Похождения журналистки. Репортаж. Часть 1

Войдя в свою квартиру, Анна первым делом скинула туфли и с наслаждением встала босыми ступнями на прохладный пол. Женщина блаженно застонала. Тяжела женская ноша. Целыми днями ходить на каблуках ой, как не просто. Мужчины даже не представляют, как это сладко после долгого рабочего дня снять шпильки.

Вот уже сорок один год Анна топчет землю, и большую часть жизни она проходила на каблуках, от чего её икры приобрели соблазнительный бугристый рельеф. Такими икрами не каждый мужчина может похвастаться. Да и вообще икры женщин более развиты из-за ежедневной нагрузки. Анна гордилась своими могучими икрами, но дались они ей очень тяжёлым трудом.

Женщина бросила сумку в кресло и упала на диван. Задрала юбку повыше на бёдрах и вытянула ноги, положив их на стеклянный столик, заваленный различными журналами, буклетами, пригласительными на светские мероприятия и многими другими бумагами. Анна включила телевизор, скорее для фона, так как она не смотрела идиотские шоу или сериалы для домохозяек.

Несмотря на свой возраст, Анна не утратила драйва в своей жизни. Она редко проводила вечера в одиночестве перед телевизором. Женщина любила шумные компании, вечеринки, различные мероприятия, куда её частенько приглашали, как журналиста или писателя. Ранее она пописывала бульварные романы для домохозяек, и даже приобрела некую славу в узких кругах. Но потом забросила это дело, однако её всё ещё помнили и ценили её романы. Благо у неё хватало подруг и хороших, ценных знакомых в разных сферах. Её многолетняя деятельность позволила наработать полезные связи и обзавестись кучей друзей. Но вот семьей она так и не обзавелась.

После тридцати Анна начала переживать по этому поводу. Все подруги уже выскочили замуж и разродились, а она всё никак не созревала для брака. В её жизни было множество мужчин, и молодых, и зрелых солидных, но ни одного их них она не видела в роли своего мужа. Постепенно она начала примиряться с тем, что так никогда и не станет женой и матерью. Но, по правде говоря, Анна не очень-то и хотела этого. Женщина по природе своей была карьеристкой. Работу всегда ставила на первый план, из-за чего зачастую и происходили ссоры с её любовниками. И даже сейчас, в свои сорок один, Анна не изменяла себе. Работа и карьера превыше всего. Слишком скучно тратить жизнь на семью. Сидеть дома, растить детей, полнеть, обретать скверный характер, ругаться с мужем. Нет, всё это не для неё. Анна любила свободу. Она решила посвятить жизнь только себе.

Очередной рабочий день в редакции наконец миновал, и вот, сидя дома на диване, она раздумывала, как провести вечер пятницы. Ведь завтра законный выходной. Не сидеть же дома!

Анна спустила ноги со столика и схватила первый попавшийся буклет. Это был пригласительный на выставку популярного богемского художника Пьера Лебуа. Парижского выскочки, приехавшего покорять Москву. Анна отбросила буклет в сторону. Скучно. Взяла ещё парочку бумажек. Флаер на бесплатный вход в ночной клуб «Сохо». Уже интереснее. Второй пригласительный она видела впервые. Чёрная картонная карточка с золотым леопардом на обороте. Пригласительный на её имя. Вечер на крыше для ограниченного круга людей. Богемская тусовка. Много философской болтовни, много алкоголя и вероятность завести очередное полезное знакомство. А для неё, как для репортёра и журналиста, новые знакомые никогда не будут лишними.

Она вертела в руках два пригласительных. Сохо или Богема? С одной стороны, в клубе можно познакомиться с каким-нибудь молодым красавчиком, что гарантирует приятное продолжение вечера. Секс ей не помешает. Анна относилась к сексу очень просто. Для неё это было, как поесть. Чувствуешь сексуальный голод, выходи из дома, кто-нибудь да клюнет и удовлетворит твои потребности. А для женщины её внешности и статуса найти хорошего любовника проблем никогда не составляло. Молодые парни так и липли на неё, как пчёлы на мёд.

Но с другой стороны, шумная музыка, толпящиеся, прыгающие пьяные люди. И это после тяжёлого рабочего дня. Да и одной не пойдешь, нужно вызванивать подруг. Анна всё больше склонялась к богемской тусовке на крыше. Там будет по тише, люди вежливее, умнее, интереснее. Туда она может пойти одна и туда её лично приглашали. Вероятнее всего там будет не один и не два её знакомых. Попить вина на крыше, посидеть в мягких креслах на свежем воздухе.

Анна отбросила в сторону флаер в Сохо, а второй пригласительный положила в сумочку. Теперь нужно быстренько поужинать и принять душ. На ужин у неё был овощной салат и филе индейки. В последнее время Анна решила сократить потребление калорий, так как набрала несколько лишних кило. А с её фигурой и типом телосложения очень легко располнеть. Только активный образ жизни, и посещение тренажёрного зала два раза в неделю, позволяли ей держать своё тело в тонусе. Но худой она никогда не была. Однако обладала прекрасными аппетитными формами. Её крайний любовник, молодой мальчишка двадцати пяти лет, называл её «сочной».

Быстро поужинав, она скинула одежду и отправилась в ванную. Как обычно она застряла перед большим зеркалом в полный рост. Женщины любят себя разглядывать, тщательно выискивая в своём теле плюсы и минусы. И она не была исключением. Она провела руками по обнажённым широким бёдрам. Именно там скапливалось больше всего жировых отложений. Животик тоже обмяк, с возрастом это неизбежно происходит. А вот грудь всё ещё держала форму, спасибо генетики. Её мать также обладала пышной грудью.

Анна подняла руки и сжала свои спелые груди полного третьего размера. Не такие упругие, как раньше, но всё ещё тяжёлые, мясистые. Такие не стыдно выставить на всеобщее обозрение, надев платье с глубоким декольте. Крупные ореолы сосков так и не познали радость кормления малыша. Ну оно и к лучшему, зато грудь сохранила свою аппетитную форму.

Она провела рукой по мягкому, слегка припухлому животу и запустила пальцы в рыжеватые лобковые волосы. Пушок стал гуще и растрепался. Надо бы подровнять. Анна никогда не пользовалась услугами интимной эпиляции, предпочитая ровнять свою интимную зону ножничками. Многим её любовникам нравилась её естественная «волосатость», возможно именно поэтому Анна решила сохранить её в своём первозданном виде.

«Волосы на лобке – это один из важнейших признаков женственности», — как-то говорил один из её любовников. Малоизвестный художник портретист. Вместе они провели целых два года. Пожалуй, это были её самые длительные отношения. Парень трахался, как сам дьявол! Она просто подсела на него, как на наркотик. Но их дорожки разошлись, когда он решил уехать работать в северную столицу. Немного погоревав, Анна нашла себе нового любовника. Собственно, так она поступала всегда, стараясь не привязываться к мужчинам.

Журналистка повернулась к зеркалу спиной, и глядя через плечо, оценила свою ядрёную задницу. Вот уж чем природа её не обидела. Конечно, небольшой целлюлит присутствовал, но благодаря усердным тренировкам, её ягодицы были крепки и соблазнительно округлы. Опять же, в своих мыслях, Анна вернулась к художнику. Он часто рисовал её, называя её фигуру идеалом женской красоты. «Песочные часы», так он охарактеризовал её пропорции.

