Нравы в психбольнице. Часть 1

Однажды летом, идя с занятий в университете, я встретил на улице дальнюю родственницу – это была троюродная сестра моей матушки, тетя Марина. Это была красивая, статная женщина, было ей лет 35 и, как я слышал, она недавно развелась и жила одна. Мы с ней редко виделись и поэтому особых тем для разговоров не было. Перебросившись несколькими дежурными фразами, я собрался идти дальше. Общих тем для разговоров с такой, как мне двадцатилетнему балбесу казалось, уже немолодой женщиной, не было и мы уже собирались расстаться как она вдруг спросила:

— Что такой заморенный?

— Жара, устал, а тут еще воду дома отключили, толком не помыться – ответил я.

— Я с обеда иду, пошли ко мне на работу, есть служебный душ, сполоснешься.

Немного помявшись для приличия, я согласился и пошел с теткой.

Работала она в нашей городской больнице.

Поднявшись на пару этажей мы подошли к прочной двери с надписью «Психоневрологическое отделение». Отперев дверь магнитным ключом, тетя пропустила меня вперед. Дверь за нами гулко закрылась, щелкнул замок. Я аж вздрогнул от неожиданности.

— Так Вы с психами работаете? – бестактно поинтересовался я.

— Не с психами, а с душевнобольными – поправила меня тетя – не волнуйся, здесь мы никого не встретим, это врачебное крыло.

Мы подошли к двери с табличкой «Заведующая отделением, к.м.н., Журавлева М.Н.» и тетка снова пропустила меня вперед. Это был большой просторный кабинет, с окнами, выходящими на тихую, зеленую улицу. Пока я осматривался, тетя сняла со стены ключ и протянула мне:

— Дверь напротив – это душ для персонала. Ты пока мойся, а я тебе полотенце занесу. Оставлю на ручке с внешней стороны двери.

Я зашел в чистенькую и уютную душевую, разделся, с удовольствием залез под горячую воду и стал намыливать голову.

Как это часто бывает в двадцать с небольшим лет в голову лезли всякие мысли, в том числе эротического характера. От мягкого поглаживания тела мыльной пеной, стекающей с меня появилась, небольшая эрекция. Я в твердой уверенности, что закрыл за собой дверь, взял в руку член и стал лениво дрочить его, представляя как здорово было бы засадить моей однокурснице Аленке. Член довольно быстро полностью встал, головка оголилась и я немного полив ее гелем для душа, смотрел как прозрачный гель стекает с моего члена на пол.

Затем я снова намылил голову и стал мысленно напевать какую-то легкомысленную песенку, болтая из стороны в сторону своим торчащим колом членом.

Тут вдруг стукнула ручка двери, скрипнула дверь и меня обдало прохладным воздухом.

— Блин, забыл дверь запереть – пришла мысль.

Я лихорадочно оттёр глаза от мыла и ошарашено уставился на стоящую в дверях тетю, уже одетую в медицинский халат. Она также растерянно глядела на меня, видимо не ожидая что дверь в душевую так легко откроется.

Тетя Марина перевела свой взгляд на мой вздыбленный член и удивление в ее глазах сменилось восхищением. Дело в том, что при своей внешней худощавости я обладал внушительным органом – примерно 25 сантиметров длиной и довольно таки толстым. Однако, явным преимуществом или достоинством я это не считал. При попытках заняться сексом с девушками они, увидев мою елду, со страхом уклонялись от прямого контакта, предлагая максимум подрочить мне член, так как даже в их рот он не очень то помещался. После таких встреч девушки исчезали с моего горизонта. Как говориться и смех и грех. В кого я такой в половом плане богатырь был не понятно, а спрашивать у родственником было стыдно.

И, да, в первый раз на мой огромный член смотрели не со страхом, а с восхищениям.

— Ого… – протянула женщина – ты дверь хотя бы закрывал, родственничек – и бросив прощальный взгляд на мой член, захлопнула дверь.

Я быстренько домылся и сильно смущаясь постучался в дверь кабинета своей тётки, намереваясь отдать ключ. Щелкнул магнитный замок и дверь открылась.

