Дорогая Пруденс

— Позволь, я позабочусь о твоем пальто, Пруденс, — предложил я, помогая ей снять меховую накидку.

— Спасибо, Майк, — улыбнулась она. — Увидимся в баре после того, как ты закончишь эту маленькую работу.

Именно тогда я заметил Стива Уоткинса и Барри Рейнольдса, стоящих между мной и гардеробной. Я с трудом мог скрыть свое отвращение, когда пытался обойти их, чтобы повесить мех Пруденс.

— Я слышал, ты назвал свою жену Пруденс, Майки? —  засмеялся Стив. — Такое имя не часто услышишь. На самом деле, она должно быть первая Пруденс, которую я когда-либо видел.

— Я не знаю, что ты слышал, Стив, — ответил я. — Однако не думаю, что ты слышал, что я назвал жену по имени.

— Ты всегда играешь в эти словесные игры и чертовски точен, Майк! Облегчим задачу, — прорычал Стив. — Твою жену зовут Пруденс или нет?

— Ну да, это ее имя, но ты не можешь ожидать, что я скажу тебе, что ты, возможно, его слышал, — утверждал я.

Я проработал в Диттмар Корпорейшн двенадцать лет, но за несколько недель до этого был назначен в филиал компании в Ютике. За этот, довольно короткий промежуток времени, я научился сильно не любить Стива. Он был ленив, неприятен, тщеславен и аморален. Барри Рейнольдс был его другом, по крайней мере, так казалось. Он был Робином при Батмане-Стиве.

Стив и я, оба считали, что мы в листе ожидания, чтобы стать менеджером филиала, поэтому и возникло естественное соперничество. Он изо всех сил высмеивал меня и мою работу. Но, поскольку его усилия были предельно некорректными, я никогда не чувствовал необходимости отвечать на них прямо. Я просто продолжал делать свою работу так хорошо, как только мог. Просто я ее делал намного лучше, чем Стив, по крайней мере, по моему скромному мнению. Этот фактик только побудил его к еще более наглому нанесению ущерба моей репутации.

— У твоей жены великолепные сиськи, Майк. По крайней мере, похоже там твердая троечка, — заметил Стив. — В этом платье они хорошо просматриваются. Она что, какая-то шлюха?

Попытки Стива поддеть меня были жалкими. Было очевидно, что он пытается вывести меня из себя. Я играл в эту игру достаточно долго, чтобы знать, как в ней побеждать. Терпение и ум всегда имеют преимущество перед громкими словами и необдуманными поступками.

— Уверен, что не буду обсуждать с тобой бюст моей жены, Стив, — ответил я. — Она точно не шлюха. Она леди, и к ней следует относиться подобающе.

Стив не мог оставить это просто так. Я понял, что он, должно быть, уже выпил. Он был похож на вышедшего на охоту зверя. И хотел откусить от меня кусок любым способом, каким только мог.

— Если ты так уверен, что твоя жена — леди, ты должен быть готов сделать небольшую ставку, — рассуждал Стив, подмигивая своему приятелю, Барри.

— Я не делаю ставок, Стив. Это ты делаешь.

— Пока рано целовать задницы, Майк, — усмехнулся Стив. — Старика Мамфорда не будет здесь по крайней мере пару часов. Он позвонил Тому и сказал ему, что опоздает на вечеринку и надеется, что все будут здесь, когда он приедет.

Эта новость меня не обрадовала. Я чувствовал себя обязанным приехать на рождественскую вечеринку пораньше, чтобы произвести хорошее впечатление на Дирка Мамфорда, который недавно был назначен генеральным директором Диттмар Корпорейшн. За эти годы я встречался с ним несколько раз, и знал, что он настаивает на том, чтобы сотрудники оправдывали его ожидания. Либо так, либо на выход. Теперь мне придется потратить несколько дополнительных часов, чтобы убедиться, что он узнает о моем присутствии на мероприятии компании. Это означало, что у Стива будет больше возможностей вывести меня из себя.

Стив видел, что эта новость раздражала меня даже больше, чем его безвкусный лепет. Это, казалось, подбодрило его и заставило сделать ставку.

— Ты ведешь себя до блевоты правильно, Майк. И думаешь, что это поможет тебе получить должность управляющего. И считаешь, что твоя трофейная женушка такая преданная и верная. Меня от этого просто тошнит! — он практически плюнул в меня. — Спорим, я смогу полапать грудь твоей жены до полуночи. Я не удивлюсь, если пойду еще дальше, но готов поспорить на пятьдесят баксов, что смогу дойти хотя бы до этого!

— Ты действительно думаешь, что я когда-нибудь буду участвовать в таком глупом пари, Стив? — недоверчиво спросил я. — Ты ничего не знаешь о моей жене. Не вовлекай ее в этот бессмысленный спор. Этот разговор окончен!

— Ты, тупица, долбодятел! — прорычал Стив. — Ты все время притворяешься, что лучше меня. Правда же в том, что ты не доверяешь этой шлюхе, если только она не находится прямо у тебя перед глазами. Ты боишься, что я выиграю пари, поэтому и притворяешься возмущенным. Ты настоящий мудак, черт возьми!