Анна слегка приподняла пальцами свои ягодицы и отпустила. Те соблазнительно колыхнулись. Она шлёпнула себя по попке и усмехнулась. Взрослая женщина, а разглядывает себя, как юная девчонка.

В целом, она оставалась довольна своей фигурой. Мужчинам нравится такой тип женского телосложения. Как они говорят, «есть, за что подержаться». И у Анны было за что, как и спереди, так и сзади.

Женщина залезла в ванную и включила душ. Горячая вода заструилась по её обнажённому телу. Приняв душ, Анна обвязала волосы полотенцем и села на край ванны, вооружившись ножничками. Подровняла свою интимную причёску, срезав лишние рыжие волоски по бокам. Поднесла ручное зеркало к своей промежности, тщательно рассмотрев её под всеми углами. Удовлетворившись результатом, журналистка направилась выбирать наряд.

Если это богемская тусовка, то должно быть платье в пол, ну или чуть ниже колен. У Анны имелось идеальное платье на такие случаи. Чёрное, до середины голени, с широким вырезом на правом бедре. Но под это платье нельзя надевать нижнее бельё. Оно очень тонкое и с открытой спиной. Никаких лифчиков и даже трусиков, так как резинки на бёдрах будут отчётливо видны, а это не красиво.

Анна высушила волосы. Как же классно иметь короткую мальчишескую причёску. Она уже давно так стриглась. Это выглядело солидно и креативно. Короткие волосы она окрашивала в яркий золотистый цвет. Она слегка взбила причёску и зачесала волосы на бок. Подкрасила веки тёмной тушью, самую малость, для выразительности глаз, обвела помадой пухлые губы и подмигнула себе в зеркало.

Именно так должна выглядеть преуспевающая взрослая дама, журналист и писатель. Статусно и со вкусом. Чёрное платье волнительно обтягивало её аппетитную фигуру. Пышные груди в глубоком декольте не оставят равнодушным не одного мужчину. Она любила подразнить мужской пол своими формами.

Осмотрев себя в зеркало с ног до головы, она решила, что чего-то не хватает. Конечно! У неё же было дорогущее ожерелье из сверкающих камней. Не алмазы конечно, но сияют, что надо. Анна достала его из коробки и примерила. Вот теперь образ можно считать завершённым. Ожерелье спадало на её грудь, и тонуло между мясистыми пышными холмами. Анна сменила повседневные золотые серёжки на дорогую бижутерию, так как она лучше сочетались с ожерельем.

Вернувшись в зал, она достала телефон из сумочки и вызвала такси. Сегодня она намерена напиться, так что ехать на своей машине не стоит. Пока ждала такси, примерила три пары туфель. Все чёрные, другие под это платье не обуешь. Выбрала на средней тонкой шпильке, лакированные лодочки с красной подошвой.

Анна никогда не опаздывала, пунктуальность очень важная черта для журналиста. Она вышла из подъезда ровно в тот момент, как таксист остановил машину. Соседские мальчишки, сидящие на лавке, широко распахнутыми глазами проводили её покачивающиеся под платьем ягодицы. Она прям чувствовала, как их взгляды прожигают её зад. Про себя женщина улыбнулась.

На крышу она попала, предоставив пригласительный. Вход на вечеринку был свободным по времени. Когда она пришла, там уже толпилось кучу народа. Мужчины в строгих костюмах, женщины в роскошных вечерних платьях. Все богатые и преуспевающие. Как только она появилась на вечере, мужчины любопытно повернули головы в её сторону, начав перешёптываться.

Анна гордо цокала каблуками по бетонному покрытию, устеленному мягкими коврами. Как она и предполагала, здесь мелькало множество знакомых лиц. И минуты не прошло, как к ней подошли.

— Анна! Прекрасно выглядишь! Шикарное платье, дорогая!

Высокий пожилой мужчина, уже изрядно поседевший. Владелец одной крупной картинной галереи. Как-то Анна писала статью в честь открытия его галереи, что поспособствовало огромному наплыву посетителей.

— Добрый вечер, Виктор, — улыбнулась Анна. – Как твои картины?

Мужчина галантно прислонил губы к внешней стороне её ладони.

— Всё прекрасно, дорогая. Я в вечном долгу перед тобой. Так красочно, как ты, не пишет никто!

— Не льсти мне, старый пройдоха, я это не люблю, ты же знаешь, — посмеялась Анна. – А где же твоя милая жёнушка? Сколько ей? Двадцать? Двадцать один?

— Двадцать два, — слегка покраснев, улыбнулся пожилой мужчина.

— Молода и прекрасна, эх… — протянула Анна, подкалывая старого знакомого.

— Именно так, — скромно ответила Виктор, прихлебнув из бокала шампанского. – Принести тебе выпить?

— О, буду крайне признательна.

— Одну минуту.

Мужчина удалился, и не успела Анна отдохнуть, как на неё налетели две женщины. Одну из них она знала. Жена какого-то олигарха сталелитейщика. Ярая фанатка любовных романов Анны. Она с трудом вытерпела натиск женщин, жаждущих узнать, когда она напишет новую книгу. Анна не стала разочаровывать дам и пообещала закончить роман к концу году.

Она не совсем соврала. У неё часто возникали мысли вернуться к своим романам, но всё времени не хватало. Однако в последнее время хороших репортажей не происходило, работа стала скучна и монотонна. Она подумывала разнообразить свою жизнь и вновь погрузиться в выдуманный ей любовный треугольник, который так пришёлся по вкусу читателям, что растянулся аж на пять книг.

Кое-как отделавшись от дамочек, Анна подошла к парапету и посмотрела вниз. Сердце подскочило к горлу. Здание было высотой в семьдесят девять этажей. Просто глядя вниз можно было пустить струйку по бёдрам от страха. Благо парапет был высокий, до уровня груди. Анна положила на него руки и вдохнула прохладный вечерний воздух

— Ваш напиток, мадмуазель, — Виктор поставил на парапет бокал холодного шампанского. – Прости, дорогая, но мне нужно поболтать с министром и его супругой.

— Министром? – подняла брови Анна.

— Культуры, — прошептал Виктор.

— Мединский?! Здесь? – вылупила глаза Анна.

— Ага, — хитро улыбнулся Виктор. – Я скоро приду и займу тебя чем-нибудь, если к тому времени тебя не украдут.

Виктор скрылся в толпе. Она даже оборачиваться не хотела. Она прекрасно была знакома с Мединским. Худшего собеседника и представить невозможно. Он никогда ей не нравился. Слишком надменный, абсолютно не обладающий чувством юмора. А ещё, он постоянно смотрел на неё, как на кусок мяса. Голодными, похотливыми, маленькими глазками. «Хоть бы он меня не заметил», — взмолилась Анна. Хотя, с одной стороны, он ведь с супругой. Значит не стоит опасаться его голодного взгляда и тупых разговорчиков.

Несколько минут она простояла одна у парапета. Слева от неё, в пяти метрах, стояла ещё одна одинокая женщина. Анна покосилась на неё, изучая тонкий аристократический профиль дамы. На вид ей было уже далеко за сорок. Длинные, волнистые, чёрные волосы спадали на спину. Она была одета в чёрное платье под горло, строгое, да и сам профиль женщины выглядел достаточно строго.

