Теория любви с первого взгляда

Верите ли вы в любовь с первого взгляда? Конечно, нет! В это дерьмо верят только тупые суки, у которых слишком много свободного времени. Они читают любовные романы и смотрят глупые любовные фильмы, мечтая о том единственном парне, который заставит у них покалывать от одной лишь улыбки. Это те самые сучки, что могут испытывать оргазм с помощью одних лишь пластиковых приспособлений. Вы их знаете. Они могут быть одинокими, не найдя «единственного», или быть замужем за парнем, на котором остановились потому, что он хороший и имеет приличную работу.

Независимо от того, кто эти женщины, или какова их ситуация, это понятие «любви с первого взгляда» делает их уязвимыми для волков, охотящихся на симпатичных маленьких овечек. Эта «вера» в то, что существует тот единственный мужчина, с которым ты познаешь мгновенную любовь, если когда-нибудь увидишь его, – идеальная приманка для таких рыбаков как я.

Вы когда-нибудь замечали, что любовь с первого взгляда случается исключительно с привлекательными людьми? На обложках любовных романов обычно изображен парень без рубашки, с длинными распущенными светлыми волосами и мускулами греческого бога. Его большие, сильные руки обнимают женщину, выглядящую, вероятно, как Хизер Грэм или Рис Уизерспун. Вы когда-нибудь видели на обложке пару, похожую на Розанну и Дэна?

Фильмы не лучше. Женщина обычно находит свою настоящую любовь в темном, красивом актере, которого большинство женщин трахнули бы в середине Тайм-сквер в полдень. Даже в «фильмах для подростков», которые пытаются внушить, что настоящая любовь – не физическая, есть занудная девушка, на самом деле обжигающе горячая, носит очки и конский хвост. На середине фильма она снимает очки и распускает конский хвост. Только тут она понимает, что на самом деле красива. Все говорят о ее «внутренней красоте», но разве не забавно, что чтобы ее признали, она должна быть красивой снаружи?

На этой планете живут миллиарды людей. Если бы мне пришлось сделать дикое предположение, я бы оценил, что около тридцати процентов из них, вероятно, считаются привлекательными. Под привлекательной внешностью я подразумеваю среднее или приличное тело с умеренно привлекательным лицом. Я бы также предположил, что лишь десять процентов населения являются «красивыми». Вы их видите в Голливуде и на плакатах в спальнях маленьких мальчиков и девочек, или незаметно спрятанными в тайнике с порно вашего отца. Вы даже можете увидеть некоторых из них в спортзале. Это люди, на которых нормальные люди мастурбируют в часы одиночества.

Несмотря на то, что они составляют лишь небольшой процент нашего населения, все ассоциируют такую любовь именно с ними. Никто не думает о невысоком, лысеющем сорокалетнем мужчине или тучной пятидесятилетней женщине как о потенциальных кандидатах на любовь с первого взгляда.

По этим неподтвержденным предположениям, все это оставляет колоссальные шестьдесят процентов населения мира без того, чтобы в них когда-либо могли бы влюбиться с первого взгляда. Итак, если любовь слепа, то почему тогда большая часть планеты исключена в потенциале?

Конечно, любовь с первого взгляда – это нечто большее. Видите ли, мы, как люди, в корне эгоистичны. Всякий раз, сталкиваясь с ситуацией, наша первая мысль – всегда о том, как эта ситуация влияет на нас и что заставляет нас чувствовать. У нас может быть мысль о том, как мы влияем на ситуацию, но обычно эта мысль является отдаленной или даже запоздалой. Итак, установка на любовь с первого взгляда обычно фокусируется на том, как заставляет нас чувствовать человек, в которого мы «влюблены». Нас редко заботит то, как мы заставляем их чувствовать.

Имея это в виду, «концепция любви с первого взгляда» сопровождается надеждой на то, что наш совершенный человек, исполняющий все наши фантазии и желания, будет ИГНОРИРОВАТЬ все наши несовершенства. Если вы спросите десять человек, каков человек их мечты, то гарантирую, что восемь из них дадут описание некоторых вариаций одного и того же человека.

Позвольте привести пример. С моей точки зрения, если бы женщина дала описание парня своей мечты, тот был бы высоким, худощавым, имел бы относительно хорошую работу, был бы забавным, добрым и заботливым. Он был бы чувствительным парнем, но с крепкими яйцами, чтобы взять над собой контроль, когда она захочет отказаться от него. Угадал?

Держу пари, что я описал девяносто процентов идеальных парней для женщин. Вы заметили, что ни одно из этих качеств даже не затрагивает того, как он относится к ней или какие имеет к ней чувства? Все эти качества имеют отношение лишь к тому, что он заставляет чувствовать ее.

Так что, чтобы стать идеальным парнем, половина всего сводится к генетике. В остальном вы можете быть дерьмом, но если у вас отсутствуют физические атрибуты дерьма, то вы будете тем, на кого она «согласится». Эй, не сердись на меня. Я просто рассказываю все как есть.

Если парень с хорошими генами сможет ПРИТВОРИТЬСЯ таким не совсем дерьмом, то он, скорее всего, превзойдет беднягу болвана, который на самом деле – отличный парень, но не так благословен в смысле внешности. Вот тут-то, леди и джентльмены, и вступаю я.

***

Видите ли, физически я и есть такой парень. Я – ростом метр девяносто, восемьдесят восемь килограмм чистого накачанного мужского тела, и моя улыбка может растопить трусики монашки. Неужели я тщеславен? Вы можете сказать, что да. Но, черт возьми, если бы вы трахнули столько же сучек, сколько я, ты были бы такими же.

А теперь, одной красивой внешности недостаточно. Не позволяйте разговорам в раздевалке и слухам себя одурачить. Я еще не ни разу не собрал всю лучшую киску, которую получил, просто сверкая улыбкой и напрягая свои грудные мышцы. Я понял, что для того, чтобы добиться высокого успеха, нужно быть чем-то большим. Или вам придется ПРОЯВИТЬ что-то другое. Несмотря на те истории, что вы читаете на этих сайтах, женщины редко желают мужчину, который хорош исключительно для секса. Мы просто в это верим, потому что такова мужская черта. Мы можем встретить женщину, выглядящую словно секс на палочке, но более глупую, чем ящик с камнями, и разрушить из-за нее наши браки. Мы все знаем, что это правда.

Женщины бывают разными. Даже если они ищут только приятеля по сексу, они хотят, чтобы с ним было больше, чем просто секс. Обычно они следуют за мужчиной, в которого могли бы влюбиться, но лгут себе, говоря, что следую исключительно для того, чтобы «почесать свой зуд».