Теперь я был в ярости! Как мог мужчина позволить другому мужчине так говорить о своей жене, сохранив при этом свою гордость? Я быстро сформулировал план. Пришло время выкинуть Стива из гонки за должность.

— Пятьдесят баксов – это не о чем! – усмехнулся я. – Спорим на пятьсот и оставим деньги у Барри.

Говоря это, я открыл бумажник, вынул пять банкнот по сотне и протянул их Барри. К чести Стива, он почти не моргнул, следуя моему примеру.

— Это будет настоящее веселье! — злорадствовал он. — Нам нужна пара простых правил. Ты не можешь предупредить эту сучку о нашем пари. На самом деле, ты не должен даже разговаривать с ней, если нас с Барри нет рядом.

— Что ж, это честно, — согласился я. – У Барри теперь тысчонка. Если тебе не удастся заполучить грудь моей жены до полуночи, он отдаст мне все деньги. Если ты справишься — тебе. Всё.

— Меня это устраивает. Если я доберусь до грудок твоей жены до полуночи, Барри отдаст мне деньги. В противном случае их получишь ты, — согласился Стив. — Барри должен держаться поблизости, чтобы стать свидетелем наказания тебя за самоуверенность.

— Договорились. Я согласен, чтобы он был судьей. Чтобы оценить, насколько ты преуспел с моей женой, чтобы выиграть пари, — признал я.

— Всё, мы поспорили, мудак! — усмехнулся Стив. — Только не вини меня, если твоя жена потеряет к тебе интерес после того, как я сегодня вечером поиграю с ее сиськами. Она, вероятно, захочет, чтобы я ее еще и трахнул!

— Стив, если тебе удастся полапать грудь моей жены до полуночи, то ты сможешь трахнуть ее как угодно, насколько я понимаю, — признал я. — Если ты так хорош, я все равно не смогу тебя остановить.

— Теперь ты говоришь дело, Майк! Мне нравится такое отношение. Я подарю ей лучший секс в ее жизни, только чтобы испортить тебе жизнь. После сегодняшнего вечера она никогда не будет счастлива с тобой снова, — пропел Стив.

С этими словами Стив и Барри повернулись и пошли к бару, где уже должна была быть Пруденс. Мне же еще нужно было найти вешалку, так что прошло несколько минут, прежде чем я смог покинуть гардеробную.

Когда я вернулся на вечеринку, то увидел, как Стив уже танцует с Пруденс. Я пошел в бар и заказал себе пиво. Потом немного побродил по залу. Мне нужно было убить время, поэтому я ходил от столика к столику и перекидывался с каждым из присутствующих парой слов. Я был полон решимости держаться подальше от Пруденс до конца вечера. Я надеялся, что она не заметит, что я избегаю ее.

Не хотелось делать ничего, что разрушило бы мои шансы получить легкие пятьсот долларов, а также, навсегда избавить меня от Стива. Было Рождество, и дополнительные деньги всегда пригодятся. Мне пришло в голову, что я мог бы делать рекламу. Для покупок есть MasterCard. Позиция управляющего — бесценна.

Некоторое время я поболтал с Томом Барригером, нынешним управляющим филиала. Он сообщил, что планирует уйти на пенсию к следующей осени. Мечтал провести зиму, играя в гольф, а не разгребая снег.

— Думаю, ты слышал, Дирк Мамфорд звонил, чтобы сказать, что опоздает? — спросил Том. — Его рейс задержали, и он очень зол. Я бы посоветовал всем держаться подальше от него, когда он приедет.

— Ты прав, Том, — согласился я. — Он провел 10 лет в морской пехоте и ни от кого не потерпит дерьма, даже в такой хороший день.

— Ты встречал его, Майк? Кажется, ты что-то о нем знаешь, — заметил Том.

— Он был моим начальником в Гаррисберге три года. Мы не друзья или что-то в этом роде, но мы ладили, — пояснил я.

— Интересно, а Стив знает об этом! — усмехнулся Том. — Он полон решимости победить тебя в борьбе за мое место, когда я выйду на пенсию. Как ты знаешь, сам я не могу подобрать себе замену, да я и не хотел бы. Стив так глубоко зализал бы мне жопу, пришлось бы обращаться к проктологу, чтобы просто посрать! Пусть уж лучше подлизывается к Мамфорду, когда тот приедет.

— Мамфорд отстрелит Стиву зад, как только его увидит, Том, — заявил я.

— Думаю, ты подменяешь логику надеждами и мечтами, — признал Том. — Стив может раздражать, но его послужной список чист, и он сделал нужные шаги. Ему удалось завести несколько влиятельных друзей на высоких постах. Как бы мне ни ненавистно это признавать, у него такие же хорошие шансы получить мою работу, как и у тебя. Может даже и лучшие.

— Тебе ведь нравятся хорошие ставки, Том? Готов поспорить на пятьсот долларов, Мамфорд уволит его сегодня же вечером. Сможешь купить себе новый набор клюшек, как у Тайгера Вудса, — подстрекнул его я.