Кто она? Какая-то жена олигарха, или политик? Может быть писательница или поэтесса? И тут женщина неожиданно повернула голову и улыбнулась Анне. Журналистка аж потерялась на мгновение. Казалось, что эта зрелая брюнетка всё это время знала, что Анна на неё смотрит. Журналистка улыбнулась ей в ответ и повернулась обратно, лицом к высотке на против.

Брюнетка отошла от парапета и скрылась в толпе, как показалось Анне. Через пару минут загадочная женщина появилась с другой стороны от неё и протянула Анне новый бокал шампанского.

— Я смотрю, у вас пустой бокал.

Морщинки в уголках её глаз, и в уголках губ, выдавали возраст дамы. С близи она показалась Анне ещё старше.

— О, благодарю, — вежливо улыбнулась Анна.

Брюнетка подняла свой бокал.

— За сегодняшний вечер.

Женщины стукнулись стеклянными бокалами и отпиши шампанского.

— Меня зовут Лидия, — представилась зрелая брюнетка.

— Анна.

— О, я знаю вас.

— Правда? – удивилась журналистка.

— Да. Я читала ваши романы. Не все конечно, но парочку точно.

— О…

— Не моё чтиво, — честно призналась женщина. – Но пишите очень неплохо. Затягивает. У вас хороший слог и вы мастерски описываете сексуальные сцены.

Последние два слова Лидия прошептала шёпотом и подмигнула Анне. Журналистка тихо посмеялась и вежливо улыбнулась.

— Спасибо. Я рада, что вам пришлась по вкусу моя писанина.

— Красивое ожерелье, — заметила брюнетка.

— Благодарю. У вас тоже. Что это? Глаз?

Анна пригляделась к небольшому медальону на шее женщины. Он представлял собой жёлтый глаз с тонким чёрным горизонтальным зрачком. Очень необычная форма.

— Глаз козла, — пояснила женщина.

— Оу, интересно. И что он обозначает?

Женщина подвинулась ближе к писательнице. Обернулась через плечо и произнесла:

— Это некий символ. Скажем, я состою в одном обществе привилегированных людей, и это наш знак. Благодаря этому медальону, мы узнаем друг друга.

Журналистский азарт моментально загорелся в глазах Анны. От этой истории повеяло чем-то интересным.

— Символ говорите? Тайное общество, вроде масонов?

Брюнетка лишь рассмеялась:

— Не совсем. Но что-то общее есть у всех тайных обществ.

— И в чём заключается деятельность вашего общества? Что вы там делаете, какие вопросы обсуждаете?

— Вы можете выяснить это сами, — неожиданно произнесла Лидия.

— Сама?

— Обычно, мы не приглашаем в наше общество посторонних людей. Но среди наших членов есть достаточно видные, уважаемые люди. Вы, Анна, отличный писатель и очень даже красивая женщина. Для нашего общества будет честью принять вас.

— Вы серьезно? – не верила своим ушам Анна. Вот и сходила на богемную тусовку. Новые знакомства с первых минут. Как же ей везёт по жизни.

— Да, абсолютно. Вот держите. — Брюнетка достала из сумочки красно-чёрную визитку и протянула Анне. – Если надумаете нас посетить, свяжитесь со мной. Мы будем рады вам.

У Анны была масса вопросов, но она не успела их задать. Загадочная брюнетка деликатно поклонилась и исчезла в толпе. Анна уставилась на визитку. В правом верхнем углу тот же козлиный глаз, посередине выгравирован отнюдь не номер телефона, как на всех визитках, а адрес электронный почты. Интересно. Оборотная сторона была полностью чёрной.

Она хмыкнула и положила визитку в сумочку. Оглянулась по сторонам, и как на зло встретилась взглядом с Мединским. «Нет, только не это». Она отвела взгляд в сторону, уперевшись им в дверь. Уверенным шагом Анна направилась к выходу, оставив после себя два пустых бокала на парапете.

Утро следующего дня.

Анна по привычке просыпается рано. Кидает взгляд на будильник. Всего только половина восьмого. Журналистка морщится от головной боли. Поворачивается на правый бок и вздрагивает от неожиданности.

На другой стороне кровати лежит молодой аполлон. Широкая обнажённая грудь мирно вздымается, паховая область прикрыта кончиком белого одеяла. Анна начинает вспоминать. Вечер на крыше оказался крайне скучным, и она решила-таки забрести в ближайший паб, чтобы как следует напиться. Этот красавчик был третьим за час, кто подкатил к ней. С ним она и ушла.

Видимо она прилично набралась, раз так раскалывается голова. Но парень вроде бы был хорош. Анна чувствует приятное покалывание в промежности. Вагина слегка побаливает. Значит вечер прошёл хорошо, но оставлять парня у себя, она не намерена. Поэтому она начинает расталкивать красавчика.

— Эй, мальчик, вставай. Ну же! Подъём, дорогой… Подъём!

Молодой аполлон открывает сонные глаза.

— Который час? – шепчет он хриплым голосом.

— Не важно. Тебе пора. Одевайся.

Анна спрыгивает с кровати и подбирает с пола его одежду. Парень свешивает ноги вниз. Одеяло сползает с его бёдер, и Анна видит прекрасный крупный член, свисающий вниз. Она лукаво улыбается, косясь на заспанного красавца.

— На, держи. Одевайся.

Она сунула ему одежду.

— Вот так просто выгонишь меня?

— Прости, но у меня очень много дел.

— И даже не покормишь?

— В другой раз.

— Другой раз, значит… — хмыкает парень, прекрасно понимая, что другого раза не будет.

Он оказывается на удивление послушным и понятливым. Натянул джинсы, футболку, носки, провёл рукой по спутанным волосам и пошлёпал себя по щетинистым щекам. Анна проводила его до двери. Провожала в чём мать родила, так и не удосужившись одеться. Но парень выглядел обиженным и хмурым, и не обращал внимания на её обнажённое тело.

Анна смотрела, как он обувается. Наконец, парень выпрямился и кивнул:

— Спасибо за классный секс.

Он развернулся и открыл дверь.

— Стой! – неожиданно для себя крикнула Анна.

Красавчик обернулся. Анна подбежала к дивану и достала из сумочки мобильник. Вернулась к парню.

— Продиктуй мне свой номер. Я сама тебе позвоню.

Губы парня растянулись в довольной ухмылке. Он продиктовал номер. Пока Анна забивала его в свои контакты, красавчик незаметно приблизился к ней и погладил её ягодицы, а затем сжал поочередно обе и пошлёпал.

— У тебя классный зад…

— Знаю. Эм… Не напомнишь своё имя?

Парень тихо рассмеялся, качая головой:

— Макс.

— Точно! Максим… Прости… Ну до скорого!

Анна чмокнула парня в щёку и вытолкала за дверь, пока он её всю не облапал. Очень не хотелось отпускать этого красавчика, но жутко болела голова и висело какое-то дело, о котором Анна забыла. Что же такое она хотела проверить? После этого замшелого паба, всё вылетело из головы. «Ладно, вспомню после завтрака» — решила женщина.

