с этим джентльменом, пытавшимся трахнуть мою жену. Они подчинились, двое даже широко улыбнулись, проходя мимо меня. Никто не любит мудаков. Затем я осмотрелся в поисках камер. Режим снова сослужил мне хорошую службу.

Когда он успокоился, я зарычал на него со всей сдерживаемой яростью, которая все еще не нашла выхода.

– Слушай, говнюк, если Трейси когда-нибудь сообщит, что снова видела тебя, или если я когда-нибудь узнаю, что ты чем-то разочаровал свою жену и детей, первое, что произойдет, это то, что копии всех твоих сообщений Трейси будут отправлены твоей жене. Я дам ей свои контактные данные, если она захочет получить копии сделанных мной фотографий. Второе, что произойдет, – это вот что.

Звук того, как все дыхание покинуло его тело, когда мой кулак ударил его прямо под диафрагмой, был почти таким же удовлетворительным, как и вид его, корчащегося на полу в попытках восстановить дыхание, которое не возвращалось. Удар по яйцам, вероятно, был немного излишним. Ну, ладно, может быть, я немного и ублюдок.

Я вернулся в клуб, чтобы обнять и поцеловать Трейси.

– Мне позже придется вносить залог?

– Нет, дорогая, для этого мы оба слишком умны, – я вышел через парадную дверь, менее чем через три минуты после того, как вошел, оставив Трейси отвечать на недоуменные взгляды ее подруг. Я вспомнил старую поговорку: «Берегись ярости тихого человека».

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?