Психо

Предисловие: данный рассказ является исключительно плодом фантазии автора и не имеет ничего общего с реальными фактами и обстоятельствами. Все возможные совпадения являются случайными. Приятного прочтения.

Она бежала из-за всех сил по мокрой траве ночного парка. Там вдалеке сверкали огни проезжей части дороги и витрины магазинов. Там были люди, там было её спасение. Каблуки втыкались в сырую землю, делая бег практически невозможным. Казалось, она чувствовала тяжелое дыхание у себя на затылке. Страх, граничащий с ужасом, разрывал её грудь. Кричать не было возможности – дыхание было буквально сковано. Из последних сил, девушка пыталась выбраться из этого безлюдного темного проклятого места.

В последний момент девушка решила обернуться. Преследователя не было за спиной. Она остановилась, пытаясь перевести дух. Может ей все это привиделось? Может, и не было никакого преследователя, а разум, рисуя страшные картинки, напрасно напугал её.

Решив сократить дорогу до дома, девушка пошла через парк. Всегда приветливое симпатичное место в дневное время суток, ночью, при отсутствии фонарей, представляло собой пугающее зрелище. Почти при входе в парк, девушка увидела темный силуэт мужчины. Не обратив особого внимания, девушка вступила в зеленую чащу парковой полосы. В ночной тишине, девушка услышала шаги за спиной. Тогда она ускорила ход. Шаги за спиной так же убыстрились. Девушка перешла на бег, шаги тоже засеменили. Обернувшись, девушка увидела все тот же силуэт, бегущий за ней. Ужас сковал девушку, и она, что было сил, пустилась в сторону дороги, где могло ждать спасение от преследователя.

Сейчас же она оглядывалась по сторонам. Рядом никого не было. Она внутри почти успокоилась, что темнота нарисовала картинку, которую она просто додумала.

Слегка отдышавшись, девушка уже спокойной походкой направилась в сторону дома. Сделав несколько шагов, она почувствовала сильный удар по голове. Падая и теряя сознание, в последний момент она увидела все тот же странный силуэт…

Она пришла в себя лишь, когда почувствовала сильную боль и жжение между ножек. Платье и нижнее белье были разорваны, а на ней лежало нечто, твердым членом входя в ещё сухую женскую плоть. Хотелось кричать, но сильная рука сжимала рот. Страх вновь сковал девушку, не давая возможности для сопротивления. А насильник все быстрее и быстрее таранил женскую промежность, рыча от удовольствия.

Слезы текли по щекам милой девушки, когда осознание происходящего в полном объеме пришло в её голову. Она лишь могла стучать маленькими кулачками по спине насильника и вилять тазом, пытаясь вынуть из себя член насильника, однако это ещё больше его распыляло. Ещё грубее он входил в свою жертву, пытаясь получить свое извращенное удовольствие…

Телефонный звонок как ни кстати трезвонил с утра. После суточного дежурства, Стас только уснул.

— Васильев, ты ещё спишь? Давай, поднимайся срочно!

— Ну, товарищ подполковник, я же только после суток, сегодня же Петров дежурит.

— Так, товарищ капитан, никаких разговоров, это приказ! Жду тебя в течение часа! – на другом конце трубки раздались гудки.

— «Как же хочется спать», — подумал Стас, но ароматные запахи, доносящиеся с кухни, окончательно прогнали сон.

На кухне хозяйничала молодая жена. Она была младше Стаса почти на десять лет. К своим двадцати пяти годам Мариночка выглядела очень сексуально. Милое личико, сексуальная фигурка, ласковые речи – Стас действительно любил свою супругу.

Марина тоже любила мужа. Брутальный старший уполномоченный уголовного розыска капитан полиции Васильев Стас еще с молодых лет был настоящим сердцеедом. А жулики, при виде его, порой разбегались кто куда. Много лет он уже отдал службе в органах внутренних дел. Служба не только закалила, но и немного изменила его внутренний мир. Психологи даже дали этому специальный термин – профессиональная деформация. Порой от гнева и вспыльчивости его спасала именно любимая супруга, к которой Стас относился со всей нежностью и лаской, не позволяя даже сказать в её адрес грубого слова.

