Счастливые туристы

Happy Campers by Tattletale© (literotica.com)

Игорь Самохвалов, перевод

Всем участникам более 18 лет.

Счастливые туристы

Узкая дорога вела через первобытный лес и была чуть больше, чем тропа. Наконец она закончилась, и моя семья, нагруженная походными принадлежностями, направилась пешком в уединенный лагерь. Моя прекрасная жена Джойс и три наши дочери, Эйприл, Мэй и Джун, шли впереди, а мы с сыном Джеком, навьюченные, как мулы, шли следом.

Джек и я нашли место для лагеря во время рыбалки. На лугу, расположенном на берегу кристально чистого озера, не было никаких признаков того, что его посещали какие-либо живые существа, кроме оленей и лосей. Конфиденциальность была очень важна для нас, как вы скоро увидите. Джеку и мне пришлось еще совершить две ходки между автофургоном и лагерем. К тому времени, как мы закончили, женщины сняли одежду и плавали в прохладной воде озера. Когда мы разбили лагерь, то слышали, как они смеются и плещутся. Нам самим очень хотелось нырнуть и охладиться, но позже у нас будет время. Мы сбросили пропитанную потом одежду и работали в голом виде.

Поработав в лагере, мы с Джеком направились к озеру со связками кусков мыла, повешенным на шею. У него уже был хороший стояк, а мой хуй был полутвердым и неуклонно поднимался. Мы добрались до берега и посмотрели вниз на озеро. Мои три прекрасные дочери были в воде по пояс, их голые груди подпрыгивали и качались, они скакали, как дети. Их столь же голая мать растянулась на траве, поджаривая свое прекрасное тело в лучах солнца. Джек присвистнул и сказал: «Папа, это просто несправедливо, что у нас так много отличных пизденок». Девочки обрадовались и зааплодировали, подняв глаза и увидев наши стояки.

Прежде чем я продолжу, я должен немного рассказать вам о нас. Джойс и мне за сорок. У меня свой бизнес, она домохозяйка. Она бросила многообещающую карьеру в качестве модели, чтобы выйти за меня замуж и вырастить наших детей. Потрясающая красавица, на которую все заглядываются.

Моя восхитительная дочь Мэй — школьная учительница. Уверен, что большинство ее учеников, и, вероятно, многие ее ученицы, влюблены в нее. Джун, самая старшая — полицейская. Я бы предпочел менее опасную карьеру для нее, но не смог отговорить. Эйприл, пожалуй, самая красивая из трех моих прекрасных дочерей. Она зарабатывает больше денег как стриптизерша, чем все остальные, вместе взятые. Девятнадцатилетний Джек — самый младший из моих детей. Блестящий молодой человек учится на инженера в колледже.

Джек нырнул в воду и взвыл от холода. Я вошел медленно, чтобы дать своему телу время привыкнуть. Джек подобрался к прелестнице Эйприл и предложил намылить ее. Взявшись за руки, они прошли в более мелкую воду, где было по колено. Я знал, что Джек начнёт с ее сисек, потому что он такой же сиськофил, как и я. Он намылил их, а затем положил мыльный след вниз по ее животу к «Земле Обетованной».

Я обнял за тонкие талии Джун и Мэй, и притянул их к себе.

— От тебя воняет, папа, — сказала Джун. — Мы должны привести тебя в порядок.

Они взяли меня под руки и повели на мелководье. Мне было приятно, что холодная вода не повлияла на мой стоячок.

— Папа, мыль Джун, я буду мылить тебя, потом поменяемся местами, — сказала Мэй. Я начал с шеи и плеч Джун, а затем спустился к ее груди. У всех четырех моих женщин красивые, натуральные сиськи, но у Джун самые прекрасные. Они подходящего размера для ее тела и идеально провисают. После того, как я намылил их, соски, уже отвердевшие от холодной воды, стали еще тверже. Мэй закончила с моей спиной и перешла к моей заднице. Она намыла ягодицы и разрез между ними. Намыленный палец, скользящий в моей жопе, заставил мой хуй закачатся передо мной.

В нескольких футах от нас, Эйприл намыливала гениталии брата. Холодная вода не повлияла на его эрекцию. Эйприл провела рукой вверх и вниз по замыленному стержню. Джун, Мэй и я намыливали друг друга в разных сочетаниях. Добрались и до хорошей части. Я натёр мохнатку Джун, Мэй намылила мой член и яйца. Мои резвящиеся дочери радостно объединились, чтобы промыть мои гениталии. Это было охуительно, но я убрал их руки.

