Ирина Сергеевна — в гостях. Эротическая история

Весна сияла солнышком. На деревьях распускалась листва. Птички весело чирикали. В душе формировалось волнующее ожидание чего — то необычного и тревожащего. А мне никак не удавалось устроить себе командировку на фирму к Ирине Сергеевне. Наши телефонные звонки случались гораздо чаще, и акцент разговоров заметно смещался к личным темам. Она все настойчивее намекала на необходимость нашей встречи.

И вот, однажды, она сообщила мне, что муж с детьми уезжают в выходные на рыбалку на турбазу Охотничий домик. Следующую субботу и воскресение она будет дома совершенно одна. Это был не намек, это было требование навестить ее.

И вот в субботу утром сижу в пригородном поезде. За окном пролетали столбы, луга, леса и все прочее, что составляет пейзаж. Но мне казалось, что поезд тащится неимоверно медленно. Я не знал, что меня ждет, но надеялся. Было даже сомнение в том, что мне необходимо это приключение.

Однако поезд прибыл по расписанию. В обычных случаях, когда идешь в гости к женщине – полагается дарить цветы. Однако, этот вариант я отмел сразу. Светиться с букетом цветов у дверей женщины, муж которой уехал на рыбалку был опрометчиво. Соседушки временами бывают очень наблюдательными. Потому я взял две бутылки красного сухого вина для необходимого восстановления своих сил. А ей для расслабления бутылку шампанского. И, разумеется, джентльменский атрибут – пачку презиков на всякий случай.

Без труда разыскал дом и квартиру, уверенно позвонил в дверь. Ирина открыла дверь и впустила меня. Она была весела и жизнерадостна. На ней был весьма романтичный василькового цвета халатик с большими вырезами по бокам, открывающие моим глазам ее талию, спинку и груди. Я нетерпеливо обнял ее. Она позволила поцеловать себя и ловко увернулась от дальнейшего.

— Халатик, что надо, — выдавил я из себя.

— Нравится? Ему в обед – уже сто лет.

Этот эротичный халатик, при каждом ее шаге обнажавший фрагменты ее тела, долгое ожидание в поезде и ее игривое настроение туманило голову. Мне хотелось ее прямо сейчас. Однако она не торопилась.

Вероятно, Ирина опасалась повтора моего прошлого конфуза. Она проводила меня в ванную.

— Прими душ с дороги, и за стол.

В ванной я отчетливо понял, что внедрился на территорию, которую контролирует другой самец. Тапочки, спортивные треники, мужской халат, бритвенные приборы ее мужа. В организме возникло странное настороженное напряжение. Как будто у меня на загривке шерсть стала дыбом. Таких ощущений у меня еще не было. Это не было похоже на обычную ревность. С Ириной, как с женщиной, у меня возникла определенная интимная близость и вдруг, « совершенно неожиданно» выясняется, что у нее вполне реальный другой мужчина. Забавно, с чего это меня так беспокоит? По сути, все — таки я пользовался его женщиной, а не он моей.

Вышел я из ванны совершенно голый с уже напряженным членом. Ирина была на кухне, и, обернувшись на мои шаги, улыбнулась.

— Какой ты нетерпеливый.

— Раздевайся скорей,

Она оставила посуду в покое и расстегнула халатик. Я взял его за полы и откинул в сторону. Опять эта женщина была передо мною во всем блеске своего зрелого тела. Но, теперь, я заметил, она тщательно выбрила подмышки и сделала аккуратную стрижку на лобке. Мне это польстило, значит, она готовилась к встрече со мной.

Ирина увлекла меня в комнату. Совершенно не хотелось устраиваться на их супружеском ложе. Возможно, в другом случае я с огромным удовольствием наставлял бы рога какому-то мужу на их семейном ложе, но не в этом случае. Ирина провела меня в гостиную, вероятно, и у нее было подобное настроение. Непонятно откуда у нее в руках оказалась простынка, которой она застелила диван. При этом Ирина повернулась ко мне спиной и наклонилась вперед.

Как говорится, мне не нужно было предлагать дважды. Ухватив ее за бедра, я прижался к ее аккуратной попочке. Мой член охотно напрягся и уперся в ложбинку меж ее булочек. Ирина засмеялась, прогнулась, рукой ухватилась за моего представителя и направила его куда надо.