Тетя сидела за рабочим столом, посмотрела на меня как ни в чем не бывало и сказала:

— Ключ повесь на крючок возле двери.

От ее невозмутимости и нежелании вспоминать произошедший казус мне стало как-то спокойнее на душе.

Я пробормотал слова благодарности за душ и уже собирался ретироваться, как вдруг тетя Марина сказала:

— Слушай, у меня что-то компьютер зависает, не посмотришь?

В компьютерах я разбирался, да и быть неблагодарным не хотелось.

Я подошел к столу и наклонился над клавиатурой. Тетя осталась сидеть в кресле. От нее пахло какими-то приятными духами, шампунем и чуть-чуть терпким телом. Необычное и волнующее сочетание запахов. Наши девчонки из института обычно пахли резким парфюмом и сладковатым запахом косметики.

Здесь же, взрослая женщина, явно знающая и умеющая ухаживать за собой, казалась более привлекательной. Продолжая стучать пальцами по клавиатуре я скосил глаза на вырез ее платья и увидел часть упругой груди и краешек лифчика.

В моих штанах предательски зашевелилось.

— Да что же такое – мысленно выругал я себя – ей же 35 лет, она мне практически в матери годится.

Я продолжил разбираться с компьютером уже не предпринимая попыток заглянуть тёте в вырез платья.

Внезапно женщина развернулась на кресле и быстро оттянув резинку моих спортивных штанов, запустила руку мне трусы, схватив меня за член. Я был просто ошарашен таким напором и вообще самой ситуацией. Я отшатнулся и вытащил ее руку из своих штанов. Это было совершенно неправильно: во-первых, это была моя родственница, а во вторых она казалась мне староватой для интимных развлечений. К тому же мысль, что меня пытаются облапать, как какую-то вещь была не очень приятна.

— Да ладно, что ты ломаешься, как девочка – каким-то неприятным голосом сказала тётя.

— Снимай ка штаны, давай на твоего солдата посмотрим. Может и работу для него какую придумаем – холодно и жестко смотря на меня, произнесла моя родственница. Я ее просто не узнавал – из милой и приветливой женщины она в мгновение превратилась в холодную и расчетливую стерву.

— Понятно, почему муж от нее ушел – некстати пришла мне мысль.

Я шагнул к двери и дернул за ручку двери, намереваясь срочно покинуть кабинет, но дверь оказалась заперта.

Повернувшись к тете Марине, я намеревался высказать все, что думаю об этой ситуации, но не успел. Она насмешливо смотрела на меня, нажимая на кнопку на брелоке, лежащем на столе. В коридоре раздался приглушенный звонок.

Через несколько мгновений время дверь с характерным щелчком магнитного замка раскрылась и в кабинет вошли две высокие крепкие санитарки.

— Прям валькирии в медицинских халатах – пришла какая-то дурацкая мысль.

— Вот молодой человек ведет себя агрессивно – кивнула тетя Марина на меня санитаркам – отведите его в четвертую палату и оденьте в смирительную рубашку.

Санитарки синхронно шагнули ко мне.

— Да вы чего, совсем обалдели – возмутился я – я же ваш родственник.

Тетя холодно посмотрела на меня и вновь кивнула санитаркам.

Пока я, не веря в происходящее, находился в легкой прострации, санитарки ловко схватили меня под руки, приподняли и потащили к двери. Я попытался вырваться, но женщины, на удивление, оказались очень сильными и легко преодолев мое сопротивление вытащили меня в коридор.

Я стал вырываться изо всех сил и кричать, чтобы они меня отпустили, но это не произвело на женщин особого впечатления. Коридор был пуст и тих, кроме нас никого в нем не было. Не было возможности привлечь чье-либо внимание.

Мое сопротивление тут же принесло новые проблемы – видимо не желая слушать мои вопли и пресекать мои дерганья, женщины слаженно и резко завели мои руки за спину и дернули их вверх. Чуть не задохнувшись я был вынужден наклониться головой вперед, чтобы хоть как-то уменьшить боль в плечах.

