Мрачная реальность. Часть 1

Я сидел дома в нашем кабинете и понял, что у меня проблема. Где же этот проклятый клочок бумаги? В прошлый вторник вечером я сидел здесь и заканчивал список, на который у меня ушло несколько месяцев. Так где же, черт возьми, он сейчас? Вторая очистка стола, осмотр ящиков, заглядывание за стол и под стол ничего не выявили. А, точно! Надо проверить мусорное ведро… Пусто. Я мысленно вернулся во вторник. Я уверен, что тогда оно не было пустым.

В пятницу жена работала по дому. К сожалению, Дэйв, старик, но тебе придется покопаться в контейнере с мусором.

Моя История

Привет, меня зовут Дэйв, и на момент написания этой истории мне сорок один год. Я вырос в маленьком шахтерском городке, и все вы, читатели, у которых было похожее детство, можете узнать мои симптомы. Видите ли, в моем городе не считалось социально приемлемым быть умным, а я был. Умные дети подвергались издевательствам и, как правило, проходили через настоящий ад. Поэтому я научился скрывать свой ум. Секрет был в том, чтобы не употреблять умных слов и говорить, как все.

Я думаю, что для некоторых людей стало неожиданностью, что по окончании выпускного класса средней школы, я был единственным отличником из примерно ста учеников. Однако было слишком поздно, лохи. Я уехал из города, чтобы поступить в колледж, и не собирался возвращаться. Мне повезло, что мои родители сломали свой стереотип «голубого воротничка» и на самом деле поощряли и поддерживали мои амбиции. Семь лет спустя я с отличием окончил горное дело и начал свою карьеру.

В то время я не понимал, но десять лет средней школы приучили меня по-прежнему скрывать свой интеллект. Через некоторое время я обнаружил, что это – профессиональное преимущество. Я соблазнял людей ложным чувством превосходства, когда они думали, что у меня средний интеллект, пока не возникал конфликт, и тогда я шел ва-банк и выигрывал девять раз из десяти. Они просто недооценивали меня.

Вы, вероятно, думаете, что это звучит высокомерно и вероломно, но ошибаетесь. На момент написания этой истории я являюсь успешным управляющим шахты, получающим приличную шестизначную зарплату с очень щедрыми бонусами. Причина последнего заключалась в том, что я взял на себя трудную, не приносящую доходов шахту и превратил ее в фабрику денег. Я сделал это по-своему. С моей предысторией синего воротничка я сплотил всю рабочую силу в дружную команду, которая разделяла финансовый успех шахты. Все были счастливы и становились богаче.

За восемь лет своей карьеры я встретил Трейси, соблазнил и женился на ней. После чего Трейси подарила мне двух замечательных сыновей, шести и восьми лет. Они – центр моей вселенной и смысл моей жизни.

Я знаю, что отличаюсь от других парней. Там, где тех привлекают в женщинах физические кондиции, большие сиськи, красивые попки и т.д., мой первый интерес – это их ум. Если женщина неразумна, она мне не интересна. Как я оцениваю интеллект? Легко. Все дело в глазах. Один взгляд в глаза рассказывает всю историю. Трейси была очень умна. Идеально сформированные сиськи и красивая тугая попка на миниатюрном теле ростом метр шестьдесят восемь, увенчанном симпатичным личиком, были чистым бонусом.

История Трейси

У моей дорогой жены и второй половинки было такое же прошлое, как и у меня. Ее отец-торговец и властная мать, сидевшая дома, наделили ее только одним недостатком характера. Ее мать в значительной степени разрушила ее уверенность в себе. Ее мать просто и непринужденно чморила ее. А отец был довольно молчаливым партнером. Те слова, которые он мог вставить, тут же отбивались. Таким образом, Трейси была очень застенчивой, неуверенной в себе и имела печальное представление в отношении собственного тела. Причем, неоправданное, лично мне ее тело очень нравилось. Я потратил все время нашего ухаживания и супружеской жизни, пытаясь улучшить ее уверенность в себе и ее образа тела, поздравляя ее с успехами и поклоняясь ее телу. Это было все равно что пытаться грести на каноэ против очень сильного течения. Все женатые парни знают это. Мужские комплименты просто не имеют большого веса.

Ее отец умер от рака печени, сразу после того как мы начали встречаться. Ее мать последовала за ним всего два года назад с раком всего.