Зайдя на кухню, Стас положил руку на упругую попку жены, так эффектно выделяющуюся через тонкий халатик.

— Что-то ты совсем мало поспал, милый, прощебетала Марина, целуя супруга.

Стас расположился за спиной Марины и нежно обнял её за талию. Красивое тело жены порой сводило его просто с ума.

— Милый, ну ты чего? – игриво спросила молодая жена: — с тобой так завтрак подгорит.

— К черту завтрак, я люблю тебя, — с этими словами, под натиском крепких мужских рук, халатик пополз вверх, обнажая сладкие женские бедра.

Мужское естество уже налилось кровью и требовало разрядки. Упругой головкой Стас уже прикоснулся к упругим женским бедрам.

Марина лишь уперлась руками о край плиты, выпячивая свою сладкую попу.

Стас достал свой изнемогающий от желания член и приставил его между аппетитных булочек. Он буквально стремился туда, где уже полыхал огонек.

Как только мужская твердая плоть проникла внутрь женщины, с её губ сорвался страстный стон возбуждения. С ещё большей силой девушка ухватилась за плитку, подставляя любимому свое самое драгоценное для пользования.

Стас трахал её нежно и размеренно, иногда менял ритм, вызывая дополнительные стоны у любимой. Еще немножко, и девушка разразилась громким стоном.

Стас знал, что в эти секунды его супруга находится на грани оргазма, поэтому ускорил движения, заставляя супругу кричать от удовольствия.

Ещё немного, и тело Марины сотрясло мощнейшее удовольствие, сопровождающееся мелкой дрожью. Девушка так и стояла, отпялив попу, а Стас не торопился вынимать из неё член.

Придя в себя, Марина повернулась к супругу и нежно поцеловала в губы.

— Дорогой, ты опять не успел? Хочешь, я поработаю ротиком?

Минет от любимой, Стас обожал, однако времени до работы оставалось в обрез. Этому свидетельствовала и безнадежно подгоревшая каша на плите.

В парковой полосе уже работала следственно-оперативная группа. Одна женщина на утренней пробежке обнаружила труп молодой девушки. Женщина была так испугана, что ей самой понадобилась медицинская помощь приехавшей бригады скорой медицинской помощи.

— Васильев, ну, сколько тебя можно ждать? – пробасил недовольный подполковник, когда тот прибыл на место преступления.

— Извините, Сергей Михайлович, задержался.

— Хватит разговоров, смотри, что у нас тут!

Девушка лежала на траве. Её разорванное платье, и синяки по всему телу, отсутствие нижнего белья и белесая жидкость в районе промежности – явно говорили об акте насилия. Да вот только резаная рана с ровными краями на горле, а так же лужа крови, свидетельствовали о том, что девушка мертва.

— Васильев, ты понимаешь, что ты должен найти убийцу в кратчайшие сроки?! – пробасил подполковник.

— Есть, товарищ подполковник, — без особого энтузиазма ответил капитан.

— Ты мне давай без этого! Три дня тебе даю! Слышишь? Три дня! И чтоб каждый вечер ко мне с докладом о проделанной работе! – высказав требования, подполковник удалился.

— Андрееч, привет, — обратился Стас к эксперту. – Давно уже лежит?

— Смерть наступила примерно 8-10 часов назад. Жертва была сначала изнасилована, потом ей ножом или похожим предметом разрезали горло.

— Какие-нибудь следы есть?

— Не знаю, пока ничего не нашел, работаем. Только смотри, что ещё! – эксперт повернул голову жертве, и Стас увидел, что у убитой отрезано правое ухо.

— Мать твою! – выругался опер: — Нам ещё маньяков всяких не хватало!