Вот почему я изучил тонкое искусство оружия «любовь с первого взгляда». Самые полезные мишени между простынями – это не девушки с наименьшим сопротивлением. Какое удовольствие ездить на Феррари, стоящем всего пять тысяч долларов и имеющего пробег более двухсот тысяч миль? Конечно, мы поедем и на таком, но не ощутим ничего особенного. Нет, самые полезные цели – это те, кто покупаются на эту нелепую теорию. Те, что отпустят себя, только если найдут «его». Они подобны нетронутому колодцу эротической страсти, ждущему своего открытия.

Когда они находят мужчину своей мечты, все эти глупые запреты, накапливавшиеся годами проповедей и родительских предупреждений, исчезают. Имея дело с «ним», все мерзкое дерьмо, что они действительно хотят сделать, но не делают, будет казаться менее запретным. Втайне, фантазируя об этом, они используют в качестве опоры его лицо и тело. Он может заставить их делать что угодно. С «ним» она будет чувствовать себя девушкой, которой всегда хотела быть. Когда «он» будет делать все эти непристойные вещи, все будет точно так, как в ее фантазии. Например, фантазия об изнасиловании сексуальна, исключительно, когда парень в ней выглядит как Антонио Бандарас. Если же парень похож на Джима Белуши – это просто изнасилование.

Этот факт остается верным для большинства женщин, даже замужних. Нет, позвольте перефразировать. ОСОБЕННО ЗАМУЖНИХ. Видите ли, большинство женщин замужем НЕ за парнем своей мечты. Они выходят замуж за бледную его копию. Он может обладать некоторыми первоочередными качествами, но не всеми. Они влюбляются в него и довольствуются жизнью с посредственностью. Они довольствуются тем, что у них есть лучшее, что они могли получить. Потом встречают меня.

Есть несколько правил, которые нужно помнить, соблазняя одну из этих наивных сучек. Необходимо заставить их поверить в этот миф. Они хотят в него верить. Они встретят вас на полпути. Все, что вам нужно, это дать им невысказанное обещание, что вы – тот парень, о котором они мечтают. У вас есть внутренние качества, которые должны быть у хорошего парня, и вы завернуты в более красивую упаковку, чем то, что у них дома. Если вы дадите им это, они сами заполнят пробелы и заставят себя поверить в ложь.

Первое: ключ – это терпение. Эти женщины верят, что настоящая любовь может подождать, пока они преодолеют свое ханжеское воспитание. Нельзя торопить их в сексе. На самом деле, вы должны проявлять некоторую неохоту, чтобы сделать этот шаг. Пусть они думают, что на самом деле соблазняют ВАС.

Второе: всегда смотрите им в глаза. На самом деле, убедитесь, что вы знаете их цвет. Конечно, вы можете оценить ее тело, но сделайте его второстепенным. Вы можете сказать, что у женщины красивые сиськи, и она может позволить вам трахнуть ее. Если вы скажете, что у нее великолепные глаза, то она трахнет вас.

Третье: выясните, в чем у нее неуверенность. Это может занять некоторое время легкого зондирования, но результат будет того стоить. Когда вы узнаете, в чем у нее есть неуверенность, закрывайте на это глаза и ведите себя так, будто ее не существует. Например, если она не уверена в своем весе, скажите ей, как красиво она выглядит в этом платье. Если она упоминает о своих жировых складках на талии, то говорите о том, что худые девушки непривлекательны, потому что их не за что подержать. Если у нее маленькие сиськи, скажите, что большие сиськи – это чересчур, чтобы с ними справиться. Кроме того, вы – все равно тот мужчина, которому нравится задница.

Четвертое относится к номеру три. Узнайте, чем она гордится, и хвалите ее за это. Если она умная цыпочка, скажите ей, что вы можете слушать ее болтовню о книгах и всяком дерьме часами. Если она сбросила несколько килограммов, скажите, как красива она была раньше, но теперь вы должны постоянно напоминать себе, что она замужем. Если она сделала прическу, скажите, что та и впрямь обрамляет ее лицо и делает ее похожей на ангела.

Пятое: убедитесь, что у вас тоже есть уязвимость. Конечно, вы можете ее выдумать. Сделайте так, чтобы казалось, будто вы никогда никому об этом не рассказывали, и не сможете поверить, насколько комфортно станет вам с ней. То, что использую я, – это что моя мама плачет, потому что мой отец ее бросил. Я рассказываю, как это повлияло на меня в юном возрасте и заставило меня НИКОГДА не желать сделать этого ни с одной женщиной. Тупые суки это хавают.

Шестое: никогда, ни при каких обстоятельствах не поливайте грязью ее мужа. Вот где облажались большинство парней. Они пытались убедить жену, что они лучше, чем то, что у нее есть дома. Это ошибка. Во-первых, на этом поле вам тяжело вести битву. Он уже одержал верх. Она уже знает его хорошие качества. Если только этот парень не совершенный неудачник, таким образом вы разобьетесь и сгорите.

Я выбираю другой путь. Он занимает больше времени, но работает. Если она трахнется с парнем, поливающим грязью ее мужа, то это будет один раз, и она об этом пожалеет. Она будет настолько обременена чувством вины, что побежит обратно к нему и попытается стать идеальной женой. Я – тот, с кем она начнет роман. Она не будет чувствовать себя виноватой, трахая меня. К тому времени, как я закончу с ней, она почувствует, что заслуживает этого.

Я никогда не говорю плохо о ее засранце муженьке. На самом деле я его дополняю. Я встаю на его сторону. Я даю ей советы, как сделать их брак лучше. Я всегда встаю на его защиту, когда ОНА его ругает.

Затем, когда она рассказывает мне обо всем, чего не хватает в ее браке, я даю ей «советы» о том, что сработало бы, будь на его месте Я. Я как бы невзначай упоминаю, что хотел бы, чтобы у меня была женщина, которая делала бы все это для меня. Это сближает их со мной, потому что у нас появляется «нечто общее». В то же время, я сею в ее голове семя о том, чтобы сделать эти вещи для меня. В конце я обязательно говорю что-то вроде: «Я не могу себе представить, чтобы какой-нибудь парень не заметил этого. Он должен быть мертвым, чтобы не стать твердым!»