В отличие от моих родителей, родители Трейси не поощряли ее интеллекта, и после окончания школы она поступила на курсы секретарш. Я познакомился с ней, когда она была секретаршей в приемной шахты, где я работал заместителем управляющего. В течение двух недель мы стали одним целым. Боже, я любил и уважал эту девушку.

Наша История

Через четыре года и две разные шахты мы поженились и родили первого сына. Принимая все решения совместно, мы решили переехать в более цивилизованное место ради воспитания наших детей. Не поймите меня неправильно, я люблю горнодобывающую промышленность. Это полезно и интересно, но почему шахты всегда ставят посреди самой большой пустыни? Я жил в настоящих дерьмовых дырах. Нам удалось найти один дом в двадцати пяти минутах езды от областного центра с населением в сто тысяч человек. Это было живописное и очень приятное место для жизни. Он нравился нам обоим. Люди были дружелюбны и приветливы, и вскоре у Трейси появилась хорошая группа поддержки матерей, которые почти ежедневно встречались либо вместе, либо небольшими группами.

Теперь я знаю, что разозлю некоторых своим следующим заявлением, но эй, одно из того, что нравится во мне людям, – это прямота.

По моему мнению, должность «матери» – это самый высокий ранг в обществе. Выше, чем президент, директор, генеральный секретарь Организации Объединенных Наций и любой другой титул на земле. Мы здесь для того, чтобы воспитывать физически и психически здоровых детей. Хотя я признаю необходимость того, чтобы работали оба родителя, дабы в некоторых ситуациях поставить еду на стол, те, другие ситуации, когда оба родителя детей работают, чтобы продолжить свою карьеру или иметь возможность позволить себе образ жизни, в котором они не нуждаются, я просто презираю. Один из вас должен оставаться дома и быть родителем. Это то, что требуется ребенку.

К счастью, Трейси на это согласилась, и до тех пор, пока наш младший сын, родившийся вскоре после нашего последнего переезда, не пошел в школу, она была рада оставаться дома и быть мамой.

Проблема для интеллигентного человека, являющегося родителем на полный рабочий день, заключается в том, что это – не самая интеллектуально стимулирующая работа в мире. Понимая это, я делал все что мог, чтобы поддерживать такую стимуляцию. Наши вечерние беседы, после того как дети ложились спать, были для нас драгоценны. Я давал ей столько времени вдали от мальчиков, когда не работал, сколько она хотела. По крайней мере, раз в две недели у нее были вечеринки с подругами. Я присматривал за детьми, пока по вечерам или по выходным она занималась на курсах для взрослых, и мы нанимали нянек и выходили вместе куда-нибудь примерно раз в месяц.

Жизнь была хороша, и я был счастлив со своей второй половинкой и со всеми другими аспектами своей жизни.

***

Первое крупное семя раздора зародилось вполне невинно. Как-то вечером, когда ребята легли спать, мы смотрели телевизор, и там объявили, что проводят тест на IQ. В течение следующих полутора часов они планировали задавать вопросы и в конце приглашали людей сообщать по электронной почте или СМС о своих результатах. Это было что-то вроде национальной переписи IQ. Людям давали понять, что, поскольку эти тесты связаны со временем, в конце теста все написание ответов должно прекращаться. Последние полчаса шоу были посвящены ответам и тому, как определить результат. Мы с Трейси согласились, что это будет весело, и сели вместе, чтобы пройти тест.

В итоге у меня оказалось 136 баллов, а у Трейси – 124. И то, и другое имело для меня смысл, но Трейси не согласилась с результатами и сказала, что тест был ошибочным. Она очень разгорячилась из-за этого и отказалась отправлять результаты. Я был ошеломлен, если не сказать больше.

На следующий вечер, в то же самое время, она объявила, что нашла еще один тест на IQ в интернете, прошла его в тот же день и получила 132 балла. Она хотела, чтобы его прошел и я. Я сел на диван рядом с ней с ноутбуком и набрал 141. Трейси была явно взволнована. В течение следующего месяца она нашла, и мы прошли еще шесть. Результаты в целом были одинаковыми, я опережал ее примерно на 5-15 баллов. Она не сказала мне, почему это было для нее важно или почему это ее расстроило.