И вот оно случилось. То чего я так хотел. Эта женщина насажена на кукан. Длина ее ног оказалась очень удачной для такой позы. Долгое ожидание этого момента обусловило непродолжительность процесса. Я понял, что не смогу долго терпеть.

— Мне можно кончать в тебя?

— Сегодня можно, — дрожащим голосом произнесла она.

Мне больше ничего не было нужно. Я крепко стиснул ее тело, словно боялся, что в последний момент она передумает, вошел в него во всю глубину и с рычанием принялся впрыскивать в нее содержимое своих яичек. Она замычала и конвульсивно задергалась в моих объятиях. Неистовыми толчками я продлевал и продлевал эти сладостные для нас обоих мгновения.

Вот и все, я обессилено повалился на диван, увлекая на себя тело Ирины.

Потом мы лежали в блаженной истоме не желая подниматься. Но все- таки ей, чтобы не запачкать ковер моей спермой, пришлось подняться и пройти в ванную. Когда Ирина вернулась то, вероятно, по привычке захотела накинуть на себя халатик. Но я не дал ей этого сделать, и она, улыбнувшись, послушно оставила его на кресле.

— Пойдем обедать, — пригласила Ирина.

— Нужно немного выпить, — я полез в свою сумку и извлек оттуда бутылки.

— Мы напьемся и будем пьяными, — удивленно возразила она.

— У нас вся ночь впереди, нужно тонус поддерживать.

Обед был очень вкусным и сытным. Ирина была зрелой женщиной и четко понимала, что мужчину нужно хорошо кормить. Вино нас немного раскрепостило, и я опять слушал историю их семейных неурядиц. Вместе жили по привычке, детей нужно растить. А с мужем поначалу все было хорошо. Оба статные красивые. На зависть многим. Сексом занимались без особых выкрутасов, но успешно, родили двоих детей. Ну, а потом увлечения мужа на стороне, друзья и пьянки.

Я слушал Ирину Сергеевну и искренне сожалел, что такая красивая женщина обделена тем, что предназначено ей природой. Жутко несправедливо. Она могла бы получать удовольствия от многих мужиков. Мне стало понятно, что я подвернулся ей как раз в момент острой необходимости. И то, что она столь решительно пришла ко мне в гостиницу, было ее отчаянным шагом. Мне стало стыдно за те минуты бессилия, которые я пережил в гостинице. Женщина преодолела свой нравственный барьер, а я сплоховал.

Все это время мы провели обнаженными. Ирина поднялась и задернула шторы, чтобы нас никто не увидел. Странно, но она совершенно не смущалась своей наготы. Вела себя непринужденно и раскованно. Я только сейчас заметил, что она сделала себе другую прическу. Да, мы мужики зачастую отмечаем в женщинах совершенно другие признаки.

Переполненный ощущением вины за весь мужской пол, я обнял Ирину и принялся целовать ее. Она расслабленно отдалась мне. Устроив ее в кресле так, чтобы она полулежала в нем, широко раскинув ноги, я присел перед нею на колени и приник губами к ее мохнатой щелочке. Старался со всей силы. Мой язык старательно разглаживал все складочки ее чудо щелки. Ирина, по всей видимости, полностью раскрепостилась, и все ее тело превратилось в одно сладострастное ощущение. Она ерзала бедрами под моим языком и порывисто постанывала. Я был горд за себя. Вот бы ее муж увидел нас и понял, наконец, какая страстная у него жена.

Но вот дальше произошло нечто особенное. Ирина присела предо мной и, взяв пальчиками мой член, осторожно поцеловала его. Ее губки и язычок очень нежно касались набухшей головки. Это было жутко возбуждающе. Мне хотелось вогнать его ей в ротик до упора. Обычно с женой мы так и делали. Она его заглатывала и прижимала языком к небу, а я, взяв ее за уши, гонял член в ее губах пока не кончал.

Но Ирина вела себя очень осторожно, и мне пришлось уступить ей инициативу. Она осторожно игралась с моим членом, как бы неумело дразня его. Ей удавалось удерживать меня на крайней стадии возбуждения.

— Чего же ты молчишь, — вдруг спросила она, — тебе нравится?

— Ты очень нежно делаешь это, словно на скрипочке играешь.

— Я это делаю впервые в жизни, — усмехнулась она.