Номер шесть – самый важный. Вот тут-то ты и вбиваешь клин между ней и ее мужем, и вставляешь себя. И вот почему. Если вы зашли с ней так далеко, значит, она очень уязвима. В ее браке чего-то не хватает, даже если она этого не осознает. Чего бы там ей ни не хватало, вы становитесь этим. Если он не слушает ее, то вы слушаете во все уши, даже если эта сука скучна. Если он не обращает на нее внимания, это делаете вы. Не поливая грязью мужа, вы заставляете ее чувствовать, что на самом деле заботитесь о ее счастье, и что у вас в сердце сосредоточен целиком ее интерес. Вы же не представляете никакой угрозы. Скорее всего, это ее мудак муж не собирается меняться, что бы вы ей ни говорили. Если она так долго оставалась с ним при этом, значит, он твердо стоит на своем. Став тем, чего ей не хватает, она увидит его неудачу и начнет ЖЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ОН БЫЛ БОЛЬШЕ ПОХОЖ НА ВАС. Теперь он окажется в проигрышной ситуации. Если он одумается, она будет вам благодарна. Но его внимание будет временным, и она обязательно вернется. Если же он потерпит неудачу, она начнет смотреть на вас как на парня, которым она хотела бы видеть своего мужа.

Лучше всего, если он заметит, что вы делаете, и пожалуется на вас, она будет вас защищать, говоря, что вы никогда не говорили о нем плохого слова. Вы всегда будете хорошим парнем, а он станет иррациональным придурком. Вы даже можете на некоторое время добровольно отступить, чтобы она смогла работать над своими отношениями. В конце концов, если дружба с вами причиняет ей боль, вы достаточно заботитесь о ней, чтобы ее отпустить (трюк). В конце концов, у вас кончатся советы, и вы скажете: «Я бы хотел, чтобы был способ, которым я мог бы вам помочь. Если бы он только мог видеть вас такой, какой вижу я». Если после этого она не расправит крылья, то вам, вероятно, лучше перейти к другой цели.

Так вот, из каждого правила есть исключения. Даже имея в своем распоряжении все это оружие, я не могу трахнуть их всех. Иногда вмешивается жизнь. Непредвиденные переменные, на которые я не рассчитывал, могут всплыть и разрушить всю мою тяжелую работу. Дерьмо случается.

Взять хотя бы ту сучку, с которой я работал. О, подождите минутку! Вы же еще не знаете, кто я такой. Что ж, позвольте представиться. А после я расскажу об этой сучке и ее слабаке-муже.

***

Меня зовут Брайан Келфар (приятно познакомиться). Когда мне было восемнадцать, я поступил на флот. Я бы присоединился и раньше, но был несовершеннолетним. Выбраться ради этого из этого дома было лучшим решением, которое я когда-либо принимал.

Так или иначе, я стал морским санитаром. Я запросил назначение в подразделение морской пехоты, где была нужда в медике. Когда оно пришло, я стал «военно-морским салагой». Этот термин просто означает, что я был флотским парнем, делавшим все то дерьмо, что делают морские пехотинцы. Должен сказать, что мне это нравилось больше, чем дежурство на берегу в Военно-морском госпитале. Различия между военно-морским флотом и морской пехотой начинаются, когда поступаешь на службу, таким образом ПРИСОЕДИНЯЯСЬ к военно-морскому флоту. СТАНОВЯСЬ морским пехотинцем. Ура!

Во всяком случае, я отбыл восемь лет и был с честью уволен как госпитальный санитар второго класса категории E5. Я не буду перечислять все бонусы, которые я получил, потому что большинство из них не важны. Я был в состоянии прослушать некоторые курсы, поступив в колледж, и по выходу получил степень RN – дипломированный медбрат.

Я тренируюсь ежедневно (пять раз в неделю). Я привык делать это, когда был в своем подразделении. У меня на животе кубики, и я постоянно бегаю трусцой. Работая в больнице, тренироваться легко, поскольку там есть пара тренажерных залов, которые используются для реабилитации некоторых пациентов.

Поскольку я служил в ВМФ, люди автоматически оказывают мне уважение. Женщины всегда втайне гадают, не убил ли я кого-нибудь, а парни всегда хотят услышать какие-нибудь военные истории. Я не знаю, почему люди так увлечены тем, что там происходит. У половины из них не хватило бы гребаных яиц разобраться с тем дерьмом, что происходит, поэтому они живут опосредованно через одну из моих историй. Затем они говорят мне это пустое «Спасибо за вашу службу» и продолжают обсуждать ту команду, что им нравится. Большинство историй, которые я рассказываю, реальны. Иногда мне приходится придавать некоторым историям голливудский оттенок (их вообще-то не устраивает правда), но по большей части я не лгу.

Да, мальчики и девочки. Я – тот парень, о котором спорят со своими женами большинство мужей, и тот парень, о котором сплетничают со своими подругами большинство жен. Я – кошмар для ревнивого мужа и влажный сон для заброшенной жены.

***

А теперь вернемся к той суке, что сорвалась с крючка. Ее зовут Селена Холмс. Ей за тридцать, и она горячее реактивного двигателя. У нее красивое стройное маленькое тело, и она держит себя в форме. Впервые я заметил ее, занимаясь в спортзале, когда она была на беговой дорожке. Ее каштановые волосы до плеч были собраны в конский хвост, подпрыгивавший из стороны в сторону, во время ее бега. Я не знаю, что такого в подпрыгивающем хвостике бегущей девушки, но это – мой криптонит. Ее зеленые глаза были прикованы к экрану телевизора. Ее мягкие губы произносили слова той песни, что она слушала на своем айподе. От нее захватывало дух. Я сразу понял, что хочу ее трахнуть. Нет, я ДОЛЖЕН ее трахнуть.

Я начал свою кампанию. Я начал заводить с ней разговоры во время работы, спрашивая ее мнение о разном, чтобы иметь возможность подойти достаточно близко и позволить ей «коснуться» меня. Я даже «наткнулся» на нее и поймал, прежде чем она упала на пол. Я хотел иметь с ней как можно больше физического контакта.

Проблема, с которой я столкнулся, заключалась в том, что она не была уязвима. Что бы я ни делал, я никогда не мог заставить ее говорить о чем-то, кроме работы. Я не мог заставить ее рассказать о своей личной жизни. Она казалась довольной и счастливой. Суки, довольные своей жизнью дома, редко говорят о ней. Кто, черт возьми, хочет слушать, как прекрасен чей-то брак? Люди говорят только о сплетнях, потому что все хотят знать, что не так в жизни других.

Другая проблема заключалась в том, что она, казалось, была невосприимчива к моей привлекательной внешности. Она всегда была милой и профессиональной, но не давала мне той вибрации, которую я получаю от спелых фруктов. Она не смотрела на меня так долго, чтобы я видел, что она заинтересована. Она не прикасалась ко мне, когда мы стояли близко, разговаривая. Когда нам требовалось побеседовать, она говорила то, что должна была сказать, а потом приступала к следующему заданию.