У меня был напряженный период на работе, и не было ни времени, ни сил, чтобы об этом подумать. Но однажды в выходные я все же заставил себя подумать об этом. Я инстинктивно понимал, что это важно. Я не мог сразу придумать причину ее агрессии, и это меня беспокоило. Я всегда был поклонником Артура Конан Дойля, и через его персонажа Шерлока Холмса узнал его метод борьбы с проблемами, не имеющими четкого решения: отбрасывать все невозможное. Все, что остается, каким бы невероятным оно ни было, должно быть правдой. Одно невероятное решение, единственное, которое я мог придумать, состояло в том, что Трейси считала себя умнее меня, а когда тесты показали обратное, она возмутилась. Неужели она затаила обиду на то, что она, самая умная, была секретаршей, в то время как я был успешным профессионалом?

Как только я понял проблему, решение стало очевидным. В следующий же вечер, когда мы прижались друг к другу, я рассказал историю своего детского поведения «сокрытия интеллекта».

Я был с ней совершенно откровенен и извинился, что, похоже, мое поведение стало настолько укоренившимся, что я, кажется, обманул даже ее. Она, казалось, восприняла это очень хорошо и положительно, даже сказала, что может меня понять. Это сочеталось также и с ее школьным жизненным опытом. В каком-то смысле умная девочка была еще более социально неприемлема в маленьких городках, чем умный мальчик. Очень печальное обвинение этике и морали наших лет становления.

Я думал, что разговор по душам решил проблему. Но ошибся. Только много позже я понял, что с того дня она незаметно стала прилагать больше усилий, чтобы выиграть наш спор, чем раньше.

***

Когда наш младшенький, Мик, пошел в школу, Трейси необходимо было чем-то заполнить шесть часов в день. Как хорошие партнеры, мы обсудили ее варианты. Она хотела вернуться к работе, но я предложил кое-что другое. С такими хорошими мозгами она могла бы вернуться к учебе. В конце концов, мы сошлись на обеих идеях. Она записалась на дистанционный курс натуропатии и искала работу секретаря на полставки. По вечерам я присматривал за детьми, чтобы она могла заниматься дома. Я даже помогал с покупками, работой по дому и готовкой.

Она быстро устроилась на полставки секретарем к адвокату. Это было пять дней в неделю, и она начинала каждый день с того, что забрасывала детей в школу. Ее босс был старым чуваком, близким к концу своей карьеры, который постепенно расслаблялся. Он работал только короткие часы и брал ограниченное количество дел. В офисе их было только трое, третья – сорокалетняя замужняя помощница юриста, с которой Трейси быстро подружилась.

Офис располагался в старом здании, примерно в двадцати минутах езды от нашего дома. За редким исключением работа была периодической. При отсутствии больших дел Трейси могла работать лишь три часа в день. При наличии большого же дела она работала до тех пор, пока ей не приходилось уезжать, чтобы забрать детей из школы. Один или два дня в месяц ее спрашивали, не может ли она остаться подольше, чтобы помочь. Она была готова услужить, и если телефонный звонок мне не приводил к тому, что я возвращался домой пораньше, то один звонок Мэри, вдове по соседству, которая одновременно была нашей няней, все исправлял. В тех редких случаях, когда она была недоступна, Трейси с неохотой отказывалась от сверхурочных.

Все были счастливы. Трейси была возбуждена и занята, девичники продолжались, а наши ежемесячные свидания оставались неизменными. Кроме наших свиданий, у меня не было большого социального взаимодействия. Я либо работал, либо проводил время с Трейси и детьми. Никаких посторонних увлечений, покерных вечеров, боулинга. Ничего. Меня это устраивало, у меня было все, в чем я нуждался и чего хотел.

***

Прошло шесть месяцев, после того как Трейси снова начала работать. В следующий час моя жизнь должна была сменить маршрут, пойдя по незнакомому пути. Я просто еще этого не знал.

Она работала допоздна. Я забрал детей, отвез их домой и начал готовить ужин. Я был рад, что вернулся домой пораньше. Весь день у меня было такое чувство, будто вчера вечером я оставил на письменном столе блокнот. В нем была оторванная страница с результатами моего изыскания, предназначенная только для моих глаз. Вернувшись домой, я нашел блокнот, но страница исчезла.