Именно это произошло. Сладкая овсяная каша с бананом помогла её мозгу сфокусироваться на забытом элементе. Козлиный глаз. Брюнетка в чёрном платье. Символ. Тайное общество. Визитка!

Она кинулась к сумочке. Визитка лежала там, придавленная косметичкой. Анна вытащила её и уставилась на козлиный глаз. Уселась за стол и открыла ноутбук. Пальцы запорхали по клавиатуре.

«Тайное общество. Символика в виде козлиного глаза»

Как всегда, поисковик выдал кучу запросов. Анна переходила с одной ссылки на другую, пока не нашла кое-что интересное. Она погрузилась в чтение. С каждым прочитанным словом брови журналистки ползли вверх, а рот приоткрывался в безмолвном вздохе.

Изображение в виде козлиного глаза являлось древнейшим символом оккультизма, идущим своими корнями из Древней Индии. Согласно статье, жрецы этого культа поклоняются Сатане, используя животное козла, как сосуд для вместилища самого дьявола.

Анна охнула в пустой комнате. Сатанинский культ в наше время, в самой столице? С ума сойти! Да из этого же можно сделать отличный репортаж! Анна так долго искала подходящий материал, и вот он сам нашёл её. Но зачем эта женщина пригласила её? Да ещё назвала красивой… Может быть статья врёт, и всё это глупые конспирологические теории? В любом случае она должна выяснить это!

В памяти Анны всплыл фильм Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами», где снимались Том Круз и Николь Кидман. Когда-то давно ей очень понравилось это кино. Но она считала подобные клубы выдумками. Все эти тайные общества, масоны, иллюминаты, за всю свою карьеру Анна ни разу не сталкивалась с подобным, считая, что всё это пережитки прошлого, а сейчас большинство информации про тайные ордены не более чем притянутая за уши чушь.

Однако журналистка загорелась идеей посетить это загадочное бщество. Конечно вряд ли они там приносят жертвоприношения, поклоняются Сатане, хотя кто знает. Анне было немного волнительно, но азарт толкал её вперёд. По характеру Анна всегда была авантюристкой и хваталась за любой сумасшедший материал. А репортаж про сатанинский культ мог вызвать огромную шумиху в обществе и продвинуть её карьеру на несколько ступеней вверх.

«Я должна попасть туда!» — твердо решила Анна. «Чего бы мне это не стоило!»

Анна зашла в почту и отправила сообщение по указанному на визитке адресу:

«Здравствуйте. Это Анна Венгер, мы вчера встречались на светском мероприятии на крыше. Я обдумала ваше приглашение и решила прийти. Жду обратной связи J»

Она отправила сообщение и решила, что смайлик в конце был лишним. Но ведь она просто хотела показаться вежливой.

Не успела Анна заварить чашку кофе, как ей пришёл ответ. Анна метнулась к ноутбуку и открыла сообщение.

«Здравствуйте, Анна. Мы очень рады, что вы согласились посетить наше общество. Если вы не заняты, приезжайте сегодня вечером к девяти часам по следующему адресу Залесный переулок, дом 1. Большой особняк с высокими чёрными дверьми. На въезде покажите охраннику визитку, которую я вам дала, и он пропустит вас на территорию».

Анна тут же отослала ответ:

«Хорошо. Я приеду!»

«Будем ждать»

Она забила адрес в 2GIS. Особняк находился на западной окраине Москвы, до него добираться не меньше двух часов. Ну а на что она, собственно, надеялась? Что сборище будет в центре Москвы? В какой-нибудь сталинской высотке? Глупо, конечно.

Анна откинулась в кресле. Всё это, ещё больше напоминало фильм Кубрика. Азарт и природное любопытство захлёстывали журналистку. Но одна она туда не поедет. Всё, что там будет происходить, необходимо снять на камеру, а так, как она будет в центре внимания, снять сама она не сможет. Нужен кто-то, кто в тайне проникнет в дом и будет всё записывать на камеру. Кто-то надёжный, ловкий и умелый. Она знала только одного оператора, который мог согласится на её авантюру. Анна тут же набрала его номер:

— Андрей?

— Да?

— Ты где?

— В офисе.

— Сегодня же выходной.

— У меня выходных нет, Анна Владимировна. Три статьи висят, и мне надо доделать их к понедельнику.

— Слушай, у меня к тебе есть маленькая просьба…

— Какая ещё просьба? – напрягся на той стороне оператор.

— Буду через пол часа! Никуда не уходи!

— Стойте, Анна Вла…

Женщина повесила трубку и кинулась одеваться. Это конечно было не здорово, что у Андрея столько работы. Будет тяжело вытащить его из офиса. Придётся проявить всё своё природное обаяние, чтобы заставить мальчишку помочь ей. Анна знала, что Андрей не ровно дышит к ней, но никогда не воспринимала его в качестве своего любовника. Максимум, что она себе позволяла, это лёгкий флирт с парнем. И сейчас этот флирт очень бы её выручил.

В последнее время Андрей ни на секунду не мог расслабиться. У молодого журналиста-оператора скопилось столько работы, что он едва успевал писать свои статьи. Главный редактор требовал от него слишком многого. Парень в свои двадцать три успел сделать неплохую карьеру, но далось ему это тяжким трудом. Андрей работал практически без выходных, безвылазно просиживал в офисе, кропаю одну статью за другой.

Звонок от Анны отвлёк его от работы. Она толком ничего не объяснила, попросила о каком-то одолжение и сказала, что приедет в офис. Андрей даже возразить не успел. Вот чего ему сейчас не надо, так это дополнительной работы.

Анна заявилась в офис, как и обещала, ровно через пол часа. Влетела в кабинет молодого оператора и опёрлась руками на его стол, нависнув над парнем всей своей могучей грудью. Её глаза сверкали каким-то демоническим блеском.

— У меня есть бомба! – заявила Анна.

— Что??? – вылупил глаза Андрей.

— Бомба! Для репортажа!

— Какого? О чём, вы?

Андрей давно был влюблён в эту женщину. По возрасту конечно она ему в матери годилась, но была чертовски горяча. Парню нравилась её строгая короткая причёска, а яркие зелёные глаза всегда притягивали и вызывали в нём бурю эмоций. Он пытался ухаживать за ней, но дамочка была неприступна. Она считала его эдаким забавным мальчишкой, с которым можно посмеяться, пофлиртовать, но не более. Это расстраивало Андрея. «Завалить» эту тётю было заветной мечтой молодого журналиста.

Каждый день он краем глаза следил за ней. Как она двигается, как жестикулирует, как говорит. Просто ходячий секс! И как тут работать рядом с такой? Ходит себе по офису, покачивая своими мясистыми ягодицами, туго обтянутыми серой юбкой. А её ноги… Крепкие, с рельефными мощными икрами, широкими бёдрами. Молодой парень дико жаждал её с самого первого дня, как устроился в редакцию.

Она редко его о чём-то просила, и вот сегодня сама заявилась к нему в офис. Но зачем? И почему к нему? Что ей от него нужно? Андрей терялся в догадках, пока Анна всё ему не вывалила. Нависая над ним, с горящими азартными глазами, Анна рассказала ему про знакомство с какой-то загадочной женщиной, которая пригласила её в загородный особняк. Анна плела какую-то чушь про секту козлиного глаза, поклоняющуюся Сатане.