Убийство всегда происшествие, на любом районе и участке. Однако появление маньяка – это всегда вопрос, будоражащий общественность!

Рядом с девушкой лежала сумочка, из которой Стас извлек студенческий билет на имя Ивлевой Анны. – «Ну, хоть личность установлена» — подумал опер.

Девушка оказалась студенткой пятого курса педагогического института, чьи общежития как раз находились за парком. Подрабатывала девушка официанткой в кафе, поэтому в общежитие возвращалась поздно. Никаких конфликтов, никаких парней, никакой злобы, никаких зацепок. Молодой участковый так же ничего определенного по информации сказать мог – дело, казалось, превращалось в темный висяк.

Целый день беготни, сильной болью отдавали в виски капитану полиции, когда тот пил кофе в кабинете, связывая полученную за день информацию и пытаясь найти хоть маленькую ниточку к разгадке убийства. Однако разгадка никак не хотела вылезать.

Вернулся Стас домой уже к полуночи. Милая супруга уже давно спала, свернувшись калачиком под одеялом. Стас принял душ и лег к жене. Только рядом с Мариной он получал какую-то расслабленность, лаская её по нежному телу. Девушка даже не проснулась, когда тяжелая рука легла на её обнаженное бедро. Обняв жену, Стас провалился в сон.

Ему снилась грязь, кровь, какая-то беготня. Уже давно сны стали для Стаса чем-то страшным. Они были цветными и реальными. Реальными до тошноты, до вскриков. Зачастую он просыпался в поту, не сразу понимая, что очередной ужас только приснился.

Сегодня же во сне, как наяву, он видел тот самый парк, окровавленную девушку, крики, стоны, размытое лицо маньяка…

Стас вскочил со вскриком, разбудив Марину. Девушка в последнее время уже привыкла к такому поведению мужа, поэтому просто прижалась к нему, успокаивая. Только близость родного обнаженного тела как-то благотворно действовало на Стаса…

Следующие дни поиска, так же никакого результата не принесли. Были подняты на ноги все активисты, задействован весь негласный аппарат, все осведомители, участковые вообще стерли ноги, производя обход граждан. Итог был не утешительным: никакой информации!

Выслушав до конца доклад, прочитав все справки, Стас посмотрел на часы: было уже полпервого-ночи. Старый диванчик в углу кабинета и раньше часто принимал старого опера в свои объятия. Выпив сто пятьдесят коньяку, опер провалился в сон.

В очередной раз ему снились какие-то кошмары. Он кого-то искал в темном коридоре. Пытался вглядываться вдаль, но свет, словно пытался убежать от него, скрывая преследуемого. Стас кричал, но крика не было, Стас бежал, но ноги были ватными, Стас стрелял, но спусковой крючок никак не хотел нажиматься… И снова эта жгучая боль в висках…

— Капитан, ты спишь? Сколько спать можешь? – услышал Стас командный голос подполковника.

— Сергей Михайлович, здравствуйте, — ответил Васильев, вставая и протирая глаза ото сна.

— Сейчас все люлей получим! У нас новый труп – не весело ответил начальник.

— Что за труп?

— Все такой же! Изнасилованный и без уха!

Последние слова явно взбодрили опера.

— Как?! Уже второй?!

— Спать на работе меньше надо! – гневно проревел подполковник.

— Кстати, Васильев, а ты, куда сегодня ночью ездил? Дежурный доложил, что тебя два часа не было. Ты же знаешь, что сотрудникам следственно-оперативной группы без разрешения выезжать нельзя.

— Я? – Стас действительно никуда не ездил, однако сейчас оправдываться перед суровым подполковником не стоило бы.

— Так что там с трупом? – сменил тему Стас.

Почти в центре города возле пруда, где городские власти так заботливо организовали небольшой парк, лежал труп молодой симпатичной девушки. Ей было чуть за двадцать. Все такое же разорванное платье, гематомы, следы белесой жидкости в районе промежности. Все такой же глубокий порез в районе горла, все так же нет правого уха.