Я вышел в гараж, проглотил свою гордость и вытряхнул мусор на пол. Я положил все, что не было бумажным, обратно в мусорное ведро и начал перебирать бумагу. Нет никакого удовольствия перебирать оторванные листки, что уж говорить насчет скомканного выброшенного материала? Я точно знаю, что не комкал свой листок, но возможно ли, что Трейси нашла его? Упс! Если она это сделала, то потребуются некоторые объяснения. Я спрятал листок со списком в одном из пяти запасных блокнотов в ящике стола, а не в том, что лежал на самом верху стопки.

Я начал разглаживать бумажные комки, все еще лежащие на полу гаража. Их было всего шесть. Второй инициировал мое скольжение к новой, гораздо менее идиллической жизни. Я уже почти готов был отбросить листок, исписанный рукой Трейси, когда заметил подчеркнутый заголовок: «Литеротика».

Я разгладил страницу и прочитал то, что, очевидно, было списком. В ней аккуратным почерком было написано.

Фотография.

Диктофон в машине.

Вернулся домой рано, застигнутый на месте преступления.

Прослушка телефонных звонков.

СМС на мобильный телефон.

Разговоры во сне.

Блефовать, чтобы выдать что-то, либо признание, либо язык тела.

Видели на людях.

Настучал друг.

Машину видели у мотеля.

Зрительный контакт с другим человеком на публике.

Скрытые письма/подарки.

Прачечная.

К этому моменту я уже понял, что это за список. Это был список из рассказов Литеротика. Сайт в основном эротических историй о том, как супругов ловят на измене. «Трейси мне не доверяет», – подумал я. Это был удар, но не сильный. У меня были и свои проблемы с доверием, так почему и не у Трейси?

Это я ввел ее в Литеротику. Когда в начале года она начала учиться, я использовал часть своего времени, после того как дети ложились спать, чтобы почитать некоторые истории на своем ноутбуке. Я не делал из этого секрета и часто рассказывал Трейси, если находил какую-нибудь особенно вдохновляющую историю. Я тайно искал идеи, как улучшить нашу сексуальную жизнь. Я зачитывал ей сочные кусочки, чтобы попытаться ее разжечь. Она тоже начала читать. Должно быть, это выглядело очень забавно, когда мы оба лежали в постели, бок о бок, читая порно. Это сработало, и за последние два месяца я получал меньше отказов.

Кроме того, я отметил, какие истории она читала дольше, а затем прочитывал их сам, ища подсказки о том, что ее волновало. И снова я искал подсказки, как улучшить нашу личную жизнь. Она читала рассказ и, если он ей нравился, смотрела другие рассказы того же автора. Я заметил, что она потратила довольно много времени на рассказы SW_MO_Hermit и дважды прочитала один из них под названием «Умные изменщики». Через два дня я тоже прочел его, но не нашел в нем ничего полезного. Я прочел у Hermit еще кое-что, а потом двинулся дальше.

Однажды вечером она пришла в постель после занятий и прижалась ко мне, читая на экране моего ноутбука.

– «Белый фургон», это что такое? – спросила она.

Я сказал ей, что это – история о парне, который поймал свою жену на измене и заставил ее дорого заплатить.

– Почему ты читаешь такие вещи? – спросила она.

Я ответил вопросом: изменяли ли ей когда-нибудь, и она сказала «нет». Я сказал, что мне изменяли, и описал, как был тогда опустошен. Я объяснил, что, читая истории о мести других мужчин, я облегчаю свои давние воспоминания.

Я никогда не рассказывал ей о том, что мне изменяли, и она спросила, не возражаю ли я рассказать ей подробности. Вообще-то я возражал, после всех этих лет мне все еще было больно, но мы делились всем.

***

Я познакомился с Синди на последнем курсе университета в другом штате. Она жила в соседнем колледже, где училась на втором курсе по специальности «искусство». Мы сразу же сошлись и стали неразлучны. Вскоре после этого мы начали заниматься сексом, но держали это в секрете. Несмотря на европейское имя, Синди была пусть и во втором поколении, но чистокровной китаянкой с очень строгими родителями. Если бы хоть одно слово дошло до ее родителей, ее бы выгнали из дома. Я не упомянул Трейси, что мы весь год трахались как кролики, и это был лучший секс, который у меня когда-либо был.

