Остановите вертолет — я слезу!

Как-то к нам, молодой красивой нудистской супружеской паре, пристроился этот заводной Сашка с гитарой на нашем облюбованном месте столичного известного нудистского пляжа. Представился профессиональным массажистом закончившим курсы массажа, и мы конечно же не отказали ему делать моей жене Людмилке массаж. — Я лишь только для снятия неловкости, когда незнакомый парень по-сути лапает мою жену, лишь отвернулся к ним спиной, побрынькивая негромко что-то на его гитаре.

Под вечер, когда мы уже проголодались, и пора было покидать пляж, этот заводной Сашка пригласил нас к себе в гости, как выяснилось, в частный сектор. Там он во дворе уже в вечерних потемках накрыл стол с домашней самогоночкой и какими-то нехитрыми мясными продуктами, познакомил со своей гражданской женой, которая была довольно невзрачной, с явно растянутыми, потерявшими форму от беременности сиськами, и которая к концу застолья ушла в дом спать. А мы втроём, я, моя жена Людмилка, и наш новый друг Сашка, прихватив самогонки и какой-то под неё закуски, полезли по лестнице на чердак ветхого сарая, продолжать гулять всю предстоящую ночь.

Еще с пляжа этот Сашка что-то грузил про какие-то 25 оргазмов за один сеанс секса, чему я не особо то и верил, и не придавал этой его новости особого внимания. Далее показывал «Книгу для умных людей» а по факту самиздатовскую перепечатку его старшим братом, известной еще с коммунистических времен, всем известной книги Дейла Карнеги. В общем, в конечном итоге, немного заскучав от всей этой его прогрузки, ко всем нам пришла совместная идея, оценить фигурку моей жены Людмилки, которая как и у всякой женщины имела свои особенности, — изюминку что ли. А именно: её талия от её женственно круглой попы, почти вертикально уходила под самые её подмышки, что мы с этим нашим новым другом Сашкой, по достоинству оценивали и любовались, попросив конечно же Людмилку раздеться перед нами до гола.

Потом мне захотелось в туалет, который был в их частном доме, а сидя на унитазе, мне смекнула в мыслях интрижка подкрасться к сараю неслышно и незаметно. Уж больно неотвратимо интересно стало, что же там они голые наедине без меня делают.

Я умел неслышно подкрадываться еще с детских лет, когда играя сыщика я любил следить за своими ребятами моего двора, и дверь в сарай к счастью осталось открытой, поэтому к лестнице сарая мне удалось прошмыгнуть совершенно неслышно без скрипа.

И вправду через люк на чердак явно слышались томные тихие, тихие вздохи, казавшейся мне всегда верной мне, моей жены Людмилки, явно указывавшие, что они украдкой тайком от меня чем-то занимались, да так, чтобы вовремя меня услышать воизбежение непредсказуемых последствий, когда я вернусь из туалета.

Но я стоял под лестницей и все прислушивался. – Пол часа эдак, простоял, когда парочка видимо догадавшись о явной неслучайности моей задержки, начали явно смелее делать какие-то свои явно ритмичные движения, а Людмилка уже совершенно не сдерживаясь начала охать, ахать, что явно уже указывало на что нинаесть самый откровенный там секс.

Причем, Людмилке во время занятий нашим супружеским домашним обыденным регулярным сексом со мной, я запрещал издавать какие-либо звуки вообще, чтобы она просто неподвижно, смирно и лежала. – Вот такие были у меня сексуальные предпочтения, — я попросту не верил, мне казалось, что она притворялась, и это меня обламывало, а тут когда Людмилка начала вообще издавать достаточно громкий вой, позабыв обо всем, от уж явного даже мне, Фоме Неверующему, кайфа, я не выдержал невыносимого чувства любопытства, и сам начал подниматься по лестнице к ним на чердак.

Да, и вправду этот Сашка, уже совершенно безудержно и во всю, размашисто и энергично в натуре, ЕБАЛ!!! мою благоверную, позабыв обо всем и о всех мерах предосторожности, в том числе и о том, что у неё есть муж, с неизвестным, как он на все это отреагирует. ..