Брови Андрея ползли вверх с каждым её словом. Но он никак не мог поверить в её рассказ. Всё это казалось слишком сюрреалистичным, как сюжет какого-нибудь фильма. Но Анна была уверена, что это секта.

— Древнейшая секта в нашем городе! Ниточки идут из Древней Индии. Там они поклонялись богине Кали, богине смерти. А здесь, видимо, нечто вроде их сподвижников, но поклоняются они самому Сатане!

— Вы хотите сказать, что они это… Типа жертвоприношения делают у себя там?

— Возможно, — осторожно ответила Анна. – А возможно и нет. Но нам необходимо это выяснить! Ты представляешь, какой мы с тобой «забахаем» репортаж?! Когда ты последний раз слышал про сатанинские секты?

— Ну не знаю… Не припомню…

— Вот-вот! Потому, что они всегда в тени. Не светятся, действуют аккуратно, осторожно. И этот таинственный орден с символом козлиного глаза. Андрей! У тебя же должна быть журналистская чуйка! Неужели, не чуешь, что из этого может выйти репортаж для первых полос!

— Я не уверен, Анна Владимировна… А что, если это просто загородный клуб каких-то богатеев, типа очередной богемской тусовки.

— Нет! Я знаю всю богему города, это точно не они. Здесь что-то другое. Та женщина сказала, что среди их членов есть видные люди. Представляешь, если я там встречу какого-нибудь политика или знаменитость? Это же будет разорвавшаяся бомба! Какой-нибудь известный чиновник засветится на видео среди других сектантов. Наш репортаж будет похож на то, что когда-то сняли в Богемской роще! Слышал об этом?

Андрей слышал. Богемская роща — сатанинское место сборища мировой элиты на территории США. Как-то известный американский журналист Алекс Джонс проник на территорию Богемской рощи и заснял на видео имитацию, или же вовсе не имитацию, человеческого жертвоприношения. В своём документальном фильме Джонс утверждает, что большая группа членов участвует в «древнем Люциферском, Вавилонском Ритуале поклонения статуе Совы». В 2004 году человеку, называющего себя «Kyle», работавшему в Богемском клубе, удалось заснять больше, чем Джонсу, когда он проник на территорию в 2000 году. «Kyle» удалось заснять интерьер статуи совы и сам ритуал жертвоприношения. Частная жизнь клуба и его членов привлекла много внимания и подозрений. За эти годы несколько любопытных проникли на территорию и засняли видео скрытой камерой.

Богемская роща— одна из самых странных структур в разветвленной сети «всемирного заговора». О нем говорят куда меньше, чем о пресловутом Бильдербергском клубе или о Трехсторонней комиссии — но именно в Богемской роще состоит чуть ли не половина богатейших людей Америки. Бывшие и нынешние руководители спецслужб, президенты и сенаторы являются членами клуба, расположенного в реликтовых секвойных лесах Северной Калифорнии. Кандидаты на вступление в клуб готовы ждать этого события по нескольку десятков лет. Здесь в обстановке, явно не соответствующей серьезности ситуации (обитатели Богемской рощи живут в палатках, не пользуются туалетами и злоупотребляют алкоголем) решались многие важнейшие вопросы мироустройства. По слухам, среди членов клуба в своё время были многие президенты США: Буш младший, Буш старший, чета Клинтонов, Рузвельт, Рейган, Никсон, Эйзенхауэр и многие другие. Такие знаменитости, как: Арнольд Шварценеггер, Фредди Меркьюри, Клинт Иствуд, Френсис Форд Кополла, Стэнли Кубрик. Считается, что именно посетив Богемскую рощу, Кубрик вдохновился для своего будущего фильма «С широко закрытыми глазами», а солист группы Queen Фредди Меркьюри написал свой знаменитый на века хит «Богемскую рапсодию».

Аналогия с Богемской рощей, которую привела Анна, взбудоражила молодого репортёра. И напугала. Он опустил взгляд в стол, но в его глазах заплясал огонёк.

Почувствовав, что парень на крючке, Анна продолжила давить. Она обошла стол и села на краешек перед Андреем.

— Я чую, что там происходит нечто невообразимое! Что-то дьявольское… — прошептала Анна. – Каждая клеточка моего тела кричит мне, что надо ехать туда! Это будет сенсационный репортаж!

Анна в сердцах продолжала обрисовывать намечающиеся перспективы, но Андрей уже не слушал её. Когда женщина уселась перед ним на стол, юбка высоко задралась на её бёдрах. Сейчас она сидела в такой позе, что одна нога стояла на полу, а вторая висела в воздухе. Бёдра Анны, в тот момент, как она села на стол, слегка раздвинулись, так как в такой позе сомкнуть их просто невозможно. И чем сильнее она двигалась, ёрзая попой по столу и пылко жестикулируя, тем выше задиралась юбка.

С замиранием сердца Андрей смотрел в тёмную ложбинку между её бёдрами, пока не увидел поросль рыжеватых лобковых волос, а ниже очертания больших половых губ, похожих на куриный гребешок. Андрей нервно сглотнул, подняв взгляд на лицо Анны. Она говорила, а он кивал, ничего не слыша. Взгляд то и дело возвращался к её рыжеватой мохнатке и крупным половым губам.

«Она без трусов!!!» — кричал про себя Андрей. Всего в нескольких сантиметров от него. И, казалось, она совсем этого не замечает. Не понимает, что засветила свою мохнатую щёлку перед ним. Женщина была так увлечена, так заведена этим будущим репортажем, что не обращала внимание на то, как она сидит.

— Ну так что? Ты со мной? – неожиданно произнесла Анна.

Андрей отвёл взгляд от её промежности и захлопал глазами.

— Да… — произнёс он, не будучи уверенным на что согласился. – А что мне нужно делать?

— Я уже всё продумала! Мы поедем на моей машине. На подъезде к особняку, ты перелезешь в багажник. Когда я буду выходить из машины, я его чуть приоткрою, чтобы ты мог следить за территорией. Ты пока будешь оставаться в багажнике. Я сброшу тебе вызов, когда тебе можно выходить. Возьми свою маленькую ручную камеру, она классная! То, что нужно. Слава прогрессу, прошли те времена, когда нужно было таскать на плече огромные бандуры. В общем, когда я маякну, ты незаметно вылезешь из багажника и прокрадёшься в дом. Будь осторожен. Заглядывай в окна, ищи подходящее место. Я уверена, что у них есть какой-то тронный зал, где они проводят свои обряды.

— Ну а если нет никакого зала? – перебил Андрей. – Если это просто старый особняк, где вы будете сидеть в мягких креслах у камина, попивая вино и болтая о политике, искусстве, культуре.

— Нет, мой мальчик, — сузила глазки короткостриженая зрелая блондинка. – Я чую, что здесь нечто большее, чем простой загородный клуб!

Взглянув в её, сияющие демоническим блеском, глаза, Андрей поверил. Умела она убеждать, умела зарядить энергией.

— Чёрт! – выругался Андрей, усмехнувшись. – Я с вами!

Через несколько часов они уже ехали в машине Анны. Toyota Rav4 бесшумно продвигалась на запад Москвы. Вот уже час они были в пути. Заряженные, по-хорошему взволнованные.