— Я накопил достаточно, но не хотел бы потратить все впустую, девочки, — сказал я.

— А что насчет меня?- спросила Джойс, заходя на цыпочках в воду. Я сел на берег и смотрел, как наши четверо детей моют каждый дюйм её пышного тела. Мэй и Джун намылили ее сиськи, Эйприл — киску, а Джек попку. Очищеная до скрипа, в мгновение ока она оттолкнула их и нырнула в воду для ополоскивания.

К тому времени мы все были очень сексуально возбуждены и почти занялись сексом на берегу, но решили придерживаться нашего плана и подождать. Я дорожил своей сильнейшей возбужденностью и хотел, чтобы она продлилась немного дольше. Зажег огонь и достал шесть толстых стейков, которые принес, чтобы отпраздновать первую ночь нашего отпуска. Пока на огне жарились стейки, девочки закончили наполнять три палатки.

Ко времени, когда мы покончили с нашими сочными стейкам и свежезапеченной картошкой, солнце уже село в отдаленную горную цепь. От этого зрелища у меня перехватило дыхание. Джек настоял на том, чтобы притащить с собой гитару. Он начал играть, и уже скоро мы пели песни у костра. Да, я знаю, что это банально, но есть что-то в посиделках у костра, из-за чего хочется петь. Мои очаровательные дочери пели прекрасную песню по этому случаю, грубую безделушку «Опрокинь меня в клевер». Я ухмыльнулся, подумав, как скоро я опрокину их всех на пятнах клевера, которые усеивают луг. Джек обошел нас, раздавая косячки и мы все глубоко затянулись. Наша полисвумен Джун, пошутила, что ей придется его арестовать, но тоже затянулась.

Джек отложил гитару в сторону, обнял мать за плечо и взвесил ее большие сиськи на ладони. Я пытался угадать, сколько времени ему понадобится, чтобы засосать ртом один из ее сосков. Я рассчитывал на секунд двадцать, но их оказалось всего пара. Джек, начав с матерью стал тем ледоколом, который позволил идти дальше.

Большая часть моей напряженной работы — принимать неприятные решения. Единственное решение, которое я должен был принять сейчас, было очень приятным — какую из моих прекрасных дочерей трахнуть первой. Я решил взять их в календарном порядке сначала с Эйприл, потом Мэй и Джун. Я поманил пальцем Эйприл, и она подползла ко мне, улыбаясь.

Прекрасная Эйприл села рядом со мной и взяла мой отвердевший член в свои руки. Сказала лечь на одеяло, потом опустила голову и взяла член в рот. Я с благоговением смотрел на небо над собой. Без светового загрязнения, которое блокирует звезды в городе, миллионы точек мерцали над мной. Я загадал несколько пожеланий, прежде чем вид звезд был перекрыт попкой моей доченьки, опускающейся мне на голову. Ее сладко пахнущая киска прижалась к моему в рту. Я провел языком вверх и вниз по ее щелке, а затем ввернул его в ее дырочку.

Я видел других членов семьи уголками глаз. Джек и его мать также решили начать в стиле «шестьдесят девять». Джун и Мэй целовались и ласкали пухлые сиськи друг друга. Я знал, что они скоро перейдут к более продвинутой секс-игре.

Я мог бы позволить себе кончить первый раз в отчаянно сосущий рот моей дочурки, но я подумал, что было бы более уместно забрызгать ей пизденку. Я выкатился из под с нее и лег сверху. Ее пизда, казалось, захватила мой хуй, когда я вставил его. Все девочки унаследовали тугую киску своей матери. Она была плотной даже после рождения четверых детей. Джека посетила та же идея. Он поставил мать раком и засунул свой хуй сзади. По-собачий — их любимый способ ебаться. Мне было очень приятно видеть, что он давал ей то, что я называю «утонченным трахом». Я научил его основам. Трах с изяществом — не одна техника, а множество. Секрет в разнообразии. Каждое проникновение должно отличаться от другого. Женщина не должна знать, что будет дальше.