Моя жена Людмилка лежала под Сашкой в позе миссионера, ногами к люку чердака, и я проскользнул к трахающейся парочке совершенно незамеченным. Присмотревшись, и вдоволь насмотревшись, как его член, явно больших, чем у меня размеров, в натуре, входит и выходит из пиздёнки моей женушки, я мирно прилег сзади них так как приустал долго бесшумно и незаметно к ним подкрадываться. И это ведь был первый в моей жизни секс моей жены Людмилки с посторонним мужчиной, который я наблюдал своими собственными глазами.

Как эта трахалка, закончилась, деталей не помню, — я до самого рассвета оставался в некой пьяной эйфории, от самогоночки, которой было здесь на чердаке вполне достаточно. Разве что когда Сашка усталый и истощенный отвалился от моей жены, я сразу же накинулся, и дотрахал мою благоверную, всего парой тройкой фрикций, чтобы обильно и щедро излиться своей переполненной спермой в её влагалку, — до чего у меня был такой мощный стояк от всей этой идиллии.

После, немного перекимарив с женой у себя дома, и на удивление обоим, по пробуждении жарко трахнувшись, потом мы опять пошли на пляж. – Почему-то моя благоверная на всем пути к пляжу ко мне подобострастно прижималась, словно чувствуя себя в чем-то виноватой, и мы с женой старались не смотреть друг другу в глаза. ..

. .. чуть позже на этом нашем пляже появился и сам этот наш Сашка, который вел себя так, что словно ничего такого и не было. …………

.

***

.

. .. а как-то в пасмурный но достаточно еще теплый вечер в конце уходящего лета, я осмелился таки познакомиться с нудистской компанией, занимавшей отдельный уютный маленький, окруженный со всех сторон кустами и деревцами, ими облюбованный пятачок пляжного уютненького гнездышка. И заводилами там были две совершенно юные нудистки, Свтка и Оксанка, едва как выяснилось позже, только вот закончившие школу, и которых кликали «Пионерками», и которых я заприметил еще задолго в начале лета, но подкатить к этой большой нудистской компашке, как-то еще не решался.

Не буду томить своего проницательного читателя, как я знакомился, и это тоже была весьма интересная и веселая история, — скажу лишь, что эти две «Пионерки» Оксанка, и особенно эта заводила и лидер компашки Светка, конечно же приняли меня очень радушно вместе с моей бутылочкой какого-то дешевого винца, которым я как бы невзначай пытался звенеть в моей сумке, чтобы обратить внимание на мой этот презент для знакомства. И уж тем более радушно, особенно парни этой компашки, приняли мою жену, которая подошла позже, как я через телефон автомат позвал её из дому на пляж, несмотря на несолнечную погоду тем вечером, и о чем кстати, старались не афишировать никому, что мы законные супруги – муж и жена, да и еще и с совместным ребенком (как на лето, традиционно отправлявшимся к родителям моей жены в село набирать там здоровья).

. .. и вот как-то эта заводила, несколько безбашная и веселая Светка, присутствие которой на том их пляже всегда обозначалось звонким её смехом на всю пляжную тамошнюю округу, после всем поднадоевших «крокодилов», «угадаек» и прочих пляжных игр, устроила своего рода, как мною это воспринималось, шоу петтинга. – Парни и девчонки-нудистки присутствовавшие на том вечернем пляжике, поразбивались на парочки укрывшимися простынями, и под простынями начали лапать, дразнить эрогенные зоны и заводить друг друга.

Конечно же для всей той пляжной нудистской компании, никто не был там осведомлен, что мы с Людмилкой муж и жена, и конечно же моя жена Людмилка, досталась приглянувшемуся там ей симпатичному какому-то пареньку, с которым она также начала, как Светка и Оксанка, и пару других новеньких для нас нудисток, под простынкой что-там друг другу намацывать друг дружку.

Мне конечно же партнерши не досталось, но мне и без того было весьма интересненько понаблюдать, как поведет моя благоверная, и вообще, чем это все закончится, предвещавшим быть уж явно интригующим. ..