Я начал трахать другую медсестру, которая всегда была с ней, по имени Вильма. Вильма довольно симпатичная, но старше нас. Она не толстая, но по ее круглому лицу я понял, что она пухловата. У нее была красивая пара сисек, и, вероятно, под этим комбинезоном она прячет круглую попку. У нее – рыжие кудрявые волосы и лицо, усыпанное веснушками. Она выглядит как мокрая тряпка в постели, но я быстро понял, что она – один из тех нетронутых колодцев. Как будто у нее была вся эта подавленная сексуальность, которая только и ждала, чтобы вырваться наружу. Я узнал, что у нее есть неудачник в роли мужа, который дрочит на азиатское порно, вместо того чтобы заботиться о своем деле. Этот парень, должно быть, – самый тупой сукин сын на Земле, потому что его жена была первоклассной киской.

Она просто созрела для того, чтобы ее взять. Она так изголодалась по вниманию, что мне не пришлось использовать большинство уловок, чтобы заполучить ее. Я просто однажды сказал ей, что медицинский комбинезон на ней выглядит, как ка на страницах журнала «Виктория Сикретс», и она практически изнасиловала меня в одной из ванных. Потребовалось трахнуть ее всего три раза, чтобы она схватила тюбик луриканта и засунула меня в свою задницу. Ее муж сам не знает, чего ему не хватает!

Время шло, и я почти перестал думать о Селене. Она не проглотила наживку. Кроме того, Вильма и еще пара медсестер доили меня досуха. Я как раз собирался бросить полотенце, когда получил благословение от сексуальных богов. Это благословение пришло в виде Дуга.

Дуг был одним из наших давних пациентов. Он попал в автомобильную аварию, в результате которой три недели находился в коме. Когда он пришел в себя, у него были умственные способности пятилетнего ребенка.

Дуг ростом с меня, но телосложением примерно в два меня. Он чем-то напоминает Стива Остина по прозвищу «Ледяная глыба», только не такой мускулистый. Короче говоря, Дуг – большой чувак.

Обычно он ласков и кроток со всем персоналом. Он никогда не повышает голоса, никогда не ссорится и совершенно незлобив. Он всегда слушает и благодарит за каждую мелочь, что вы для него делаете. Но Дуг похож на тех львов, которых держат в неволе. После многих лет кормления их бифштексами и игр с ними вы забываете, что эти кошки – дикие животные.

Однажды Дуг возбудился. Не знаю, что его взбесило, но он почувствовал жжение. В конце концов, он все еще мужчина. Так вот, сестра Холмс (Селена) вошла в палату, чтобы дать ему какие-то таблетки, и обнаружила, что он гладит свою мясистую эрекцию. Он даже не пытался этого скрыть. Он просто сидел и колотил по своему бедному члену всем, что у него было. Он бросил один взгляд на плотное маленькое тело Селены и бросился на нее.

Я услышал крик, вбежал в комнату и увидел, что Дуг пытается стянуть с нее пояс. Она схватила его одной рукой, пытаясь сохранить свою скромность, в то время как другая рука пыталась удерживать его на расстоянии вытянутой руки. Мне удалось оттащить Дуга от нее. К несчастью для меня, этот большой олух набросился на меня и начал швырять по всей комнате. Я не хотел причинять бедняге боль, но чуть не вырубил его на хрен. К счастью, сестра Холмс смогла дать ему счастливую инъекцию, отправившую его в страну сна.

Она была так потрясена, что я повел ее в кафетерий выпить кофе. Она была чрезвычайно благодарна мне за то, что я, пытаясь прийти ей на помощь, был избит. Естественно, разговор привел к моей службе в морской пехоте, что позволило мне открыть дверь, чтобы узнать о ней. Она рассказала не все, но я уже стоял в дверях. Это было началом многих разговоров.

Селена не была так откровенна насчет своих семейных горестей, как мне бы хотелось. Она никогда прямо не говорила ничего такого, что помогло бы мне утвердиться в ее сознании. Но сама того не зная, она давала подсказки. Однако мне пришлось обратить на них пристальное внимание. У меня возникло ощущение, что она не чувствовала себя сексуальной рядом с мужем. Это была лишь маленькая догадка, но это было все, что у меня было. Я начал работать над этим.

Я начал с того, что делал ей комплименты насчет ее в комбинезоне. Как только она делала прическу чуть по-другому, я давал ей знать. Я спросил, какими духами она пользуется, и запомнил. Я все еще ничего не мог с ней поделать. Она была любезна со всем вниманием, но это не трогало ее. Проблема была в том, что она уже знала все это о себе. Похвалить ее – было все равно что сказать, что в больнице полно больных. Она слегка улыбалась в ответ и заканчивала на этом.

Рутина хорошего парня разваливалась. У меня не было выбора, пока однажды я не подошел к ней с другой стороны.

У нас был перерыв, и мы сидели в гостиной. Не знаю, что на меня нашло, но я просто выпалил:

– Ты ведешь себя как профессионал, но готов поспорить, что ты – ненормальная, когда гаснет свет.

Она посмотрела на меня с веселой ухмылкой и сказала:

– Что, хочется знать?

Наконец-то! Наконец-то я добился успеха! такова была моя точка зрения. Теперь эта сука моя. Интересно, какова на вкус ее киска?

Так началась игра. Я бесстыдно флиртовал с ней. Она платила той же монетой. Это стало игрой в то, кто из нас хитроумнее. Это было весело.

Хотя это было и весело, но также стало разочаровывать. Мой прогресс, казалось, застрял на этой стадии флирта. Шли месяцы, а я так и не приблизился к тому, чтобы завершить с ней сделку. Каждый раз, когда я пытался ускорить события и перевести их в физическую плоскость, она отталкивала меня. Но при этом держала дверь открытой ровно настолько, чтобы я продолжал с ней флиртовать.

Позвольте привести пример. Однажды мы оба оказались в кладовке. Она пыталась достать с верхней полки коробку. Она потянулась и оставила свое напряженное тело незащищенным. У нее были с коробкой проблемы, поэтому я предложил ей помочь. Я подошел к ней совсем близко и выхватил коробку из ее рук. В то же время прижался к ней всем телом. Мой член отвердел, и я сделал так, чтобы она почувствовала эрекцию в моих штанах.