— Не у мужа, а у другого мужчины? – глупо уточнил я.

— Да нет, вообще впервые.

Я оторопел. Как это? Зрелая замужняя женщина и впервые берет в рот член у мужчины. Мне не верилось, но приставать с расспросами в данный момент не хотелось. Я был достаточно возбужден, и хотелось продолжения.

Я осторожно оторвал Ирину от этого приятного дела и уложил на ковре. Она послушно легла, раскинув ножки. Ну что ж впервые, так впервые. Давай попробуем известную позу 69. Я присел у нее над головой, направил член в ее рот, и она послушно приняла его.

Я улегся на нее, лизал ее, целовал, нежно покусывал и при этом чувствовал, что мой член бережно обжимается ее губами. Она не сосала, она просто держала его во рту. Но уже принимала его почти целиком. Неужто это у нее в первый раз? Кончать ей в ротик я не решился и, привстав, поменял позу на более простую. Затащил ее на диван и улегся на нее сверху.

И опять я отметил удивительное совпадение размеров наших тел. Не нужно было никуда тянуться, изгибаться. Все было, как говорится, под рукою. Губы в губы. Ее груди в моих ладонях, ее бедра под моими руками.

Мы обнимались с такой силой, словно пытались слиться в единое существо.

Разогрев ее до предела, я привстал и ввел в нее свой напружиненный член. Она как — то особенно жгуче выдохнула при этом и судорожно ухватилась за меня руками. И тут я потерял над собой контроль. По хорошему, нужно было потянуть время, продлевая и ее и свое наслаждение. Но я взорвался. С бешеной страстью задергался и зафонтанировал в нее. Я спустил всю сперму до капли из того, что у меня еще оставалась, но мои судорожные толчки не прекращались. Ирина протяжно подвывала мне, вцепившись в мою спину ногтями.

Потом мы обессиленные лежали в объятиях друг друга. Не было никаких желаний. Не знаю, сколько времени прошло, но Ирина зашевелилась подо мной.

— Пора укладываться спать.

— Я еще хочу, — не выпускал я ее из своих объятий.

— Я не против.

Для восстановления сил мы выпили еще по бокалу красного вина. И опять на диване мы соединились в единое целое. Но теперь все было продолжительно и без былой страсти. Кончать мне было нечем. Но выходить из нее не хотелось. В конце концов, я выдавил из себя последнюю каплю и затих.

— Я лягу здесь на диване, — прошептал я, — вместе мы не заснем.

— Хорошо, дорогой.

Всю ночь я спал я как убитый. Утром поднялся и пошел в спальню к Ирине. Она уже не спала. Я присел к ней на кровать и сбросил с нее одеяло. Женщина лежала передо мною открытая, доступная, желанная.

Я обнял ее. Но теперь эти объятия были неторопливые. Торопиться было некуда. Это моя женщина и она охотно предоставит мне для услады свое тело. Та оно и было. Ирина с затаенной улыбкой внимала касаниям моих рук, по хозяйски оглаживающих ее чувственное тело. Наши ласки отличались от вчерашних.

Вчера в них было больше похотливой страсти, а сегодня их наполняла особая нежность и некая уверенность в будущем. Мои пальцы мялиее упругую грудь, теребя торчащий сосок. Мне представлялось, что в любой момент эта женщина с охотой откликнется на мое желание. Наверное, похожие мысли были и у Ирины.

Она взяла в руку мой член и аккуратно помяла его. Вероятно, она хотела убедиться, что впредь это чудо природы активно будет отзываться на все ее желания. Так оно и случилось. Мой член в ее требовательных руках окреп и потребовал, чтобы его сунули в жаркую тесную пещерку. Ирина засмеялась, совсем как юная девочка, раздвинула ноги и сунула его в свое лоно. Я то же засмеялся, было легко и уютно. Мы лежали, и я не торопил события, а просто поддерживал наше единение.

Потом у нас был поздний завтрак в обнаженном виде. Я как появился в ее квартире, так ни разу ничего на себя не одевал. Ирина тоже не вспоминала про одежду.

После полудня я уехал. Прощание было спокойным. Ирина легко поцеловала меня, и захлопнула за мною дверь. Ей нужно было готовиться к возвращению с рыбалки ее семейства.

В понедельник мы созвонились. И у нее и у меня все было в порядке.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 1 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.