Протащим меня по коридору некоторое время в такой позе, мы преступили порог и оказались в одноместной палате. Как ни странно палата казалось аккуратной и даже уютной, хотя кроме большой кровати с торчащими по всему её периметру ремнями, там ничего не было. Стены в палате были обиты белым мягким материалом. Окно выходило во двор и было прикрыто снаружи решеткой с толстыми прутьями.

— Это же для буйных пациентов – вспомнив, все что я знал о психбольницах, пришла паническая мысль.

Пока я пытался оглядеться, санитарки немного ослабили хватку, и стали пытаться одеть на меня какой-то халат.

— Смирительная рубашка – с ужасом понял я, вспомнив наставление моей тети санитаркам – за что?!

Я хотел было выкрутиться из рук, державших меня женщин, но было ощущение, что я с борцами-вольниками пытаюсь сладить.

Поскольку руки мои держали, я стал изо всех сил пинаться, но мои ноги как будто ударяли по мешкам с песком, настолько плотными были тела женщин. К тому же они тут же пресекли мои попытки, резко стянув штаны и трусы мне на щиколотки, выставив на обозрение мое хозяйство и сковав мои движения.

Пока я в панике от стыда соображал, что можно сделать еще, санитарки ловко одели на меня смирительную рубашку и повалили на кровать.

Одна навалилась на мой корпус, удерживая, а вторая — на ноги, резко сдернула с моих ног обувь и окончательно стащила штаны с трусами. Тут же я почувствовал как на одной, а чуть позже на второй щиколотке застегивается что-то мягкое и плотное, не позволяющее двигать ногами.

Женщины отпустили меня. Я громко ругался и извивался как червяк, пытаясь встать и выкрутиться, но с каждой секундой понимая, что у меня ничего не получится – руки были прижаты к телу смирительной рубашкой, ноги зафиксированы толстыми ремнями. К тому же в присутствии посторонних женщин я был гол ниже пояса и более унизительное положение сложно было представить.

Оказалось это не все. Меня придавили к кровати, перекинули через грудь широкий кожаный ремень и зафиксировали в лежачем положении. Потом натянули ремни, удерживающие фиксаторы моих щиколоток, да так, что я оказался как бы распят на кровати с широко раздвинутыми ногами. И в завершение, видимо в ответ на мою непрекращающуюся ругань, мне вставили в рот кляп.

Я был полностью обездвижен, мог только головой крутить. Было ужасно страшно от беспомощности и стыдно от своей наготы. От этой ситуации мой член и мошонка сжались в какой-то маленький стручок и комочек.

Одна из санитарок вышла и через минуту вернулась с моей теткой.

— Ну вот, а могло ведь все и по-хорошему быть – прокомментировала тетя Марина мое положение.

— Так, подстели под молодого человека клееночку – кивнула она одной из санитарок – и позови Танечку, надо парня подготовить для пребывания у нас – сказала тетя второй санитарке.

— Для пребывания у нас – эхом отдалось у меня в голове. У меня аж помутнело в глазах от ужаса.

Тетя шагнула ко мне и потеребила пальчиками мое съежившееся хозяйство:

— Так, а что случилось? — ехидко спросила она – где наш богатырь? Ну ничего, мы это поправим.

Я мог только промычать что-то нечленораздельное в ответ.

Тут, приподняв мои бедра, одна из санитарок подложила под меня клеенку. Она неприятно холодила мои ягодицы, добавляя дополнительный дискомфорт к моему положению.

Тут в нашу палату, катя перед собой тележку с какими–то инструментами, вошла молодая девушка в медицинском халате и шапочке. Она была приятной внешности, но какой-то ехидно-пошловатый взгляд, которым она окинула меня, портил общее впечатление.

— Новенький? – полувопросительно-полуутвердительно спросила она у моей родственницы.

— Да. Танечка подготовь молодого человека к прямому использованию. Чтоб прям в полной боевой готовности был.

— Конечно, все будет в лучшем виде. Только что там готовить? – кивнула Танечка на мой съежившийся член.