Светка, Оксанка, и видимо их те прочие две подружки, были известными пляжными динамами, — ни с кем не трахались, лишь как правило заводили парней, да динамили их, на фрукты, конфеты, винцо, и как нередко сама Светка смеялась, на «курочку», — Светка росла в бедной семье, видимо была всегда голодной, и поэтому любила, когда кто-то из пляжников в обмен на общение с ней (как правило голенькой, как для настоящей нудистки), угощал её курочкой приготовленной где-то на грили. И неудивительно, что попа одного из петтингистов, этого шоу, запрыгала под пляжной простынкой, именно только на моей жене, лежевшей именно под тем приглянувшимся ей пареньком. Кончил, как выяснилось, он моей жене внутрь, так как моя жена, тогда еще доселе не изменявшая особо-то мне, потеряла контроль, улетела куда-то в эйфорию от видимо явно оч.умелых ручек её того партнера, но к счастью таки не залетела, — у неё тогда были безопасные дни. Да и заразы никакой, как мы после не побаивались, от секса с почти незнакомым парнем, без всякого презика, тож не выявилось.

А еще как-то, когда был Путч в Москве, в тот августовский вечер, несмотря на моросящий дождик, я все равно после работы пошел на пляж, традиционно развел костерок, хоть и на все те наши пляжи, пожалуй был единственным посетителем из-за непогоды. Военные вертолеты, летавшие над нашим городом, напомнили мне, что в стране сегодня все-таки Путч, и я подгадал время, чтобы прийти с пляжа домой четко к 9-ти вечера, по телевизору посмотреть, что же все-таки это такое за путч.

Прибежав домой, увидел у телефонного аппарата записку с номером телефона, — позвони туда-то туда-то. Мне ответил голос знакомого уже нам по нудистской компании Сашки по кличке Чёрного, самого старшего из нашей нудистской компании, которому лет уже было явно за 40. Он мне сказал, чтобы я вызывал такси и поскорей летел к нему по указанному адресу. (Кстати, о путче в итоге мне удалось что-то лишь узнать из репортажа радиоприемника того такси, на котором я ехал по указанному адресу, да и мне, понятно, что это все было не так интересно, как то что предвкушало там, куда я ехал)

Когда я вошел к нему в квартиру, моя жена, в дупель проигравшись в карты на раздевание, была в той компашке уже совсем голой, и единственной пока еще голой. Когда в карты играть всем надоело, опять эта заводила Светка, раздевшись тоже до гола и приглушив свет в помещении, предложила игру, всем разбиться на пары, — точнее так как парней было больше чем девчонок на той вечеринке, то Светкой занялся я и Олежек, Оксанка – была не такая безбашная, как Светка, и просто сидела в лифчике и в трусиках на стуле, как-то отрешенно от всей той вакханалии, как-то задом наперед. А вот мою жену Людмилку, не обращая внимания на присутствующих, простецки и бесстыдно при всех, не церемонясь, словно так и надо, тут же по-быстрому выебал незнакомый мне, довольно симпатичный и высокий парниша, правда уже в презике, — будто моя жена не нудистка, а уже какая-то безотказная, всем кому не лень, давалка.

Но я был уже всецело занят своей фавориткой Светкой, наконец-то допустившей меня к своему телу, и которая в шутку, громко командуя моими действиями, учила меня петингу, и при этом я явно чувствовал себя как слон в посудной лавке (т.к. годы супружеской жизни, где я всегда был верным мужем, явно деквалифицировали меня в обращении с другими женщинами, кроме моей собственной благоверной). ..

А спустя, несколько попозже, через неделю-две, под предлогом посмотреть видеомагнитофон, которые на то время были жутко еще дорогие и пока еще в диковинку, Сашка Чёрный, хозяин этой хазы, позвал к себе в гости уже только мою жену, и соответственно меня (поскольку все таки на наши блядственные замашки, мы все таки были по-нашему взаимоверная, красивая пара). ..

. .. и часто так уже бывало, что нудистская вечеринка на хазе у Сашки Черного, когда вся уже расходится по своим домам, мы с моей женой Людмилкой традиционно оставались ночевать уже у него, под ролики и порнушки, в те годы еще весьма незатейливые, его на то время крутецкого видеомагнитофона.