Стас еще не до конца успел осмотреть труп, как к месту преступления подъехал черный мерин с синей СГУ. С пассажирского сидения вылез толстый полковник и сразу начал кричать и размахивать руками. Весь его крик сходился на то, что никто не умеет работать, и всех давно пора гнать в шею.

Прокричавшись, полковник грозным голосом всех заверил, что если в кратчайшие сроки убийца не будет найден, со всех присутствующих слетят погоны. После чего он уселся на пассажирское сидение автомобиля и умчался в управление.

— Михалыч, думаешь это правда, маньяк? – спросил Стас

— Капитан, лучше бы этого не было. Я придержу эту информацию, в противном случае сюда съедется куча проверяющих из Москвы.

И снова никакой информации. Со всех сторон девушка была чиста. Она просто возвращалась домой из кино. Решение прогуляться пешком до дома, стоило ей очень дорого. И опять никаких врагов, никаких любовников, никаких свидетелей, НИЧЕГО.

Капитан решил проконсультироваться с психологом отдела по поводу отрезанных ушей.

— Это для нас ненормально, однако для психически нездоровых людей такое не девиантное поведение может быть нормой. Они могут использовать отрезанные уши как трофеи. Как понимание того, что они совершили этот поступок. Как бы самому себе в доказательство, понимаете?

— Довольно смутно.

— Это один из вариантов развития событий. Чем же руководствовался наш преступник, это ещё придется выяснить.

— Ясно, что ничего не ясно, пробубнил Стас и направился в свой кабинет.

Стас долго сидел в кабинете, пытаясь перебирать и сопоставлять полученную информацию. Он пытался сложить двух девушек вместе, но никаких точек соприкосновения не было, кроме убитых изнасилованных тел с отрезанным ухом. Снова резкая головная боль пронзила его виски, заставляя с силой прикусить нижнюю губу.

«Кстати, Васильев, а ты, куда сегодня ночью ездил?» — вдруг вспомнились слова подполковника.

Сварив кружку кофе, Стас спустился в дежурную часть. Отмотав съемку камеры видео-наблюдения, он с ужасом для себя увидел в мониторе, как ночью выходит из отдела и куда-то выезжает на своем стареньком автомобиле.

— «Но я же спал всю ночь!» — пронеслось в голове опера. Промотав видео несколько раз, сомнений не оставалось: он ночью куда-то ездил. Скрыв от дежурного причину просмотра камеры, Стас вернулся в свой кабинет.

Налив себе стакан водки, опер стал думать, что в последнее время с ним происходит. Странные головные боли, излишняя нервозность, психи…

Тяжелые мысли оборвал телефонный звонок. На другом конце трубки была Марина.

— Милый, ты почему до сих пор не дома?

— Солнышко мое, я заработался, ложись спать, буду поздно.

— Как я устала от твоей работы! Я выходила замуж за тебя, а не за твою работу, — негодовала жена.

Стас отключил трубку, ему было просто необходимо собрать в кучу свои мысли, и осознание того, что с ним происходит…

Каждый день Стас отписывался перед начальством, что работа по убийствам ведется полным ходом. Она действительно велась. Казалось, были подняты на ноги все, включая последнего стукача. А народ, прослышавший про убийства, придавал этому всё новые и новые краски. Звонили многие. Одна матрона, желая избавиться от нерадивого зятя, обвинила его в этих убийствах. И эта информация была проверена, однако на выходе оказалось, что ворчливая женщина просто не может простить дочке выбор, обвиняя зятя во всех смертных грехах.

Головные боли с каждым днем усиливались. Если раньше Стасу они доставляли лишь легкий дискомфорт, то сейчас эта было настоящей проблемой.

Загруженность, постоянный пресс со стороны начальства, статистика, показатели, раскрываемость – все это грузом давило на старшего оперативного работника капитана полиции Васильева Стаса.