На другой стороне от костра Джун и Мэй лежали валетом в «шестьдесят девять». Внезапно меня осенило, что у нас одновременно происходит три варианта инцеста: отец-дочь, мать-сын и сестра-сестра. Единственной еще не реализованной комбинацией была мать-дочь, и этого достаточно до конца наших выходных. У нас с Джеком не было никакого интереса к изучению другого табу — инцеста отца и сына.

Эйприл начала насаживаться на меня, приближаясь к оргазму. Ни одна из моих дам не кричит. Джун — рычит, как и ее мать. Мэй стонет. Эйприл издает странный, жуткий звук, когда кончает. Когда она начала пускать слюни в моё ухо, я понял, что дергаю за правильные струны. «Давай, папа», — умоляла она. «Засади покрепче, я кончаю». Изящество это чертовски прекрасно, но приходит время и требуется просто «шомпол». Я перестал вертеться и загнал свой шомпол прямо ей в отверстие. Мускулистые стенки ее влагалища сдавливали мой хуище. Мы дергались так быстро, что наши задницы были бы размыты на фото. Она была в конвульсиях от своего третьего оргазма, когда я замер внутри нее.

Обнял ее за мягкие плечи и держал, пока мы смотрели на остальных. Я очень гордился своим сыном за то, что он превзошел меня. Он был таким же мужиком с крепким хуем, как и я. Он перевернул свою мать на спину и положил ее лодыжки себе плечи. Джойс любит эту позу для интенсивных оргазмов, это всегда работает. Она тяжело дышала, сын трахал ее до их прихода.

— О, Боже мой, ты заставляешь меня кончать, Джек! О, да! Аххххххххххххххххххххххххххххххххх!

Джек вскочил на ноги и выстрелил спермой по всему красивому телу матери. Джойс приподнялась на локтях, широко раскрыла рот. Джек прицелился и «забил» туда три прямых выплеска. Эйприл и я аплодировали его выступлению, но Джун и Мэй были слишком заняты мастурбацией друг друга, чтобы это заметить. Джун смогла вложить половину руки в пизду своей сестры. Пальцы Мэй вонзились в раздристанную сладкую норку Джун. В жаркий летний день они дышали, как две собачонки, и неистово кончили. Какое прекрасное зрелище — ручки в мокрых кисках.

Все тихо обнимались, оправляясь от оргазмов. Я обнял шелковистые плечи Эйприл. Время от времени она подрагивала в послеоргазменных спазмах. Она стиулировала эти мини-оргазмы, играя с своей пизденкой. Я опустил руку ниже и взял в нее одну из ее сладких сисек. Ее дыньки были достаточно большими, чтобы их трахаться между, и я собирался сделать это еще не раз, пока наши каникулы не закончатся. Все трое моих дочерей унаследовали большие сиськи своей матери.

— Кого ты будешь ебать следующей, папочка?- спросила Эйприл.

— О, это не имеет значения. У нас есть целая неделя, чтобы трахаться.

— Ну, я надеюсь, ты вернешься ко мне еще несколько раз. Ты трахаешь меня лучше, чем кто-либо, когда-либо меня трахал.

— Джек всегда хорошо тебя ебет, не так ли

— Да, но мне больше нравится твой стиль. Джек просто любит повеселиться. Это нормально, когда я действительно возбуждена, но я с тобой я могу начать с прелюдии, и ты всегда заставляешь меня кончить.

Моя маленькая красавица небрежно подрачивала мой хуй и ласкала яички. Под ее руководством «зверь» начал возвращаться к жизни. Она легла на меня и прижала свои идеальные сиськи к моим гениталиям. Начала тереть своими сиськами взад и вперед по яйца и нижней части хуя, и через несколько минут я почувствовал стояк. Я по-отечески поцеловал Эйприл в лоб.

— Почему бы тебе не поиграть сейчас с матерью, — предложил я.

Она подползла к Джойсу и начала слизывать сперму брата с ее сисек.

Я подошел к Мэй и взял один из ее веселеньких сосочков в рот. Моя рука потянулась к ее киске, как железо к магниту. Ее «женственность» была мокрой от собственных сексуальных соков. Джек уже был между ног Джун, сося ее киску. Когда Эйприл взобралась на свою мать и потерлась своим телом, они обменялись страстным поцелуем. Я заполз между ног Мэй и ласкал киску своим языком. Мы стонали дуэтом.