На следующий год я вернулся в свой родной штат, чтобы работать, Синди осталась, заканчивая свой последний год обучения, и мы поддерживали успешные отношения на расстоянии. Чтобы увидеться с ней, я прилетал примерно раз в месяц,.

После второго курса она приехала ко мне на лето, и я сделал ей предложение. Затем моя новоиспеченная невеста переехала в столицу штата на расстояние трех часов езды на машине, чтобы получить годичный диплом об образовании и стать учительницей. С дипломом бакалавра возможности трудоустройства в маленьком шахтерском городке были равны нулю. Однако там просто крик стоял от призыва учителей.

В столице штата она жила в доме моего брата, но большую часть года он отсутствовал, уезжая на раскопки. Каждый уик-энд я приезжал к ней или она приезжала ко мне. Будучи китаянкой, с сильной трудовой этикой, она также работала официанткой в местном казино. Мы также познакомились с разведенным мужчиной по имени Джо, жившим по соседству с моим братом.

Как-то раз, разговаривая по телефону о предстоящих выходных, она сказала, что в субботу ей нужно работать и что в пятницу Джо попросил сопроводить его на ежегодный ужин в его компании. Будучи доверчивым парнем, я согласился и сказал, что тогда приеду в субботу утром, а не в пятницу вечером. Меня все еще немного смущает оттого, каким наивным дураком я был в таком возрасте.

Случилось вот что. Мы провели вместе субботу, пока она не ушла на работу. Обычно она работала с пяти до девяти вечера, но если там было многолюдно, то ее могли попросить поработать до полуночи. В десять вечера ее не было дома, и я изо всех сил старался не заснуть. Я решил прогуляться к Джо, просто чтобы размять ноги. Идти было около двух минут до конца улицы, а затем – по шестидесятиметровой грунтовой подъездной дорожке к дому Джо.

Когда я подошел к его дому, то был потрясен. Перед его домом стояла «Альфа», которую я купил Синди. В доме, похоже, шла какая-то вечеринка. Я не мог подойти слишком близко, так как на крыльце постоянно стояли люди и курили.

Полчаса спустя, когда вышли и направились к машине Синди и Джо, я все еще пребывал в полном замешательстве. Я спрятался за стеной очень близко от ее машины и не мог видеть их, но зато мог ясно слышать.

Я слышал, как она сказала:

– Почему ты все время пытаешься меня поцеловать?

Он пробормотал что-то о том, какая она хорошенькая. На некоторое время воцарилось молчание. Я выглянул из-за стены. У них было полное танго языков. Я был ошеломлен. Я сразу же перешел в режим кризиса. Это режим, с которым я был очень хорошо знаком. Некоторые люди в кризис впадают в панику. Я же вхожу в «режим». Холодный, клинический, решительный и расчетливый. Я даже мог с усилием отключить свои эмоции. Эта черта характера хорошо послужила моей карьере. Люди, знакомые с горнодобывающей промышленностью, знают, как быстро безвредные ситуации могут выродиться в бедлам. С ним должны быть знакомы военнослужащие на действительной службе и пилоты авиакомпаний.

Через минуту они расцепились, и он спросил, когда сможет увидеть ее снова. Решающий момент. Прежде чем она успела ответить, он пригласил ее на следующий вечер после ужина. Все трое участников этой частной комедии прекрасно знали, что на следующий вечер я возвращаюсь в свой город, но мое имя не упоминалось. Ее поведение до этого момента было простительным, но после я дал бы ей веревку, чтобы повеситься.

Отложив в сторону большую проблему, я мысленно вернулся к насущной. Как добраться домой раньше нее. К счастью, она вспомнила, что оставила в его доме сумочку, и они вернулись за ней. Когда она пришла, я уже лежал в постели и притворялся спящим.

Не буду рассказывать так подробно остальную часть истории, которую я рассказал Трейси, но по существу было так. На следующий день я сделал вид, что уехал поздно вечером, а потом вернулся и спрятался в незастроенном квартале через дорогу, пока она не поехала к Джо. Я последовал за ней пешком, потом смотрел в окно, пока они не закончили разговор и прелюдию на диване и не исчезли в спальне.