Уже порой не доставляла радость даже любимая жена. С какой-то небрежной холодностью Стас стал относиться к своей любимой. Собрав подушку и одеяло, молодая прелестница перебралась в зал на диван, оставляя Стаса одного в холодной кровати.

Очередное дежурство вновь для Стаса привычно предвещало ночевку в кабинете. Выпив стакан водки, опер долго не мог уснуть. Он уже в пятнадцатый раз перечитывал объяснения знакомых жертв, сверял маршруты движений, связывал личности убитых, пытался найти ту ниточку, которая всё же выведет его к убийце девчонок. Ничего общего не находил, все более приходя к мысли, что это действовал маньяк, чьи поступки действительно невозможно предугадать.

Острая боль в висках вновь пронзила опера. Выпив еще немного, Стас отправился спать на старенький диван.

И снова страшный бессмысленный сон с какой-то беготней, криками, огнями, кровью…

Утро встретило Стаса безумной головной болью.

— « Блин, я не так много вчера выпил, чтобы так болеть сегодня» — подумалось Стасу. Ещё легкое жжение на щеке. Стас хотел подойти к зеркалу, чтобы увидеть причину раздражающей боли, однако его прервал телефонный звонок.

— Васильев, бегом ко мне!!! – на другом конце провода подполковник рвал и метал.

Так и не умывшись, Стас поплелся в кабинет к начальнику.

В кресле начальника восседал все тот же толстый полковник, который приезжал на пруд.

— Да вы совсем охренели, товарищ подполковник, если даже ваши подчиненные с утра так выглядят?! Помятый, расцарапанный! Позор для полиции! – полковник визжал, как ужаленный.

— Сергей Михайлович, я сегодня же поставлю вопрос о соответствии с занимаемой должностью вашего капитана! Вы посмотрите на его внешний вид! И это лицо современной полиции? Как он собирается раскрыть все три убийства, если бухает и по бабам шляется?

«Три!» — пронеслось в голове Стаса.

Прооравшись, полковник вышел из кабинета, заверив, что примет самые жесткие меры к отделу, если в ближайшее время эта серия убийств не будет раскрыта.

— Стас, что с тобой происходит? – довольно спокойно спросил Сергей Михайлович.

— Нет, ничего, работаем, — как-то неуверенно ответил капитан.

— Стас, ты где был сегодня ночью? Дежурный доложил, что ты опять куда-то уезжал. Я проверял, дома тебя ночью не было. Ты бабу завел? Ну, скажи честно, по-мужски.

Стас даже не знал, что и ответить начальнику. Всю ночь он провел на диване в кабинете. Блин, но откуда же эти ссадины. Вновь острая боль ударила оперу в виски.

— Да я это, за сигаретами отъезжал, — нелепо соврал Стас.

— Хватит врать, сигареты продаются за углом. Поехали на место происшествия.

Всё повторилось и в третий раз. Молодая симпатичная блондиночка лежала на траве парка с перерезанным горлом и без правого уха. Зеленое платье её было разорвано, обнажая интимные прелести, а между ножек блестела засохшая белесая жидкость. Только в этот раз, похоже, девушка попыталась дать насильнику отпор. С её ногтей эксперт снял срезы – видимо девушка пыталась отбиваться, так как под её ногтями были отчетливо видны следы крови.

Кроме того, по всему телу были видны множественные гематомы. Видимо маньяк, перед актом насилия, сильно избил свою жертву, чтобы как-то смерить её пыл.

Только сейчас Стас с ужасом понял для себя, что кроме жжения на поврежденной щеке, у него почему-то болит кулак. Он довольно смутно слышал доклад эксперта об осмотре трупа, сжигаемый сильной болью в висках.

Проведя стандартные процедуры, Стас поехал домой, чтобы принять горячий душ и переодеться. Марина, которая в этот день должна была быть на смене, оказалась дома.