— Поверь, там все в порядке, я уже проверила. Просто волнуется человек, прохладно, опять же.

— Позову Вас, как все будет готово, Марина Николаевна – кивнула девушка. А можно мне после Вас тоже будет попробовать.

— Ну, если сможешь – усмехнулась моя тетя и вышла из палаты, потянув за собой санитарок.

Мы остались вдвоем с Татьяной. Она погремела чем-то на тележке и повернулась ко мне держа в руках помазок и бритву. Девушка быстро намылила мне пах и ловко сбрила там всю растительность. Я скосил глаза вниз, было непривычно лысо и даже как-то прохладно; легкий ветерок с окна обдувал мое обнаженное и тщательно выбритое хозяйство.

Танечка тщательно вытерла все влажной салфеткой и вытащила из-под меня клеенку. Лежать голыми ягодицами на мягком и теплом матрасе было значительно комфортнее. Несмотря на то, что легкие девичьи пальчики в процессе бритья мягко скользили по моему члену и яичкам, у меня даже и намека на эрекцию не появилось.

Девушка присела рядом, опустила руку на мой пах и, ехидно поглядывая на меня, стала теребить мой член и играть с яичками.

Даже крохотной мысли о возбуждении у меня не было, настолько я был напуган и ошарашен произошедшими событиями. Да и я не понимал, что от меня хотят.

Поиграв некоторое время моим хозяйством и, видимо, не достигнув нужного результата, Татьяна посерьезнела и пробормотала себе под нос:

— Так дело не пойдет.

Порывшись на своей тележке, она повернулась ко мне со странным приспособлением – стеклянной колбой с небольшой трубкой и грушей на конце.

— Вакуумная помпа, для эрекции – догадался я.

Танечка намазала вокруг члена толстый слой какой-то жирной мази, поместила мой съежившийся стручок в колбу, плотно прижала ее к паху и пару раз качнула резиновой грушей. Края колбы больно вдавились в пах и член чуть дрогнул, наполняясь кровью и потихоньку начиная увеличиваться в размерах. Девушка подождала несколько мгновений и еще пару раз нажала на грушу. Совершенно не испытывая какого-то возбуждения, я наблюдал сквозь стенки колбы, как мой член вопреки моей воле встает. Крайняя плоть расходится, выпуская наружу головку, головка краснеет и стремительно увеличивается в размерах. Выждав некоторое время Таня cделала еще несколько качкой грушей, края колбы еще больнее врезались в пах, в головке появляется неприятное ощущение, что она может лопнуть, член стремительно увеличился в размерах и заполнил колбу почти целиком.

Глаза Татьяны округлились от размера моего члена, ехидное выражение покинуло ее лицо. Подержав еще несколько мгновений вакуумную помпу на моем члене, она открыла клапан и сняла с меня колбу. Вокруг основания члена остался четко видимый след от краев помпы. Член немного опал, но все же он остался эрегирован.

Танечка тут же взяла его в руки и начала большим пальцем массировать уздечку члена. Физиология взяла свое – от массажа приятными девичьими руками член стремительно отвердел и полностью встал. Татьяна заворожено смотрела на мой впечатляющий орган и с удовольствием поиграла с крайней плотью, рассматривая как головка то появляется, то пропадает.

Я же испытывал смешанные чувства – с одной стороны ощущал сексуальное возбуждение и удовольствие от дрочки, а с другой стыд и страх от своего незавидного положения.

Татьяна нанесла смазку на ствол члена и стала двигать рукой от основания до головки. На секунду забыв о своем незавидном положении, я закрыв глаза, пытался подвигать тазом навстречу движениям руки и отдаться процессу дрочки, наслаждаясь.

— Теперь понятно, почему Марина Николаевна, сказала: «Если сможешь» – бормочет негромко Татьяна, безуспешно пытаясь полностью обхватить пальцами одной руки ствол моего члена – на такую штуку с ходу не запрыгнешь.

Оставив в покое член, Танечка нежно щекочет и играет с моими яичками. Я в полной готовности, член стоит колом и я надеюсь, что Танечка доведет дело до конца, но смутные подозрения не дают мне покоя:

— Спеленали, чтобы подрочить? Ерунда какая-то, где-то подвох.