Вломившись в дом через открытое окно, я вытащил из ее сумочки копии моей дебетовой карты, карты «МастерКард», ключи от машины и ключи от дома моего брата. Подумав, я вытащил из ее кошелька всю наличность в качестве компенсации за свое открытие и усилия. Затем я замер под звуки их секса, раздирающие мою душу. Интересно, будет ли она заниматься тем, что у нее хорошо получается? Она любила отсасывать члены. У нее был свой конек. Встав на коленях, она вынимала твой член изо рта и сладким голосом говорила: «Ты кончишь мне в рот?» Это заставило бы и двухдневный труп начать пускать слюни.

Я вышел из дома, отпер ее машину и, не включая двигатель, выкатил ее на асфальт, затем завел мотор и поехал к дому брата. Я запер ее в гараже, после того как собрал в ней ее личные вещи. Затем я вынес все ее вещи из дома и бросил их на заднюю лестницу.

Несмотря на поздний час, я воспользовался телефоном брата, чтобы позвонить ее маме, объяснил свою версию истории и сказал, что ей нужно будет помочь их дочери добраться домой. Я запер двери и уехал домой.

После этого Синди трижды пыталась дозвониться, но я бросал трубку. Я принял телефонный звонок от ее отца, извинившегося за поведение дочери. Больше я никогда не видел эту суку и ничего о ней не слышал.

***

Трейси могла понять по эмоциям в моем голосе, что я все еще глубоко переживаю из-за этого эпизода и знала, каково мое мнение об изменщиках. Я продолжал говорить, что глубоко сожалею о том, что не отомстил в то время сильнее, и что чтение чужих историй из топ-листа было каким-то катарсисом. Мы прижимались друг к другу, пока не заснули.

Итак, я сидел на полу гаража, чувствуя себя немного грустным, потому что моя жена не доверяла мне. Возвратившись к списку, я продолжил читать.

Меняется одежда/поведение.

Внезапное неуважение.

Отказ от секса.

Небрежные секунды – секс сразу после того, как в нее кончили.

Какие-то пятна.

Макияж смазанный/свежий.

Мокрые волосы/запах мыла.

Другой супруг узнал и проболтался.

Выписка из кредитной карты/телефонного счета.

Телефонная прослушка.

Хвастовство партнера.

Застукали на девичнике/вечеринке.

Разговоры о другом человеке часто затем прекращающиеся.

Подслушивание чужих разговоров.

Дети проговариваются.

Подруги с девичников, замеченные где-то в другом месте или проговорившиеся о чем-то.

Нечистая совесть.

Презервативы/ противозачаточные таблетки.

Проследил на свидании.

Использованная резинка/ пустые спринцовки.

Лживые глаза.

Анонимный сигнал.

Беременная.

Потерянное обручальное кольцо.

Изменилось сексуальное поведение.

Найденная прослушка и камеры.

Найденный дневник/телефон в ее машине.

К тому времени, как я прошел половину этого списка, мое сердце бешено колотилось, а в ушах стоял рев. Я пролистал назад.

Небрежные секунды, макияж смазанный/свежий, пойманный на девичнике/вечеринке, подруги с девичника, замеченные где-то в другом месте или проговорившиеся о чем-то, противозачаточные таблетки, пустые спринцовки, беременная, найденный телефон/дневник в ее машине.

Ничего из этого не имело смысла, если это был перечень способов проверить, не обманываю ли я.

Они имели смысл, только если вы были женщиной, которая хотела изменить и не быть пойманной. ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ПРОИСХОДИТ?

Я сразу же перешел в режим кризиса, закончил просматривать остальные скомканные бумаги, затем снова вытряхнул мусорное ведро и все повторил. Ничего. Корзина очищается каждые две недели, так что, я знал, что список свежий.

***

Трейси вернулась домой как раз к ужину, который я приготовил. Я посмотрел ей в глаза, прежде чем поцеловать, но ничего не увидел. Я заставил себя выйти из «режима» и попытался вести себя нормально. Я читал в рассказах, что это трудно, но каждый автор сильно преуменьшал, насколько это трудно. Это – пытка.

В ту ночь мысль о сне была шуткой. Я начал с изучения нашего партнерства в поисках улик и, прежде чем я это понял, снова оказался в режиме. Что нужно любому преступлению? Средства, мотив, возможность. У нее были для этого средства, пункт первый – вагина. Возможность – иногда я работаю, а она нет, девичники, разные занятия.