— Стас, что с тобой происходит? – встретила она супруга в коридоре.

— Ничего.

— Тебя нет по ночам. Ты постоянно пропадаешь. Ты в постели стал каким-то холодным, никак кончить не можешь. Вон ещё царапина на щеке от женских коготков. Скажи, пожалуйста, ты нашел другую?

— Никого я не нашел, — раздраженно ответил Стас и направился в душ, где пробыл практически полчаса, приводя мысли в порядок.

Когда он вышел, обнаружил Марину, сидящую перед телевизором с чашкой кофе. Девушка даже не повернулась в сторону супруга.

Быстро переодевшись, Стас вновь направился на работу.

В который раз, сидя в кабинете за рабочим столом, он пересматривал справки оперов и участковых по фактам этих убийств. Только сейчас до него дошел тот факт, что все убийства произошли именно тогда, когда он находился на дежурствах, ночуя в отделе. А куда он ездил по ночам? А откуда эти царапины? Почему так сильно болит кулак?

Мысль, пронесенная в голове, шокировала самого Стаса: — «Неужели маньяк – это я и есть? Эти головные боли, это всё?!».

Уже вечером, сдав ключи от кабинета дежурному по отделу, Стас шел по улицам города. Он не стал брать свою машину, он просто хотел прогуляться.

Сам того не ведая, он забрел на совершенно незнакомую улицу.

Пестрые огни, витрины магазинов – красиво отражались на мокром асфальте уже вечернего города. Ноги сами принесли его к дверям этого бара, куда Стас и решил зайти, чтобы опрокинуть в себя лишних двести грамм водки.

— Налей, — не глядя на бармена, произнес Стас.

— О, здравствуйте, вы сегодня снова решили нас посетить? Надеюсь, сегодня без хулиганства?

Стас посмотрел на незнакомого бармена и не понимал, о чем он.

— Человек, ты с дуба упал что ли? Я впервые у вас.

— Да ладно, вчера всё замяли, не переживайте. Но, лучше себя так больше не ведите.

Бармен говорил так правдоподобно, что Стас засомневался, что действительно впервые в этом месте.

— Ну-ка расскажи поподробнее, а то я что-то запамятовал, — заинтересовался Стас.

— Это и не удивительно, вы вчера были очень пьяны. У нас выпили только грамм 700 водки под один лимончик.

— А что я творил? – заинтересованно спросил Стас.

Да с девушкой одной симпатичной познакомились. Блондиночка такая сексуальная в красивом зеленом платье.

— И?! – уже тревожился Стас.

— Да вы сначала пили вместе, потом она засобиралась домой. Вы её за руку схватили, начали кричать про какого-то маньяка и то, что ей нельзя одной ходить. Девушка просила её отпустить, умоляла, но вы не слышали. Когда ей стало реально больно, она ударила вас по лицу. Видимо с ноготками не рассчитала и оцарапала вам щеку. Вон, царапины до сих пор видны.

— А потом?

— Потом девушка выбежала из бара. Вы через пару секунд выбежали за ней, но практически тут же вернулись. Видимо девушка уже успела скрыться.

— А потом?

— А потом вы со злости ударили об стену кулаком. По тому, как вы трясли потом рукой, видимо удар был сильным. Вы ещё полчаса просидели за барной стойкой, допивая водку. А когда начали клевать носом, я вызвал такси, которое доставило вас почему-то в отдел полиции.

Стас показал удостоверение.

— А, ну теперь все понятно.

— Скажите, а у вас камера наблюдения пишет? – спросил Стас, понимая, что камень скатывается с его души.

— Да, конечно, товарищ капитан, можете посмотреть.

Стас долго вглядывался в кадры. Да, это была именно та девушка, которую нашли мертвой утром в парке. Вот он сам. Вот он получил по морде от девушки, вот она выбегает, вот он бежит следом, но тут же возвращается, вот он продолжает пить водку…

Что-то показалось ему странным в этом видео.