Танечка обирает руку с моего паха и с издевкой говорит:

— Никуда не уходи, я скоро вернусь.

И выходит из палаты. Я же ощущаю себя полным идиотом: привязан к кровати в психбольнице, полуголый и со стояком. Сюрреализм какой-то.

Через минуту Танечка возвращается с моей тёткой и та с удовольствием разглядывает мой торчащий колом член.

— Хорош – удовлетворенно говорит тетя Марина – только на такой орган без подготовки не залезешь.

— Приведи Танечка Сашу из второй палаты; я разомнусь, а молодой человек будет наказан за непослушание – кивает тетя на меня.

Пока Таня ходила за каким-то Сашей, тетка стала не спеша раздеваться, поглядывая на мой член. Сняла халат, под ним я увидел красивое белье. Член чуть вздрогнул от вожделения – фигура у тетки отличная: плоский живот, мускулистые стройные ноги, налитая грудь. Вот она, заведя руки за спину расстегнула застежку лифчика, высвобождая свою аппетитную грудь, а затем повернувшись ко мне спиной и наклонившись, медленно стянула с себя трусики, позволяя мне рассмотреть во всей красе ее упругую попку, кружочек ануса, проглядывающий между чуть приоткрывшихся ягодиц и упругие половые губки. От такого великолепного зрелища я даже на мгновение забыл, где нахожусь. Головка члена зачесалась от возбуждения и невозможность ее потрогать вызвало сладостно-мучительное ощущение.

Тетка подошла ко мне и, слегка наклонившись, начала медленно дрочить мне член. Я же не отрываясь смотрю на ее аппетитную грудь, такую красивую и недоступную, представляя как можно было положить на нее ладони.

Тут вернулась Танечка, таща за собой за руку незнакомого мне парня. Он был одет в больничную пижаму и выглядел вроде совершенно нормальным, но посмотрев на него повнимательнее, я заметил какой-то пустой бессмысленный взгляд. Я даже мысленно передернулся.

Но женщин, похоже, ничего не смущало. Татьяна скомандовала:

— Раздевайся, Саша.

Парень безропотно скинул одежду и остался совершенно голым. Таня подступила к нему, как-то по деловому взяла его за член и стала его нежно мять и поддрачивать. Результаты Таниного воздействия не заставили себя долго ждать – член парня почти моментально встал, как у подростка от эротических фантазий.

— Да, эрекция у Саши безотказная, за это мы его и любим. Правда? – обратилась моя тетка к Танечке.

— Красавчик – подтвердила та.

Саша промолчал, но у него в глазах появилась искорка понимания, он с интересом стал разглядывать мою обнаженную тетку.

Таня, еще немного подрочив парню, смазала его член смазкой и спросила свою начальницу:

— Ну я пока пойду?

— Спасибо, Танечка. Я позову тебя попозже – ответила моя тетка.

Таня вышла из палаты и мы остались втроем.

Тетка подошла ко мне, встала на кровать на колени таким образом, что ее колени оказались по бокам моей головы. Лицом она стояла к моему члену и таким образом, прямо в нескольких сантиметрах от моих глаз оказалась промежность тети Марины. Она чуть сажал пою голову коленям, наклонилась, опираясь на локти и мы оказались в позиции 69, только я был полностью обездвижен. Прямо у моих глаз были чуть разошедшиеся половые губки моей родственницы. Это было очень возбуждающее зрелище. Тетка взяла меня за член одной рукой и скомандовала:

— Саша, приступай.

— К чему тут можно приступать – с некоторым страхом подумал я. Идея тетки была совсем не понятна и немного пугала. Но, как оказалось, непонятно мне было только несколько секунд.

Тут сзади в поле моего зрения возник мужской член и стал как в замедленной сьемке приближаться к попе моей тетки. Скользкий от смазки возбужденный орган коснулся половых губ, слегка их раздвинул и плавно стал погружаться по влагалище.

— Вот стерва – пришло понимание ко мне – связала и заставляет смотреть, как ее трахают.