Анна надела то же платье, что и на тот вечер на крыше. То же самое ожерелье и серьги. В таком наряде она вела машину. Широкий вырез на платье, оголил правое бедро женщины. Этот обнажённый участок кожи всю дорогу манил взор молодого оператора, сидящего на пассажирском сидении.

— Снимай всё, что видишь, — давала ему наказ Анна. – Что-бы там не происходило! Снимай всё! Мы должны запечатлеть на камеру как можно больше. Все детали, всех людей. Что бы ни случилось, снимай до конца! Найти такое место, чтобы оттуда всё просматривалось. Ты отличный оператор, ты лучший оператор на моей памяти! Я знаю, ты справишься.

— А если меня поймают?

— Если тебя поймают с камерой, то просто заберут её и вышвырнут тебя за ворота. Но лучше не попадайся. А если попадёшься…

— Знаю, знаю… Я тут сам по себе, с вами никак не связан.

— Да. Они вообще не знают, что я журналист. Эта женщина пригласила меня, как писательницу. Вряд ли она в курсе, что я ещё и репортёр. Я представилась ей своим псевдонимном, Анна Венгер. Настоящую мою фамилию она не знает.

— Понял.

Она кинула взгляд на навигатор. Уже практически стемнело, конец августа. Время близилось к девяти вечера.

— Мы уже близко, — с лёгкой дрожью в голосе сказала журналистка.

Они остановились перед поворотом на Залесную улицу. Андрей забрался в багажник, и Анна поехала дальше. Через двести метров она уткнулась в высокие железные ворота. На столбах крутились камеры, а справа стояла будка охранника. Как только серая Тойота подъехала к воротам, охранник вышел из будки и подошёл к машине. Анна открыла окно и протянула ему чёрную карточку, которую ей дала брюнетка.

Охранник глянул на карточку и поднял глаза на короткостриженую ухоженную блондинку. Изучив её профиль и платье, лысый мужчина вежливо наклонил голову и произнёс:

— Добро пожаловать, госпожа Венгер.

— Эм… Спасибо, — улыбнулась Анна, удивившись его вежливости и тому, что он назвал её по вымышленной фамилии. Значит его предупредили.

Охранник вернулся в будку и открыл ворота. Анна проехала внутрь. Перед ней открылся высокий трёхэтажный особняк в викторианском стиле. Она медленно ехала по асфальтной дорожке между цветочными клумбами и декоративными фонтанами, пока не оказалась на парковке перед самим особняком.

Парковка была забита дорогущими, отполированными до блеска, машинами. Чёрные мерседесы, ролс-ройсы, бэнтли, ауди, не одной машины среднего класса. Её серая Тойота казалась белой вороной среди этих шикарных автомобилей.

Она нажала на кнопку и багажник слегка приоткрылся. Установила в телефоне номер Андрея на быстром наборе и кинула мобильник в сумочку. Набросив сумку на плечо, она вышла из машины. Миновав ряды автомобилей, Анна поднялась по каменным ступеням, глухо цокая по ним каблуками, и остановилась перед высокой двустворчатой дверью.

Звонка нигде не было. Анна уже подняла руку, чтобы постучаться, но тут двери сами отворились. На пороге стояла молодая высокая брюнетка в роскошном чёрном платье в пол. Пухлые губы девушки были слишком большими, как это сейчас модно. Они растянулись в гостеприимной вежливой улыбке, обнажив два ряда белоснежных ровных зубов.

— Добрый вечер, госпожа Венгер. Проходите.

Девушка взяла её за руку, нежно обхватив кисть. Двери закрылись за спиной Анны, и она очутилась в парадной. Белые мраморные полы, отполированные до блеска, слепили своей чистотой. Потолки были высоченными, метров десять в высоту. На верх уходила дугообразная лестница, устеленная красным толстым ковром. Справа зал и слева зал, и там и там прохаживаются дамы и господа в вечерних нарядах.

— Я Альма, — представилась высокая черноволосая красотка.

— Анна, — представилась журналистка, вежливо улыбаясь и бегая любопытными глазками по стенам дома, пытаясь найти здесь что-то запретное, что-то сектантское. Но всё здесь было обычным. Роскошным, дорогим, но обычным. Никаких вызывающих картин с рогатыми козлами, змеями и прочей символикой.

— Анна! – послышался знакомый голос сверху. По лестнице спускалась та самая зрелая брюнетка, с которой Анна познакомилась на светском вечере. – Очень хорошо, что ты пришла. Вижу, ты уже познакомилась с моей дочерью.

— Дочерью? – удивлённо вскинула брови журналистка, оглядев молодую красотку.

Сходства действительно были. В росте, фигуре, осанке, натуральном чёрном цвете волос. В молодости Лидия, должно быть, была весьма недурна собой. Годы конечно украли её красоту, оставив на лице тонкие бороздки морщин. Альма улыбалась Анне, сверкая своими зубками. Девочка очень красивая, — ещё раз подметила Анна. На вид ей было около двадцати, может чуть больше.

— Да. Это наш дом. Пройдём в правый зал, я познакомлю тебя со своим супругом.

Лидия взяла Анну под руку и ввела её в зал. Десятки голов разом повернулись на писательницу. Все мужчины и женщины были почтенного возраста за сорок. И среди их лиц Анна заметила несколько до боли знакомых. У камина стоял её бывший главный редактор Александр Орловский. Когда-то Анна начинала в его редакции, самой крупной столичной газете. И ушла она оттуда со скандалом. Орловский неоднократно домогался её, что послужило причиной ухода Анны. Эта встреча была очень неприятной.

Во-первых, он знал, что она журналист, и это не сулило ничем хорошим. Во-вторых, он был последним человеком, которого она хотела здесь видеть. Анна отвела от него взгляд, делая вид, что незнакома с этим человеком. Но тут же наткнулась на ещё одно знакомое лицо. Директор Большого театра Владимир Урин. Неприятной внешности мужчина с огромными ушами и красным носом. Взгляд его серых глаз пронзил тело Анны, словно хотел раздеть её прямо здесь.

Пока Лидия вела Анну к гостям, журналистка бегала глазами по лицам присутствующих. Заметила тут пару чиновничьих морд. Земский, Павлов, члены Единой России. Среди женщин мелькнуло лицо Елены Градской, знаменитой оперной певицы. Всех разглядеть Анна не успела, Лидия повысила голос, представляя её гостям:

— Дамы и господа, позвольте представить вам нашу гостью, известную в узких кругах писательницу Анну Венгер.

— Добрый вечер, — вежливо улыбнулась Анна.

Все присутствующие поприветствовали Анну, улыбаясь, подходя к ней, пожимая руку. Все были очень вежливы и деликатны. Орловский остался у камина и слава Богу. Анне вручили бокал шампанского и прозвучал тост.

— За нашу гостью! – провозгласила Лидия. – Сегодня её ждёт незабываемый вечер!

Анна удивлённо вскинула брови и улыбнулась. «Незабываемый вечер, значит?». Несколько дамочек в строгих платьях окружили Анну, разразившись комплиментами её романам. Пара пожилых солидных мужчин подошли к ней знакомиться, но их комплименты была адресованы ей самой. Ей внешности и её наряду.