Она развернулся так быстро, что столкнулась со мной. Она положила руку мне на грудь и оттолкнула. Толкнула она меня не сильно, но все же подтолкнула, так что, создала некоторое пространство. Затем сказала:

– Вольно, солдат. Мне нужно, чтобы ты убрал свою штуку в кобуру! – Я посмотрел ей в глаза и сказал:

– Я должен всегда держать пистолет наготове, поскольку никогда не знаю, когда он мне понадобится.

Она посмотрела на меня своими веселыми глазами и сказала:

– Ну, ты никогда не сможешь воспользоваться им со мной в кладовке. – Потом она выхватила у меня коробку и вышла. Теперь я был сбит с толку. Она имела в виду, что у меня нет ни малейшего шанса использовать его с ней, или что кладовка была неправильным местом?

В другой раз я сказал ей, что заставлю ее умолять об этом. И снова вспыхнули эти веселые глаза, когда она сказала:

– Поверь, если ты заставишь меня умолять об этом, то узнаешь, какая я на самом деле маньячка! Но к твоему сожалению, я умолять не буду. – Потом она пожала плечами и ушла. Вот это было приглашение, если я когда-нибудь его слышал! Не так ли?

Я поймал себя на том, что одержим ею. Я анализировал каждый разговор, который у меня был с ней, пытаясь определить, был ли это шаг вперед или даже больше? Я видел, как она идет по коридорам, и пытался заставить ее заметить меня. Она никогда не была инициатором нашего флирта, но всегда отвечала с таким веселым выражением, что это сводило меня с ума!

Я понял, что безумно в нее влюбился, когда начал мастурбировать, думая о ней. Я был в отчаянии. Дело было не в том, что у меня не было секса. Я все еще трахал кучу дам. Просто я не трахал ЕЕ! Она стала моим Моби Диком.

Я множество раз приглашал ее приехать в мою квартиру. Она всегда отвечала одинаково. Отшучивалась и игриво отказывалась, но не говорила так, будто никогда этого не сделает.

Однажды я захотел ее так сильно, что почувствовал ее вкус. Мы закончили смену и направились к своим машинам. Я всячески пытался заманить ее к себе, зная, что если просто привезу ее туда, то дома и стены помогают. Я был уверен, что она будет царапать мне спину и обнимать меня ногами. Если бы только я смог доставить ее туда!

Она лишь слегка коснулась моего лица, села в машину и уехала. Вот так просто! Я стоял на той стоянке с твердым членом, который мог просверлить дыру в цементе. Я все еще чувствовал ее руку на своем лице.

Я написал ей. Это была последняя отчаянная попытка.

Я: «тебе бы сегодня заскочить ко мне на квартиру»

Она: «ты же знаешь, я не могу»

Я: «почему?»

Она: «потому что мой муж будет гадать, где я?»

Я: «придумай отговорку!

Она: «к чему мне идти на риск получить неприятности? чего ради?»

Я: «ради лучшего секса, который у тебя когда-либо был»

Она: «ты чересчур самоуверен, думаю, это лишь слова»

Я: «есть лишь один способ узнать»

Я ждал ответного сообщения, но так его и не получил. Я застонал, удрученно сел в машину и поехал домой. Я старался делать все, чтобы не думать о ней. Я мог бы пригласить другую женщину, чтобы снять напряжение, но не хотел. Был ли у вас когда-нибудь один из тех моментов, когда вы хотите чего-то настолько конкретного, что ничто другое не может насытить? Это, как если бы вы проснулись утром и почувствовали вкус блинов. Может быть, блинчики вам приснились. Поэтому вы спускаетесь на кухню только для того, чтобы обнаружить, что вся блинная смесь закончилась. Вы, вероятно, можете приготовить яйца и тосты, но так сильно хотите блинов, что ничего другого не можете сделать. Вот что чувствовал я.

Наконец, я сдался и начал дрочить. Я представлял, как эти губы скользят вверх и вниз по моему члену. Я представлял себе ее попу, когда бью ее по-собачьи. Я попытался представить, как звучат ее стоны. Я даже мог увидеть ее лицо в оргазме, заставив ее кончить. Черт!

И тут мне в голову пришла одна мысль. Это было как «Аве Мария»: мне необходимо что-то сделать. Я сфотографировал свой член, когда дрочил его, и отправил сообщение Селене.

Минуты превратились в часы. Я так и не получил ответного сообщения. Я проверил СМС, чтобы убедиться, что оно было доставлено. Возможно, она еще не проверила свой телефон. У меня было почти искушение позвонить ей, но я передумал. Что, если трубку возьмет ее муж? Это будет неприятно.

Поэтому я закончил то, что начал. После того как я вошел в свой ноутбук и провел время с некоторыми порнозвездами, которые напоминали мне Селену (Дилан Райдер с гораздо меньшими сиськами), я, наконец, смог заснуть.

***

На следующее утро я проснулся более расстроенным, чем когда-либо. Также я был разочарован в себе.

Какого хрена я делаю? Я должен был перейти к другой женщине еще несколько месяцев назад. Если бы я не знал ее, то мог бы поклясться, что она нарочно водит меня за нос. Удивительно…

Нет! Суки не настолько умны. Я знаю, что есть пизды, которые любят дразнить парней. Но ни одна женщина так со мной не поступала. Я – не тот парень, которого они могут поматросить и бросить. Я – приз. Я – большеротый окунь, а не какой-нибудь мелкий пескарь. Я – тот, с кем женщины фотографируются и хвастаются своим подругам, рассказывая надутые истории о том, как я почти сломал их линию обороны. Она хочет того же, что и я. Я знаю это. Мне просто необходимо спланировать идеальную ситуацию, которая устранит все обычные отвлекающие факторы. Если бы только вчера вечером я привез ее к себе!..

Я должен придумать план. Это дерьмо действий по обстоятельствам приводило меня в отчаяние. Но я понятия не имел, как доставить ее в место, которое устранило бы все ее оправдания. Она была не из тех женщин, что дают мне быстрый секс в ванной или кладовке. Я должен был попытаться как-то заманить ее к себе. Но в том-то и загвоздка. Я не мог привести ее сюда после работы. Она боялась, что узнает ее слабак-муж. У меня не было достаточно времени, чтобы сделать это во время обеда. У нас едва хватило времени постоять в очереди в кафетерии.

Мне придется уговорить ее взять выходной. Таким образом, у меня был бы целый день, чтобы работать над ней, не опасаясь, что муженек заподозрит неладное. Эту мысль я изложу ей, когда увижу. Я бы поговорил с ней о том, чтобы в течение дня прогулять вместе со мной. Таким образом, мы могли бы «потусоваться по-приятельски». Избавив ее от этой рабочей одежды, я был уверен, что мой магнетизм сработает.