Людмилка голенькая ложилась на спальном этом диване посередине, между мною и этим нашим общим дружком, Сашкой Черным. Затем Людмилка, своими пальчиками и ногтиками, начинала раздразнивать, в местах где ему нравилось, головку его даже не Членннища, который был просто огромен — размером эдак с банку майонеза (и при этом даже когда его ХУЙ не был в стоячем положении).

— Как говорил сам Сашка Черный, что он своим елдаком, не раз срывал залеты беременности своим партнершам. И когда его елдак, эдак, размером с кулак-предплечье, вставал, твердел и жилился, наливаясь кровью и еще более темнея и багровея, он не церемонясь, без всяких прилюдий просто пропихивал эту махину в пизденку моей женушки, достаточно тугой, из-за небольших размеров писюна его супруга (т.е. меня), и даже если там находился какой-нибудь там тампон «Тампакс», еще не до конца закончившихся менструаций моей жены Людмилки. И мы как правило, всю ночь мою жену Людмилку по очереди ебали: Он /этот Сашка Черный/ — долго, долго часами пёр мою женушку, давая мне насмотреться вволю, коггда я сидел на краю его дивана-траходрома у их ног, периодами отвлекаясь от примитивных на то еще время порнушек и роликов на его видике, как эта его ЕЛДА, В НАТУРЕ входит и выходит из тогда еще не шибко растраханной пизденки моей женушки. А мне, же удавалось, когда очередь подходила мне её ебать, кончить всегда довольно быстро, буквально меньше чем за минуту, не больше чем за десяток моих фрикций. Причем первые ночи, что меня искренне удивляло, мы могли кончить спермой по очереди в пизденку мою женушки за ночь, по пять по семь раз, однако (не вру. ..)!!!

А еще как-то уже снежной морозной зимой, этот наш развратник, Сашка Черный пригласил, нашу нудистскую компашку, и конечно же меня и мою жену в сауну, которую он снял сам за свои деньги, где-то там в лесочке неподалеку от его хазы. И ничего там особого в той сауне то и не было, — несколько девчонок нудисток, включая и мою благоверную жену Людмилку /кстати, милую людям. ../, и конечно же несколько десятков парнишек, некоторых не очень то и знакомых были, по крайней мере, мне. ..

. .. еще, спустя, помню, что проходя мимо копанки, в популярном для т.н. «Ивановцев» месте, после той сауны в весьма крепкий на тот час морозец, я почему-то единственный не побоялся раздеться догола и выкупаться в ледяной воде круглогодично незамерзающей копанки. И конечно, же как традиционно, Сашка Черный пригласил эту собранную в сауне нудистскую компанию, к себе на хазу.

Все девчонки, по дороге к его хазе посваливали по своим домам, и в итоге, на той предстоящей вечеринке, среди почти всех оставшихся парней, которых там оказалось у него в квартире около десятка, из всех женщин, в итоге осталась, естессственно, лишь ОДНА моя жена Людмилка (то бишь «милая людям»).

Как-то невзначай, ребята с предложения хозяина хазы, Сашки Черного, вытащили тот диван, на средину комнаты его однокомнатной, на первом этаже его квартиры-хрущевки. И как-то мне и моей жене сразу стало как ясно, что моей жене Людмилке надобно раздеваться догола, чтобы не портить всем намечавшийся какой-то, пока еще не ясно какой праздник.

Моя жена, уже совсем привычно, безропотно и запросто, разделась среди еще одетых парней догола, и покорно легла на этот диван по середине комнаты, окруженная со всех сторон парнями нашей нудистской саунной компашки. Почему то Сашка Черный первому дал презик Олежке, который ухлестывал уже на то время за Оксанкой (которая, как вы знаете, свалила по дороге из сауны к себе домой, понимая что-то в отличие от меня, туповатого мужа моей Людмилки (краснодипломника КПИ, а потому и туповатого по жизни,, , ). ..

. .. а вот что было там, тем вечером дальше, это будет уже следующая история, поскольку сексуальные отношения после того вечера, с моей благоверной, стали уже совсем, совсем другие.

(продолжение следует 😉

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?