Большую часть времени я потратил на мотив. Я вспомнил все истории, которые читал. Большинство сводилось к неуважению, к поиску различных переживаний в прошлом девственной невесты, к охоте за более удовлетворяющим членом, к бегству от неудовлетворительной сексуальной жизни. Никаких объяснений не было.

Не было никаких причин для неуважения. Я всегда хорошо к ней относился, имел приличную работу и доход. Я знал, что до меня у нее было с полдюжины сексуальных партнеров, поэтому не видел в этом мотива любопытства. Мой член чуть недотягивал до двадцати сантиметров в последний раз, когда я проверял, хотя, по общему признанию, это было, когда я был еще подростком.

Неудовлетворительная сексуальная жизнь? Это задевало за живое. Очень неудовлетворительной она была у меня. Трейси просто не проявляла интереса к сексу. Если оглянуться на наш брак, где-то с год назад наше раз в неделю кувыркание стало скучным. Мне приходилось инициировать его в девяносто пяти процентах случаев, и получать по два отказа на каждое согласие. Она отрицала, что у нее есть какие-либо фантазии, молчаливо позволила мне купить ей вибратор и отказывала во всем, кроме прямого секса.

Не поймите меня неправильно, когда мы делали это, она, казалось, наслаждалась, и я не останавливался, пока она не испытывала по крайней мере один оргазм, и все они были подлинными.

Я заметил, что ее легче завести, когда я хвалю части ее тела, я знаю, что у нее был плохой образ собственного тела, но через несколько месяцев у меня закончились идеи, так что, это исчезло.

Мои мысли вернулись к тому времени, около года назад, когда мои надежды развеялись. Я положил ее на живот, положив руку под нее, и потирал клитор, пока лизал ее киску. Ей это нравилось, но она не достигла последней стадии оргазма. В качестве выстрела чисто на перспективу я позволил своему языку скользнуть от ее киски к промежности, а затем обратно. Я подумал, что она может понять, к чему все идет, и ждал, что она возразит. К моему удивлению, ее стоны стали громче.

Я продолжал это делать в течение пяти минут, но она снова затормозила. Наполовину ожидая пощечины, моя следующая вылазка на север пошла дальше, и я лизнул ее анус. К моему абсолютному удовольствию, она немедленно кончила, и было очевидно, что довольно сильно. С большой надеждой на будущее я прижался к ней. Только чтобы через пять минут она сказала, что, хотя она и наслаждалась этим, но больше этого не повторится. Нет, мысль о том, что у нее роман из-за секса, просто не имела смысла.

Отбросив все причины, связанные с сексом, единственная другая причина, о которой я мог думать, около двух часов ночи, была эмоциональность. Я думал об этом. Я почти никогда не уезжал, все свободное время проводил дома с ней и детьми и старался никогда не показывать, что она для меня менее важна, чем дети. Я помогал ей с домом и детьми гораздо больше, чем большинство мужчин. Черт, я поддерживал ее всем, чем мог. Мы много обнимались, говорили друг с другом легко и глубоко и принимали все важные решения как единая команда. Конечно, мы не целовались часами как подростки, но, естественно, от нас этого и не ожидалось. Я все еще был романтиком. Я регулярно дарил ей цветы и шоколад и взял за правило в эти вечера не приближаться к ней для секса, чтобы не обесценивать свой жест. Оглядываясь назад, я думаю, что в большинстве случаев она провоцировала секс именно тогда, когда я делал это, но это не было условием.

Я просто ничего не мог придумать. За исключением «исключи невозможное, Дэйв». Могла ли она найти кого-то лучше меня? Сие не было невозможным, поэтому я не мог сбрасывать его со счетов. Если это так, то наш брак может оказаться в беде. Неужели она уже кого-то встретила? Неужели она уже начала изменять?

Не знаю, в какое время я заснул, но проснулся от неожиданной и какой-то непонятной мысли.

Я встал, надел рабочую одежду и вытащил из кармана сложенный лист бумаги. Да, я был прав. Список заполнял страницу до самого конца, но была ли еще одна страница? В мусорном ведре ее не оказалось. Если она существует, то где? Вчера я тщательно обыскал стол в поисках своего списка, поэтому знал, что ее списка там нет. Потом мне пришла в голову идея, я вошел в кабинет и схватил чистый блокнот со стола. Положив его в свою рабочую сумку, я принялся за работу.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?