Анну поразило насколько радушны и вежливы эти люди. Каждый присутствующий удостоил её вниманием, хотя бы на пару фраз. Все кроме, Орловского и ещё одного господина, стоящего рядом с ним.

И тут Лидия взяла Анну за руку и повела её прямиком к камину. Сердце Анны подскочило в груди. Только не это…

— Я познакомлю тебя со своим мужем, — прошептала Лидия и подвела её к камину.

Мужчины повернулись к писательнице, любопытно разглядывая её и почтенно склоняя головы. Первым, Лидия представила Орловского. Анна ограничилась «добрым вечером», никак не показывая, что узнала его. Впрочем, он и сам ограничился лишь кивком. «Может не узнал?» — в надежде подумала Анна. Дело то было давно, почти двадцать лет назад. Тогда она была совсем молоденькой и носила длинные рыжеватые волосы, заплетённые в хвост. Сейчас-то она совсем не похожа на ту молодую простушку, которой была.

— А это мой супруг, Вайдман Герман Михайлович, — наконец представила Лидия своего мужа.

Высокий седой мужчина с орлиным носом и кустистыми острыми бровями, как у филина, наклонил голову и прижал губы к тыльной стороне ладони гостьи.

— Добро пожаловать в наш дом, госпожа Венгер.

Анна бросила быстрый взгляд на Орловского. Тот едва заметно усмехнулся. Точно узнал! Он то прекрасно знал её настоящую фамилию, именно поэтому ухмыляется.

— Позвольте я вас украду, — неожиданно произнёс хозяин дома, взяв Анну под руку.

Он повёл её к высоким витражным окнам, огибая кучки гостей. Усадил Анну в кресло у окна и сел на против. Сложив скрещенные руки на коленях, Анна заметила у него пальце золотой перстень с тем самым козлиным глазом, Вайдман загадочно улыбнулся женщине и произнёс:

— Вы, наверно, задаётесь множеством вопросов. Кто я? Кто мы все? Что это за тайное общество? Верно?

Голос Вайдмана был сладок и мягок. «Ему бы работать психологом», — подумала Анна. Говорил он так плавно и деликатно, что с первых слов пленил внимание собеседника.

— Да, — улыбнулась Анна. – По правде говоря, я теряюсь в догадках. Может быть пора меня просветить, господин Вайдман?

— О, просто Герман, прошу вас.

— Хорошо, Герман, — подмигнула Анна. – Ну так кто вы такие? Расскажите о своём клубе.

— Я бы мог рассказать прямо здесь и сейчас, — хитро улыбнулся мужчина, — но тогда пропадёт интрига, понимаете?

— Не совсем.

— Вы должны сами всё увидеть, своими глазами, а не услышать из моих уст. Уверяю, вас ждёт уникальное зрелище.

— Вот как? Вы меня заинтриговали, — сузила глазки Анна и рассмеялась.

— Это ещё не всё, — загадочно улыбнулся Вайдман. – Вы не просто будете смотреть, но и примите непосредственное участие в нашем сегодняшнем представлении.

Анна слегка напряглась.

— Представлении?

— Каждый новый член нашего круга, обязан пройти обряд посвящения.

Увидев в глазах писательницы страх, Вайдман рассмеялся и поспешил добавить:

— Не бойтесь. Это простая формальность. Будет довольно забавно. Все через это проходили, абсолютно каждый член. Для мужчин свой обряд, для женщин свой.

— И что же это за обряд такой?

— В скором времени узнаете сами. Зачем, как говорится на молодёжном сленге, «спойлерить»?

Услышав это слово из уст солидного пожилого мужчины, Анна искренне рассмеялась, а он вместе с ней. Но в то же время, всё её нутро напряглось. Это был не страх, а скорее сильное волнение, когда ты идёшь на свидание или сидишь в очереди у кабинета стоматолога.

Вайдман накрыл ладонью руку Анны и произнёс:

— Пока моя жена не слышит, позвольте подарить вам комплимент. Вы очень эффектная женщина, госпожа Венгер. Как только вы вошли, уверяю вас, взгляды абсолютно всех мужчин засияли эдаким охотничьим блеском. В хорошем смысле этого слова, разумеется.

Мужчина хрипло рассмеялся и подмигнул Анне.

— Благодарю вас, Герман. А когда будет этот обряд?

— Как только вы будете готовы. Вы готовы, Анна?

Анна замешкалась на секунду, преодолевая волнение. Журналистский азарт подстёгивал её, двигал вперёд. Нельзя медлить. Природная любопытность победила, и Анна ответила:

— Да. Почему нет? Я готова.

— Замечательно, — расплылся в улыбке Вайдман. Его глаза засияли озорным блеском, как у мальчишки, который только что получил заветную железную дорогу. Вайдман махнул своей жене, которая стояла у камина, беседуя с Орловским.

Лидия подошла к ним, и супруг прошептал:

— Наша гостья готова к обряду.

Лидия бросила взгляд на Анну и просияла.

— Замечательно!

И тут она неожиданно постучала вилкой по бокалу, требуя тишины. Все гости повернулись к их столику. Лицо Анны побагровело ещё до того, как Лидия произнесла:

— Наша глубокоуважаемая писательница готова пройти обряд посвящения!

Раздался шквал одобрительного хора голосов.

— За Анну! – провозгласили мужчины и женщины, чокаясь бокалами.

Покрасневшая писательница могла только сдавленно улыбаться, поднимая бокал и кивая гостям. Столько внимания ей одной. Такого журналистка никак не ожидала. Лидия нагнулась и взяла Анну под руку.

— Идём, дорогая. Мы подготовим тебя.

— Эм… Хорошо.

— Удачи! – подмигнул хозяин дома, вскинув вверх два больших пальца.

Лидия по пути захватила ещё двух женщин и представила их Анне. Они вчетвером вышли из первого зала и двигались к лестнице.

— Это Мария и Жаклин, — представила Лидия женщин.

— Приятно познакомиться, — кивнула Анна на ходу.

Мария такая же брюнетка лет сорока, с большим острым носом. Не красотка, но фигура стройная.

— Мария ранее была весьма успешной балериной, — пояснила Лидия. – А Жаклин для меня просто незаменимый помощник, мы с ней состоим в нашей…, нашем обществе, уже почти двадцать лет, да, Жаклин?

— Больше, Лидия, больше! – хрипло посмеялась полноватая блондинка.

Женщины поднялись по лестнице на второй этаж. Там они вошли в одну просторную спальню с высоченными потолками. Анна в очередной раз поразилась роскошному интерьеру этого дома. В спальне стояла большая кровать с резными колоннами и балдахином. Несколько кушеток, диван, пуфики, книжные шкафы. Огромные трёхметровые панорамные окна выходили на задний двор. Бесконечное зелёное пространство уходило до самого горизонта. Где-то в дали виднелись белые флажки и песчаные дюны, а справа за деревьями серебрилось озерцо.

— Мой муж оборудовал там поле для гольфа, — пояснила Лидия, проследив за взглядом Анны. – Теперь их оттуда не выгонишь. Что дети малые. Вот, держи.

Лидия протянула Анне бокал с синей пузырящейся жидкостью.

— Что это? – вскинула брови журналистка.