Прямо около моих глаз член полностью вошел во влагалище и Саша застыл на мгновение. Половые губы тетки приоткрылись, давая разглядеть пульсирующую пуговку клитора.

Саша медленно потянул член обратно. Сделав еще пару неспешных движений туда и обратно, Саша постепенно нарастил темп и стал методично трахать мою тетки. Я же наблюдал это очень близко — я видел каждую жилку и венку чужого члена входящего и выходящего из влагалища тетки. Это было, с одной стороны, очень возбуждающе – видеть так близко половой акт, а с другой – чужой член прямо перед глазами не вызывал приятных ассоциаций.

Саша ритмично двигался и я поневоле наблюдал как половые губы моей тетки трутся об упругий член.

Все равно зрелище было возбуждающим, а я ничего не мог сделать – мой член стоял колом, меня аж потряхивало от возбуждения, но кончить я никак не мог. Тетка только держалась за основание моего члена, чуть-чуть двигая рукой в такт своего движения, но явно недостаточно, чтобы я кончил.

Тут к моему неудовольствию на мое лицо стала капать смазка из влагалища тетки; явно оба любовника разогрелись и потекли. Я пытался отвернуть или еще как-то уклониться, но тетка сжимала мое лицо коленями и не давала двигаться. Да и оторваться от завораживающего зрелища движения члена во влагалище я не мог.

Через несколько мгновений Саша явно увеличил темп, задышал учащенно и через несколько мгновений судорожно дернулся несколько раз, а затем застыл, полностью введя свой орган во влагалище моей тетки и плотно прижавших к ее ягодицам. Я видел как прямо перед моими глазами пульсирует и сжимается Сашина мошонка.

Постояв неподвижно несколько секунд Саша стал медленно вытягивать свой орган обратно. Скользкий от спермы и еще упругий член с негромким чпоканьем выскочил из влагалища тетки. У меня перед глазами находились ее немного припухшие и воспаленные половые губки.

Как только Саша полностью вытащил свой орган, на мое лицо с чужого члена и из влагалища тетки стала капать сперма. Меня аж перекосило от отвращения, но сделать я ничего не мог.

— Забирай одежду и иди к себе, Саша. Танечка тебя проводит – услышал я голос тетки.

Хлопнула дверь, тетя слезла с моего лица, сместилась чуть ниже и стала насаживаться на мой перевозбужденный и дрожащий от желания член, находясь ко мне спиной.

Я видел как чужая сперма из влагалища тетки капает на мой член, но мне было уже все равно, так хотелось кончить, что я немного подрагивал.

Тетка легко насадилась на головку члена и стала постепенно опускаться вниз. Насадившись на половину, она застыла, подвигала бедрами и снова стала опускаться. Когда оставалось совсем чуть-чуть, тетка снова застыла. Немного поерзала и плавно, буквально миллиметр за миллиметром полностью села на мой орган и замерла.

— Дааа.., впечатляет – услышал я негромкий комментарий своей родственницы.

Тут я почувствовал как моя головка и ствол члена как-будто массируются внутри женщины. Я скосил глаза – тетя почти незаметно сжимала и разжимала ягодицы, видимо разминая мышцы влагалища, чтобы привыкнуть к размеру моего органа. Стало вообще невыносимо, мне казалось что меня сейчас разорвет от перевозбуждения и невозможности кончить.

Тетя стала плавно привставать с меня. Я наблюдал мой как скользкий от чужой спермы член плавно выходит из нее. Еще пару раз плавно насадившись на мой член полностью, тетя энергично задвигалась вверх и вниз сидя спиной ко мне. Я наблюдал как её упругий анус слегка сжимается и разжимается в такт ее движениям.

От такой стимуляции и возбуждающего вида я почувствовал, как стремительно приближается развязка. Не успела тетка сделать и десятка движений на моем члене, как меня выгнуло судорогой и все накопившееся напряжение выстрелило прямо во влагалище женщины. Я застонал от наслаждения и обмяк. Тетя так и сидела некоторое время на мне, член продолжал пульсировать у нее во влагалище.