Пересмотрев его ещё раз, Стас увидел, как в их сторону постоянно посматривает какой-то мужчина, сидящий за столиком. Буквально девушка засобиралась идти домой, он вышел с бара. В одном моменте его лицо хорошо попало в кадр, и Стас сфотографировал его.

— Спасибо, друг, ты мне очень помог! – честно признался Стас, а на душе у него немного отлегло.

Уже было поздно, но всё же Стас поднял участкового, обслуживающего данный район.

— Вы знаете, — признался лейтенант: — Я всего полгода на этом участке, поэтому ещё не всех знаю. Вы бы спросили у Петровича. Он недавно вышел на пенсию. На этом участке провел больше десяти лет, каждую собаку здесь знает.

Петрович жил один. Жена давно не вытерпела, что муж постоянно находится на работе, и убежала с каким-то офисным клерком. По вечерам Петрович пил водку и вспоминал о былых временах, когда простым милиционером гонял хулиганов по району.

— Петрович, узнаешь этого мужика? – спросил капитан, в надежде получить нужную информацию.

Уже пьяный бывший участковый нацепил на нос очки и вглядывался в монитор телефона, где мерцала фотография неизвестного.

— Да, есть такой. Живет один. Некий Спиридонов Иван Андреевич. Когда-то жену лупил, да та сбежала. Только вот заявлений на него не писала, так, что прижучить его не смогли. Лет десять назад его пытались привлечь за изнасилование, однако доказательств достаточно не нашли.

— Адрес, Петрович, назови, пожалуйста, адрес.

— Брать будешь?

— Похоже, да.

— Бери меня с собой, капитан, пригожусь.

Вдвоем они выдвинулись к Спиридонову, который жил через дом. По дороге Стас вызвал наряд полиции, однако ему уже самому не терпелось посмотреть этому Спиридонову в лицо.

Дрель дверного звонка раздалась по подъезду. Затем тихие шаги послышались со стороны квартиры. Человек явно подошел к двери, глянул в дверной глазок, но дверь открывать не торопился. Стас начал стучать в дверь, однако все осталось без изменений.

— Ни хрена вы сейчас не умеете работать, — пробасил пьяный Петрович, отталкивая Стаса.

Удар ноги, и замок на деревянной двери был поврежден. Стас влетел в квартиру, где находился перепуганный хозяин в махровом халате. Спиридонов, видя пистолет с взведенным курком, тут же упал на пол.

— Сука, это ты насиловал и убивал девок? – у Стаса практически сорвало крышу.

— Нет… что вы… я буду жаловаться… — щебетал перепуганный хозяин квартиры.

— Капитан, взгляни сюда, — позвал Стаса Петрович. Открыв морозильную камеру холодильника, Стас просто оказался в шоке: на полке лежало три отрезанных человеческих уха.

— Они шлюхи, они все шлюхи, ненавижу! – визжал убийца, всё так же остававшийся лежать на полу квартиры.

Уже давно прибыла следственно-оперативная группа, откуда-то появились журналисты, а толстый полковник давал интервью, в котором рассказывал, как под его чутким руководством была проведена операция по задержанию особо опасного преступника, насиловавшего и убивавшего девушек.

Сергей Михайлович отвел Стаса в сторону.

— Ну что, капитан, молодец, поздравляю. Знаешь, у нас скоро место моего заместителя освобождается, а тебе давно пора на повышение.

Только сейчас Стас почувствовал, что боль в висках утихает.

— Знаете, товарищ подполковник, хватит с меня. Кажется, я навоевался. Пора мне уже чем-то другим заняться.

Домой он пришел уже под утро. Милая Маришка сладко спала под одеялом. Он присел на край и посмотрел на милое сонное личико.

— Мариночка, я тебя так сильно люблю, — потихоньку произнес Стас и лег с супругой рядышком…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.