К сожалению, судьба – мерзкая сука! В тот день она не пришла на работу. Я планировал весь этот монолог о том, что мы должны делать и как мы должны это сделать, а эта сука сказала, что заболела. Мало того что были отложены мои планы, так я еще должен был обслуживать ее пациентов, так как мы не могли получить временную медсестру из агентства в такой короткий срок. Черт!

Интересно, что она почувствовала, увидев мой член? Держу пари, она была возбуждена. Наверное, она теребила себя, думая обо мне. Теперь, когда она знает, что у меня есть, она должна быть согласна провести со мной день.

У меня не было возможности написать ей, пока я не пошел на обед (я был так занят обслуживанием наших пациентов). Я написал ей четыре раза и не получил ответа. Когда я возвращался на свой этаж, у меня появилось дурное предчувствие насчет моих шансов с Селеной.

До сих пор мы переписывались довольно регулярно. Не может быть совпадением, что она перестала писать мне на следующий же день после того, как я прислал ей фотографию своего члена. Что-то пошло не так. Интересно, сказала ли она мужу?

Нет. Она бы ни за что так не поступила. Эти она обвинит сама себя. Должно быть другое объяснение.

И тут меня осенило. Ей было стыдно за то, как это ее возбуждало. Прошлой ночью она, наверное, трахалась со своим мужем, видя меня в мечтах, и это ее напугало. Должно быть, так оно и есть! Мне придется действовать осторожно, чтобы она чувствовала себя комфортно со своими чувствами. Я могу быть терпеливым.

Тем временем я уговорил зайти в кладовку Вильму. Она почти не сопротивлялась. На самом деле, единственная причина, по которой было это почти, заключалась в том, что ей потребовалось ответить на звонок. Едва закончив с ним, она встретила меня в кладовке с горячей киской, готовой к траху.

Когда ее штаны ее комбинезона были спущены на лодыжки, я прислонил ее к полкам и схватил одну из ее ног под колено. Свободной рукой я вставил свой член в ее мокрую киску. Потом вспахал ее до бесчувствия. Мне пришлось зажимать ей рот рукой, чтобы заглушить ее крики удовольствия. Мы занимались этим в течение десяти минут, и я заставил ее кончить дважды. Я никогда не знал другой женщины, которая кончала бы так легко как Вильма. Закончив, я заставил ее отдать мне свои трусики.

– Ты не можешь ожидать, что я буду ходить без трусиков, после того как ты только что выебал меня до чертиков! Ты кончил в меня. Я буду не только капать в свой комбинезон, но и всю оставшуюся смену буду пахнуть сексом. Как я смогу обслуживать своих пациентов?

Я просто сказал ей, как сильно знание того, что все могут чувствовать ее запах, меня заводит. Также я сказал, что, вероятно, захочу трахнуть ее после того, как мы закончим думать об этом.

Я вышел из кладовки с улыбкой на лице и трусиками в кармане. Хотя эта возня была хорошей, мои мысли вернулись к Селене. Мне хотелось, чтобы Селена стала такой же покорной. Мисс Мое-Дерьмо-Не-Воняет никогда не позволит мне уговорить ее сделать то дерьмо, что делает Вильма. Интересно, как далеко я смогу завести Вильму?..

Остаток смены я закончил почти без проблем. Я трахнул Вильму на заднем сиденье ее универсала (ни в коем случае я не собирался делать этого в своем Мустанге). Меня действительно заводило, когда я представлял ее в непосредственной близости от пациентов, пахнущей как киска. Когда мы забрались на заднее сиденье, мы оба были разгорячены и готовы. Не знаю, смешно это или грустно, но для этого нам пришлось передвинуть в багажник сиденье ее ребенка. Ее киска была настолько неряшливо мокрой, что мой член достаточно смазался, чтобы засунуть его ей в задницу. Мне потребовалось около тридцати минут, чтобы выбросить второй груз за вечер. Она выла и кричала, говоря мне, что она – моя шлюха. К тому времени как я ушел, ее окна запотели, а заднее сиденье промокло. У меня снова чуть не встал, когда я подумал о том, что будет, если ее муж случайно заглянет на заднее сиденье. Узнает ли он, что ему наставили рога? Тупой ублюдок, вероятно, дрочил бы, обнюхивая машину. Он, вероятно, получит удовольствие, зная, что она была должным образом трахнута.

Одно можно было сказать наверняка. Он был неудачником. Эта бедная женщина так жаждала внимания, что чтобы она промокла мне всего лишь было нужно поцеловать ее в шею. Я очень надеялся, что эта сучка – на таблетках, потому что я кончал в нее достаточное количество раз, чтобы родить футбольную команду. Видит Бог, я не хотел, чтобы эта сука родила мне ребенка. Я сделал себе пометку на следующий день спросить ее о таблетках.

Вернувшись домой, я еще раз написал Селене. Вот тут-то я и понял, что все уже не так. Она сменила номер. Черт!

***

Когда она, наконец, пришла на работу, то почти прошла сквозь меня. Как будто меня там и не было. Если я заходил в комнату, она уходила. Если я пытался заговорить с ней, она поворачивалась и начинала разговор с кем-нибудь другим.

Я думал, что в течение следующих двух недель она может оттаять, но ошибся. Напряжение между нами стало настолько сильным, что стало трудно дышать, когда мы оба находились в одной комнате. Когда ей приходилось говорить со мной, она редко произносила предложение, содержащее более пяти слов. Наш «флирт» прекратился окончательно. Я мог только догадываться, что по какой-то причине она разозлилась на меня. Что, черт возьми, я сделал? Я должен был это выяснить.

Я подождал, пока она войдет в кладовку, и загнал ее туда, закрыв за собой дверь. Она повернулась ко мне лицом, но не сказала ни слова. Вместо этого она просто смотрела на меня так, будто я насрал ей в кашу.

– Я сделал что-то не так? – спросил я так искренне, как только мог. Я решил, что сейчас мне нужно быть Брайаном «хорошим парнем», а не Брайаном «соблазнителем». Я даже подарил ей свою лучшую щенячью морду.

Она не оттаивала. На самом деле она просто стояла и смотрела на меня глазами, полными веселья.

– Мне нужно вернуться к работе, Брайан, – сказала она беспечным, монотонным голосом. Затем прошмыгнула мимо меня, открыла дверь и оставила меня в полном замешательстве.