Она стала вставать и я увидел как неспешно мой член выходит из ее влагалища и вот он качнулся, оказавшись на свободе. Он был весь скользкий и липкий от моей и чужой спермы, которая стекала мне на живот и мошонку. Из влагалища тетки также тягуче стекала на меня сперам. Эрекция постепенно проходила и моему взгляду предстало не очень приятное зрелище – липкий с полузасыхающей смазкой и спермой вялый член.

Тетя выглянула из двери палаты и негромко позвала:

— Танюша, подойти.

Таня вошла почти сразу, как будто стояла под дверью.

— Тань, я в душ, а ты проведи гигиенические процедуры молодому человеку и всё такое – приказала моя тётя.

— Эрекция нужна – вопросительно уточнила девушка.

— Обязательно, еще им попользуюсь – ответила ей тетя и отошла в угол палаты.

Тут, к своему удивлению, я увидел, что несколько панелей в палате сдвигаются и за ними находится душ и туалет.

Тетка скрылась в душевой, раздался шум воды, Татьяна, взяв несколько влажных салфеток быстро оттерла мое лицо и пах от спермы. Повторив такие процедуры еще пару раз она вытерла насухо мой член и мошонку и сразу стало легче; лежать липкому было очень неприятно.

К своему удивлению в ходе этих гигиенических процедур я почувствовал, что мой член от мягких касаний девушки чуть набух. Видимо я уже привык к своему плененному положению и было не так страшно, как в начале.

Таня присела рядом, взяла мой член в руку и стала неспешно его дрочить. Она то оттягивала крайнюю плоть к основанию члена, то возвращала ее на стремительно увеличивающуюся и наливающуюся кровью головку. Член стремительно твердел и наливался кровью. Насколько мне позволяли путы я стал двигать тазом навстречу рукам девушки. Через несколько мгновений член стоял колом.

Таня смазала его густой жирной смазкой, оглядела свою работу и крикнула:

— Марина Николаевна, все готово, я пойду.

Тетка ответила что неразборчивое сквозь дверь душевой.

Таня вышла и я остался один в палате в совершенно невероятном положении – спеленутый как младенец, но полуголый и со стояком. Даже не крикнуть – мешал кляп.

Тетя вышла из душа почти сразу, как только Таня покинула палату. С видимым удовольствие оглядела мой пах и залезла ко мне на кровать. Она встала надо мной и, раздвинув ноги, зависла промежностью над моим пахом. Затем опустилась надо мной и погрузила головку моего члена себе во влагалище. Приподнялась, снимаясь с меня, и снова насадилась на мой орган, но уже чуть глубже. Так постепенно, то насаживаясь, то вставая с моего члена, тетя полностью села на меня в позе наездницы. Чуть поерзав, устроилась поудобнее, немного наклонила ко мне голову и стала активно двигать тазом вверх и вниз. Ее упругая грудь волнующе колыхалась, я жадно поедал ее взглядом, только представляя как она упругая и приятная на ощупь.

Тетя нисколько не стесняясь громко стонала и вскрикивала, активно двигаясь на моем члене. Такие возбуждающие звуки подействовали и на меня – я почувствовал как нарастает напряжение в головке члена и приближается оргазм.

Вот тетя взвинтила темп и сделав несколько судорожных движений, протяжно застонав, свалилась на меня, по-прежнему оставаясь на моем члене. Ее влагалище, пульсируя, сокращается на моей органе. Тетка лежит на мне, тяжело дыша, а я думаю как бы и мне кончить, потому что я еще не успел.

Я попытался, насколько позволяет мое связанное положение, подвигать тазом и у меня более-менее получилось. Я сделал несколько неловких судорожных движений, пытаясь двигать членом во влагалище неподвижно лежащей на мне тетки и вот долгожданная развязка подступила – в паху немного свело судорогой, теплый комок прокатился по стволу члена и я с облегчением почувствовал как сперма выстрелила внутрь моей родственницы.

Теперь уже тяжело дыша, мы оба лежим обессиленные.