— Это поможет тебе расслабиться, а то ты так напряжена и взволнованна, как будто выходишь за муж. Пей.

Отказаться было бы не вежливо, и Анна отпила из бокала. Вкус был сладким, словно лимонад. Однако на языке осталась горечь, как после грейпфрута.

— Молодец. Посиди пару минут, пока Жаклин и Мария подготовят всё.

Анна села в кресло, положив сумочку на колени. Она почувствовала приятное тепло, разливающееся по телу. Напиток подействовал очень быстро. Эффект был, как от горсти обезболивающих таблеток. Анна таяла в кресле. Ей было так легко и спокойно. Лидия сидела рядом и улыбалась.

— Ну как?

— Чувствую себя лучше, — посмеялась журналистка. – Что это за штука?

— Особый отвар, получше всяких химических таблеток. Он не только расслабляет, но и обостряет ощущения.

Анна незаметно опустила руку в сумочку и нажала на кнопку вызова. Подождала десять секунд и сбросила. Этого должно хватить, чтобы звонок поступил Андрею.

Жаклин и Мария удалились в ванную комнату. Пока Анна и хозяйка дома ожидали их, Лидия не упустила возможности расспросить Анну про будущее её романов. Блондинке пришлось снова соврать, что к концу года она планирует завершить очередную книгу.

— Это замечательные новости, — порадовалась Лидия.

Из дверей ванной появилась толстуха Жаклин.

— Всё готово, — улыбнулась она.

— Идём, — сказала Лидия и взяла Анну за руку.

Они вошли в просторную ванную комнату, выложенную белым мрамором. Одна эта комната в этом доме была величиной в половину квартиры Анны. Когда журналистка очутилась в этом белоснежном мраморном храме, её тело уже стало ватным. Прикосновение руки Лидии отдавалось приятным покалыванием по всему телу.

Дверь ванной закрылась, и Лидия произнесла:

— Раздевайся дорогая. Нужно снять платье и драгоценности.

Почему-то Анна ничуть не удивилась. Какие-то её чувства обострились, а какие-то наоборот затормозились, такие, как инстинкт самосохранения и мыслительный процесс. Однако, Анна не ощущала этого, считая, что всё идёт так, как должно.

Женщины помогли ей снять через голову платье. Анна немного смутилась своей наготы, но в компании женщин быстро привыкла. Тем более она гордилась своим телом. Журналистка сняла ожерелье, серьги и кольца. Только туфли остались на её ногах, всё остальное тело было девственно обнажено.

И тут Анна почувствовала, что, что-то здесь не так. Она увидела в руках полноватой блондинки кружку Эсмарха. Специальное приспособление для очищения кишечника. Взгляд Анны прояснился, и она взволнованно захлопала глазами.

— Что происходит? Зачем это?

— Это необходимая процедура, — сказала Лидия. – Ты должна очистить желудок. К обряду ты должна подойти чистой.

— Оу… Я не уверена, что…

— Нагнись, Анна. Согни ноги в коленях и прогни спину.

Сильные руки зрелой брюнетки упёрлись в спину журналистке. Лидия подталкивала её вниз. В эту секунду Анна поняла, что сопротивляться бесполезно и бежать слишком поздно. Это конечно было ужасно унизительно, но она была готова вытерпеть эту постыдную процедуру ради того, чтобы узнать, что будет дальше. Андрей уже должен вылезти из машины.

Анна согнула ноги в коленях и подалась вперёд, упираясь ладонями в бёдра. Две пары грубых женских рук бесстыже раздвинули её ягодицы и чем-то смазали анус. Гель был холодным, Анна остро ощутила этот холод, словно её пронзили ледышкой. Лидия была права, от этого синего напитка все чувства обострялись.

Особенно остро Анна ощутила проникновение кончика клизмы в её анус. Журналистка обернулась через плечо. Мария всё глубже проталкивала конец в её попу, а Жаклин держала над головой резиновый прозрачный сосуд, заполненный водой. От сосуда шёл тоненький шланг, кончик которого крепко сидел в анусе Анны.

— Давай, — послышался голос бывшей балерины.

Жаклин повернула вентиль, и тёплая вода заструилась по трубочке вниз.

— Ох! – вздрогнула от неожиданности Анна, когда вода влилась в её прямую кишку.

Медленно, но верно, тёплая вода заполняла кишечник журналистки. Она натужно мычала, ощущения были не самыми приятными. Клизма вообще не приятный процесс. Чем больше воды скапливалось в кишечнике Анны, тем больнее становилось. Её живот начал расти. Кишки наполнялись водой, разбухая внутри.

— Уф… Может хватит? – промычала Анна, скривив лицо в мучительной гримасе.

— Осталось немного, — сказала Жаклин. – Терпи!

Анна терпела, как могла. Живот так набух, словно внутри ребёнок, а не вода. Анна чувствовала, что ручейки тёплой воды вытекают наружу. Она очень остро ощущала, как они стекают по её ногам.

— Хватит! – пропыхтела Анна, сквозь стиснутые зубы.

— Ещё чуть-чуть. Терпи! – неожиданно рявкнула Мария и шлёпнула Анну по ягодице.

Журналистка нахмурила брови, но болезненное вздутие мешало ей реагировать на всё остальное вокруг. Наконец, вода перестала поступать в её кишечник.

— Держи внутри! Сожми анус! Не дай воде выйти! – строго произнесла Лидия.

Анна почувствовала, как наконечник трубки вышел из её попы. Журналистка крепко сжала анус. И вдруг ей в задницу резко воткнули какой-то предмет.

— Уф! – вскрикнула Анна.

— Это анальная пробка, — успокоила её Лидия, погладив блондинку по обнажённой спине. – Всё нормально. Она крепко сидит внутри и не даст тебе опорожниться раньше времени.

— Раньше времени? – прохрипела Анна, выпрямившись и погладив надутый живот. – Когда? Я не могу долго терпеть.

— Уже скоро. Надо надеть это.

Лидия нацепила Анне на глаза чёрную шёлковую повязку и туго завязала её на затылке. Анна ничего не видела, сплошная чернота. Даже глаза было больно открыть, так туго облегала её голову повязка. Женщины взяли её за руки и вывели из ванной.

— Куда мы идём? – взволнованно произнесла Анна. – Я же голая…

— Тсс, — прошипела Лидия ей на ухо. – Сейчас всё увидишь. Аккуратнее, ступенька.

Анна понятия не имела куда её ведут. Чёрт возьми, она была голой! Что происходит? Сердце бешено стучало в груди женщины. Она одновременно испытывала множество противоречивых чувств. Стыд, волнение, нервное возбуждение, страх. Анна спускалась по лестнице между двумя женщинами, ведущими её под руки. Внизу, на удивление, было очень тихо. Вообще никаких голосов. Куда все подевались?

Сердцебиение и дыхание журналистки становились всё чаще и шумнее. Она аккуратно ступала каблуками по ступеням, ни на секунду не забывая, что она голая. А сзади, между её ягодицами, торчала какая-то анальная пробка, вызывая дискомфорт при ходьбе. Живот болезненно натянулся, Анна ярко ощущала, как плещется внутри вода. Каждый шаг отдавался лёгкой болью. Она спускалась вниз в неизведанное…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?