— Тебе было весело с твоей сестрой?- спросил я.

— Да, папа. Мне всегда хорошо с Джун. Но сейчас мне нужен хороший крепкий хуй, чтобы я не стала лесбиянкой.

— Ну, мы бы не этого не хотели, не так ли?- сказал я.

Я лег на нее и засунул свой член в ее тугую пизду чуть крепче, чем обычно. Она немедленно начала прижиматься ко мне. Рядом с нами Джун положила Джека на спину и оседлала его. Она предпочитает быть на вершине, когда трахается. Ей нравится держать всё под контролем. Может быть, именно поэтому она выбрала полицию в качестве своей профессии. Мэй протянула руку и подняла хуй Джека, а Джун пронзила себя им. Четверо из нас начали трахаться в одном темпе. Джек широко расставил ноги, чтобы лучше контролировать оргазм. Это делало его яйца уязвимыми, и Мэй не смогла отвести от них руки.

Я взглянул на палатки и увидел, что Эйприл роется в своем рюкзаке. Она вытащила фаллоимитатор, который я купил ей в качестве подарка на день рождения. Она стояла над своей матерью и осторожно привязывала фаллоимитатор к своему Венериному бугорку, затем встала на колени и направила устройство в киску своей матери. Джойс громко застонала, фаллоимитатор глубоко погрузился в ее сливочный центр. Все шестеро из нас трахались под звездами.

Мэй начала хныкать и ныть, пока я буравил ее киску. Я делал каждый толчок под другим углом и на другую глубину. Джек разочаровался в утончённости и использовал свой хуй как шомпол. Вид того, как большой хуй моего сына вонзается в пизду моей дочери, подогревал мою страсть. Я вытащил свой член, пока не осталась только головка, затем повернул свою жопой по кругу и закрутил в нее винт. Это было все, что нужно, чтобы вызвать у нее оргазм.

— Дай мне отдохнуть, папочка, — сказала она, когда кончила.

— Боже мой, ты всегда делаешь мне так хорошо. Теперь, почему бы тебе не помочь Джеку трахнуть Джун? Ты же знаешь, как сильно ей нравятся два хуя одновременно.

Джун еще двигалась вверх и вниз на крепком члене ее брата, когда я опустился на колени позади нее. Мей расщерила ягодицы сестры, чтобы я мог прицелиться в сморщенную дырочку. Половые соки Джун, покрывающие каждый сантиметр моего хуя, обеспечивали всю необходимую смазку. Я ввел головку сквозь плотное анальное кольца, а затем остановился на несколько секунд, чтобы дать ей привыкнуть. Когда спазмы в ее жопке ослабли и стали менее частыми, я проскользнул вперед в маслянистый туннель, пока мои яйца не оказались напротив шаров Джека.

Джек и я трахали Джун по-переменно. Я чувствовал жар его члена через тонкую практически бумажную мембрану, разделяющую два отверстия. Наши шары шлепались вместе с каждым ударом до тех пор, пока Мэй не взяла их в руки. Джун начала хрипеть, двойной трах оживил нервы ее плоти. Она закричала, что кончает, Джек и я перестали чередоватся и засадили ей одновременно. Стало меньше пространства и ее тугая жопа стала еще плотнее. Джек качал так сильно, что я едва успевал за ним. Он перестал дергаться, и я почувствовал, как его член пульсирует, его яйца опустошились в нее. С большим чувством облегчения я перестал сдерживаться и выстрелил своим комочком глубоко в сжимающуюся попку моей дочери. Недалеко от нас мать и дочь тоже делились оргазмами.

Это была, вероятно, лучшая неделя в моей жизни. Мы плавали, ловили рыбу, и, самое главное, мы сосались и трахались. Я понял, что два мужика — это недостаточно для четырех самозабвенных нимфоманок. Я был довольно измотан уже после четвертого дня. Джеку удалось продержаться на день или около того больше. Женщины все больше и больше полагались на свои страпоны. К последнему дню все уже пресытились сексом.

Этим летом мы планируем еще одну туристическую поездку, и я приглашу приехать двух своих братьев, чтобы было одинаковое количество хуёв и пёзд. Когда мы вернемся, я расскажу вам, что там было.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

1 комментарий

  1. Some genuinely superb posts on this web site, thank you for contribution. Zorana Fin Roswald

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?