Тетя медленно сползла с меня, немного пошатываясь собрала свою одежду в комок и вышла из палаты в чем мать родила. Сквозь неплотно прикрытую дверь я слышу ее голос:

— Танюш, я все. Можешь пользоваться.

В палату впорхнула радостно-возбужденная Таня. Она уже привычно для меня провела гигиенические процедуры с моим членом и мошонкой и начала энергично дрочить мой вялый член, периодически массируя большим пальцем уздечку. К своему удивлению, я почувствовал, что мой орган постепенно наливается кровью и увеличивается в размерах.

— Я же только что кончил два раза – пришла недоуменная мысль.

Я, конечно, баловался как и все онанизмом, но три раза подряд мне и в голову не приходило этим заниматься – просто не было желания. Разок утром в душе, ну и может еще вечером, под настроение.

Словно отвечая на мой вопрос, Таня, уже доведя мой орган до полной боевой готовности, прокомментировала:

— В твоем возрасте, эрекция три раза подряд это запросто. Мы тут уже это проверили.

Что они проверили и на ком осталось для меня не совсем понятным.

Таня не снимая халата, быстро стянула с себя трусики, бросила их на пол и залезла ко мне. Она расставив ноги над моим членом и стала плавно нанизываться на него. Я смотрел как мой скользкий и упругий орган медленно входит в девушку. Сев на две трети длины моего органа, Татьяна немного сморщилась, как мне показалось от болезненных ощущений, и стала вставать с члена. Привстав на моем органе так, что только головка оставалась в ней, Таня снова начала нанизываться на меня. И снова, не дойдя до конца она чуть сморщилась.

— Великоват, для нее, видимо – подумал я.

Таня поерзала на мне еще некоторое время, но так и не смогла полностью ввести в себя мой орган. Она попыталась двигаться на моем члене в позе наездницы, но это было явно неудобно, так как она не могла полностью опуститься на меня и ей приходилось держаться на полусогнутых ногах.

Тогда девушка просто легла на меня и стала двигать тазом вперед-назад. Дело сразу наладилось –Таня стала постанывать, задышала чаще; было понятно, что она получает удовольствие. Я же по мере своих возможностей тоже стал двигать тазом навстречу движениям девушки. Таня приглушенно вскрикнула и полностью отдалась процессу. Она стонала и извивалась на мне. Я механически двигал тазом, но какого-то явного возбуждения не испытывал. От трения о влагалище член, понятно, отлично стоял, но я совершенно не ощущал, что могу кончить. Видимо, два предыдущих раза снизили чувствительность головки.

Таня же явно подходила к финишу – это было заметно по ее учащенному дыханию и еще более громким стонам. Вот она дрогнула и тяжело дыша обмякла на мне. Девушка полежала на мне несколько мгновений и сползла рядом на кровать. Она обессилено лежала рядом и вяло дрочила мой по-прежнему эрегированный член.

Окончательно отдышавшись через несколько минут, Таня, продолжая неспешно ласкать мой член, прокомментировала мою эрекцию:

— Так дело не пойдет, сейчас все поправим. А то так и до застойных явлений недалеко.

Она села рядом со мной, взяла мой член в руку и стала энергично дрочить его. Первое время ничего не происходило – я только безучастно смотрел как моя головка то пропадает, то появляется из под крайней плоти. Но вдруг я почувствовал, что появляется возбуждение и я скоро кончу. Я прикрыл глаза, сжал ягодицы и стал ждать уже явно подступающий оргазм. Таня продолжила дрочить мне.

Буквально через несколько мгновений защекотало в головке, меня немного скрутило судорогой и я увидел как из кончика моего члена вытекло несколько капель спермы. Я закрыл глаза и обессилено застыл.

Таня чем-то негромко погремела и произнесла:

— Марина Николаевна сказала, что тебе нужно отдохнуть.

Я открыл глаза и увидел в руках девушки шприц. Я забился в удерживающих меня путах, но, как и следовало ожить, это не принесло никаких результатов. Таня уколола меня в бедро, почти сразу навалилась какая-то глухая усталость и я уснул.

Продолжение следует…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?