Я попытался вовлечь ее в разговор, но сучка просто продолжала обходить меня стороной и игнорировать. Я уже начал злиться. К счастью, мне удалось уговорить Вильму сделать мне минет в одной из ванных. Я вышел, но мое сердце не успокоилось. Вильма это заметила.

– Что случилось, детка? – спросила она меня голосом, который звучал тревожно, как голос подруги. Она ласково коснулась моей щеки. Я думаю, она пыталась меня утешить, но это возымело противоположный эффект. Это были признаки того, что время наших игр подходит к концу. Речь шла о том, что пора нам «поговорить» и расстаться. Мне пришлось отложить это на минуту, потому что я нуждался в ней. Я решил, что могу использовать ее, чтобы узнать, что происходит с Селеной.

– Прости, веснушка (так я ее называл. Она обожает это дерьмо). Я просто немного запутался. Ты заметила, что Селена обращается со мной как с проказой? Я пытался поговорить с ней, но она все время меня отшивает.

Я наблюдал, как лицо Вильмы омрачилось ревностью при упоминании Селены. На несколько секунд ее глаза впились в мои. Именно тут я понял, что пришло время покончить с этим дерьмом с ней.

– Почему тебя волнует, злится на тебя Селена или нет? Это я держала твой ЧЛЕН ВО РТУ! – Она выкрикнула последнюю фразу так громко, что от стен отразилось эхо. Я знаю, что нас могли услышать за пределами ванной. Я начал антикризисные мероприятия. Я должен был успокоить эту непостоянную сучку.

– Веснушка, успокойся. Я просто хотел понять, что ей сделал. Нам приходится работать вместе, а это тяжело, когда она меня игнорирует. У тебя нет причин ревновать к Селене (ага, верно). Ты – единственная, кто получает от меня любовь. – Я удобно опустил слова «на этом этаже». Хотя это подразумевалось.

Ее лицо просияло, и она поцеловала меня В ГУБЫ! Мне потребовалось все мужество, чтобы не задохнуться. Я знал, где находится этот рот, не более пяти минут назад.

– Я узнаю, детка, – сказала она, подмигнув. С этими словами она вышла из ванной.

Не знаю, что там Вильма сказала Селене, но подумал, что сорвал джекпот, когда увидел, что nа ждет меня у моей машины. Я улыбнулась про себя, как бы невзначай направляясь туда.

– А я-то думал, что моя машина не может выглядеть лучше. Теперь знаю, что она даже близко не так горяча, как когда ты стоишь рядом с ней, – я одарил ее своей флиртующей улыбкой.

Я ожидал, что она рассмеется и начнет флиртовать в ответ. То, что я получил, было похоже на ведро холодной воды, выплеснутое мне в лицо. Она молча стояла и смотрела на меня ледяными глазами. Ее руки были скрещены на груди.

Моя улыбка застыла на лице. Она была здесь не для того, чтобы восстановить наши отношения. У нее было что-то на уме, что ей требовалось вытащить.

Внезапно я разозлился.

– Селена, какого хрена?! Почему ты такая стерва? – Я выплевывал в нее эти слова. Я больше не мог сдерживать своего разочарования. Я гонялся за этой стервой большую часть года, и теперь с меня хватит. Я больше не буду ее комнатной собачкой.

– Ты трахаешь Вильму, Брайан? – наконец, спросила она. Честно говоря, это было последнее, что я ожидал от нее услышать. Я ухмыльнулся и понимающе кивнул. Эта сука ревновала.

– А тебе-то какое дело? – уверенно спросил я. Она ничего не сказала, просто уставилась на меня. Я наклонился и тихо спросил:

– Ты ревнуешь?

Ее голова отдернулась, когда я сказал это. Затем она слегка улыбнулась, как будто то, что я сказал, лишь позабавило ее.

– Так вот в чем, по-твоему, дело?

И снова меня сильно удивили. Я не знал, что и думать. Она стояла и смотрела на меня, как на глупого ребенка, который ничего не понимает. К ЧЕРТУ ЭТУ СУКУ!

– КАКОГО ХРЕНА ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НАДО, СЕЛЕНА?!

Она вдруг снова стала серьезной.

– Я хочу, чтобы ты перестал трахать Вильму, Брайан. Сейчас она переживает в своем браке трудные времена. То, что ты с ней делаешь, лишь усугубляет ситуацию.

Ее лицо смягчилось. На мгновение я увидел Селену, которой так долго добивался. Она посмотрела на меня так, словно надеялась, что я понимаю, о чем она говорит.

– Она и правда думает, что ты в нее влюблен. Она сказала мне, что надеется бросить мужа, чтобы быть с тобой.

Не знаю, что в этот момент на меня нашло. Думаю, что на самом деле я был уязвлен тем, что она не ревнует, больше чем хотел признать. Что бы ни завладело моим разумом, мне было на это наплевать.

Я знаю, что должен был чувствовать себя в этот момент плохо. Может быть, даже слегка раскаиваться. Но это было не так.

– И что?

Она посмотрела на меня так, словно я был самим Люцифером. Мне было уже все равно. Еби ее и еби Вильму.

Я отмахнулся от нее, пожав плечами, и прошел мимо. Мне надоело притворяться ради этой заносчивой сучки. Было очевидно, что всякий шанс, который у меня был, чтобы ее трахнуть, исчез, поэтому мне больше не нужна была маска «хорошего парня».

– Знаешь, Брайан, ты – просто кусок дерьма, – услышал я ее голос у себя за спиной. Я открыл дверцу машины, чтобы сесть в нее. Селена захлопнула ее и проскользнула между мной и машиной. Очевидно, она еще не закончила.

– Ты разгуливаешь по госпиталю со своими военными историями и высокомерным поведением и ведешь себя так, будто имеешь право портить людям жизнь. Ты суешь свой маленький член во что угодно и в кого угодно, и тебе плевать на людей, которым ты причиняешь боль. – Ее слова были полны яда. Если бы я все еще был заинтересован в том, чтобы трахнуть ее, то, возможно, отступил бы. Но теперь эта сука была у меня в зеркале заднего вида.

– Слушай, Селена, то, что я делаю, – не твое гребаное дело. Я могу трахаться с кем хочу и когда хочу. Если я захочу трахнуть ее в задницу, я это сделаю. На самом деле так я и делал. Много раз. Эта тупая сучка сегодня днем даже сделала мне минет в ванной. Так почему бы тебе не бежать со своей киской и задницей домой к своему мужу и…?

Это все, что я успел сделать до того, как эта сука хладнокровно взвела курок. Она на самом деле ударила меня! Она не дала мне пощечину и не толкнула. Она даже не ударила меня, как девчонка. Она сжала кулак и врезала мне снизу-вверх так сильно, что я прямо увидел звезды!

– НИКОГДА не смей говорить о моем муже, МАТЬ ТВОЮ! – Я стоял ошеломленный. Я не мог поверить, что такой удар мог исходить от такого маленького тела.

– Ты и ВПОЛОВИНУ не такой мужчина, как мой муж. Не принимай мое временное помешательство за подтверждение того, что ты даже в его лиге.

С этими словами она плюнула в меня и ушла.

– ДА ПОШЛА ТЫ, СУКА! – крикнул я вслед ее удаляющейся фигуре. Я понял, что боль в челюсти не проходит. Как же сильно эта сука меня ударила?

Она остановилась и обернулась.

– Кстати, я получила сообщение с твоим членом. Должна сказать, что после всех этих разговоров я была разочарована. После того, что я получаю от своего мужа каждый вечер, я не была слишком впечатлена твоим. – С этими словами она ушла.

Черт! Черт! Черт! У меня болела челюсть. Если бы я не был оглушен, то мог бы убить эту суку. Но должен сказать, мне нравятся ее яйца…

Вдруг я услышал громкий УДАР! Я обернулся и увидел сумасшедшего парня с бейсбольной битой, который набросился на мою гордость и радость.

– Какого хрена, чувак?! – крикнул я ему, когда он снова замахнулся.

Бах!

– ДА ЧТО С ТОБОЙ ТАКОЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ? – крикнул я ему. Он остановился и посмотрел на меня бездушными глазами. Лицо его было залито слезами. Взглянув на него, я увидел пустоту. То, что я увидел, было пустой оболочкой человека.

– Убирайся к чертовой матери от моей машины!

Он даже не ответил мне. Вместо этого он просто снова начал выбивать дерьмо из моей машины. Он трудился над моим лобовым стеклом, покрывая его паутиной трещин.

Я бросился к нему, чтобы схватить его, но этот ублюдок набросился на меня и начал бить, как Джон Феникс в «Знаках».

Я попыталась защитить лицо, но он ударил меня по ребрам. Когда я попытался защитить ребра, он ударил меня по лицу. Вскоре я уже лежал на земле, стараясь не потерять сознание.

– Ты забрал ее у меня, ПРИДУРОК, и тебе на нее наплевать! – воскликнул он между ударами. И тут понял, кто он. Это был муж Вильмы.

– Я слышал все, что ты сказал этой женщине! КАК ТЫ МОГ ТАК СО МНОЙ ПОСТУПИТЬ? КАК ТЫ МОГ ТАК ПОСТУПИТЬ С НЕЙ?

Последнее, что я помню, это как он пнул меня в лицо.

Эпилог

Я провел неделю в больнице. У меня были сломаны два ребра, проломлен череп и сломан нос. Также у меня была сломана челюсть, но в челюсть меня ударил не этот придурок. Я получил эту любезность от Селены.

Полиция арестовала мужа Вильмы. Фактически, они должны были присматривать за ним из-за возможности самоубийства. Этот ублюдок постоянно твердил, что ему больше не для чего жить.

Когда я лежал меня пришла навестить Вильма. Я думал, что она собирается пожелать мне здоровья, но она пришла не ради этого. Ее муж рассказал ей все, что я сказал Селене. Разбитое сердце – не самое подходящее слово для того, кем она была. Она была просто сломлена.

– Селена велела мне держаться от тебя подальше. Она сказала, что ты – просто хищник. Я сказала ей, что ты меня любишь. Я ЗАЩИЩАЛА ТЕБЯ! Теперь у меня нет брака. Мои дети думают, что я – шлюха, а мой муж предстанет перед судом.

Я не мог смотреть на нее. Ее глаза были полны боли.

– За что, Брайан? Что я сделала тебе, чтобы ты меня уничтожил?

Я не мог ей ответить. Я ничего не сказал ей, когда она вышла из комнаты. На следующий день она уволилась.

Селену перевели на другой этаж. Я почувствовал облегчение. Я не мог на нее смотреть.

Она была единственным человеком, ради которого я нарушил свои правила. Мне следовало уйти от нее. Но я продолжал добиваться ее. Я все еще думаю, что у меня был шанс ее поймать. Позже я узнал, что именно моя фотография разрушила эти шансы. Я знал, что это плохая идея. Я попытался вбить клин между ней и ее стариком, и притянул их ближе друг к другу.

Еще одна забавная вещь о карме заключается в следующем. В ту ночь, когда я трахнул Вильму на заднем сиденье, ее муж впервые заподозрил, что у нее есть роман. Он шел к ее машине, чтобы взять автокресло, потому что оно ему было нужно на следующий день, и обнаружил, что машина пахнет сексом, на сиденье – мокрое пятно, а детское сиденье – в багажнике. Забавно, что меня поймали и избили, потому что я оказался чересчур эгоистичен, чтобы трахнуть ее в своей машине.

Когда он рассказал об этом Вильме, она сказала ему, что любит меня, и что я буду с ней, как только она разведется. Она сказала ему, что я – ее единственная настоящая любовь. Любовь с первого взгляда.

Меня не уволили, но я продержался всего несколько месяцев. Слухи о нас с Вильмой распространились, как лесной пожар. Никто не хотел быть рядом со мной. Я был словно пария. Думаю, что Селена была единственной, кто мог рассказать всем, но не уверен. Я видел ее сидящей за столиком в кафетерии с группой медсестер с ее нового этажа. Разговаривая с ней, они все с отвращением смотрели на меня. У нее даже не хватило порядочности притвориться, что она говорит не обо мне.

В конце концов, я подал заявление об увольнении за две недели и устроился на работу в другую больницу. Я пыталась забыть Селену и Вильму, но так и не смог.

В реальной жизни Тони и Селена (конечно, я сменил их имена) все еще счастливы в браке. Она говорит, что за это время многое узнала о себе. Они ходили к психологу, и она научилась быть уверенной в себе, не нуждаясь в преследовании. Она открыто признается, что была очень поверхностной и тщеславной, и поняла, каким призом является ее Тони. Однажды мы с женой были с ними на пикнике, и я в шутку спросил его:

– Каково это – быть женатым на женщине, которая для тебя слишком хороша? – Селена, не колеблясь, сказала:

– Это его жена сорвала джекпот! – Я знаю, что некоторые люди хотели бы, чтобы я сжег ее в этой истории, но, честно говоря, она этого не заслуживала. Они женаты уже шестнадцать лет.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?