— Ты разговаривал с Мамфордом? — спросил Том. — У тебя есть конфиденциальная информация?

— Только, что Мамфорд — стрелок. Он выстрелит Стиву в зад до конца вечера, если, конечно, доберется сюда, — уверенно заявил я.

— Думаю, я приму пари, Майк, — ответил Том, протягивая руку. — Стив – жополиз и говноед. Он не даст тебе шанса занять мою позицию.

Я не мог сдержать ухмылку, пожимая руку Тому. Сколько же бесценных моментов от MasterCard может быть у одного парня?

Я поискал в толпе Стива. Увидел, как он выходит из бара с парой бокалов в руках. Он весь изулыбался, протягивая один из них Пруденс. Должно быть, он предполагал, что я наблюдаю за ним. Повернул голову в мою сторону и открыто подмигнул.

Я знал расклад, поэтому потер глаз средним пальцем. Он уловил, что я имею в виду, и его плечи задрожали от беззвучного смеха. Он действительно наслаждался собой. Мысль о том, что он испортит мой брак, казалось, сделала его ночь.

Он монополизировал Пруденс на весь вечер. Они танцевали. Они потягивали напитки. Они смеялись. Стив работал с ней изо всех сил. Мне пришлось, хотя и неохотно, отдать ему должное. Он знал, что делает, и много работал над этим. Если бы он так много работал на своей работе, то у меня не было бы ни единого шанса занять должность управляющего.

Стив старался не позволять Пруденс много болтать с другими гостями. Я предполагал, что он не хотел, чтобы кто-нибудь напомнил Пруденс, что она замужняя женщина. Он также не хотел рисковать потерять ее безраздельное внимание. Это было похоже на наблюдение за работой мастера. Он играл на ней, как на скрипке.

К десяти часам у меня начались закрадываться сомнения. Пруденс и Стив танцевали каждый медленный танец. Было очевидно, что она уже пьяненькая и наслушалась той чуши, которой потчевал ее Стив. Мамфорда нигде не было видно, и многие тусовщики начали тихонько поскуливать. Ведь так сложно целовать задницу, которую нельзя найти.

Я потерял из виду Пруденс около 10:30 и теперь действительно начал волноваться. Эта ночь может мне дорого обойтись. Мне придется дать Тому чек, чтобы покрыть его ставку.

Я представил себе, как объясняю Пруденс, что я проиграл пари на пятьсот долларов на рождественской вечеринке компании. Она никогда не узнает о пятистах наличными, если я их проиграю. Есть некоторые вещи, которых жены не понимают, и проигрыш пари — одна из них. Ты можешь выиграть десяток пари подряд, но проиграть одно важное, как это, и тогда, ты самый тупой дятел на свете!

Размышляя о непостоянстве женщин, я услышал, как толпа глухо зажужжала. Оглянувшись, я увидел Дирка Мамфорда, входящего в зал. Он шел, улыбался и на ходу пожимал руки. Как раз в это время ко мне подошел Барри и начал дергать меня за рукав.

Барри улыбался от уха до уха. Даже не обратил внимания на прибытие Мамфорда. Он был похож на кота, который только что поймал канарейку.

— Майк, пройдем в комнатку напротив мужского туалета! У Стива есть кое-что, что он хочет тебе показать, — настаивал Барри, развернулся и практически побежал к комнате, которую только что упомянул. Он осторожно открыл дверь и скользнул внутрь, осторожно закрыв ее за собой.

— Привет, Майк! — прогудел Мамфорд, подходя ко мне и протягивая руку.

— Привет, Дирк, — ответил я гораздо менее громко, пожимая ему руку. — Приятно видеть, что ты все-таки попал на эту вечеринку.

— Это было нелегко, Майк. Я дал таксисту пятьдесят баксов на то, чтобы он проскочил несколько светофоров, чтобы добраться сюда побыстрее, — засмеялся он. – А где Пруденс? Она здесь, не так ли?

— Да, здесь, Дирк. В последний раз, когда я ее видел, она вошла вот в ту комнату, напротив мужского туалета, — ответил я, указывая на дверь, которую только что прикрыл Барри.

Мамфорд поморщился и направился в сторону комнаты, на которую я указал.

***

Было уже далеко за полночь, когда я набрал жену на мобильном. Она ответила на третьем гудке.

— Да ты просто пофигист, Майк! – начала скандалить она.

— Пруденс, послушай меня! – умоляюще сказал я. — Есть новости, которые заставят тебя простить меня! Просто послушай, пожалуйста?

— Ну, хорошо, Майк, — ответила Пруденс. — Это должно быть что-то хорошее, иначе будешь ночевать в собачьей будке на Рождество. Так и знай!

— Верю тебе, — ответил я. — Эта жопа, Стив Уоткинс, поспорил со мной, что сможет пошамкать твои сиськи сегодня вечером. Ставка — пятьсот долларов. Одно из условий пари заключалось в том, что я не переговорю с тобой до полуночи. Вот почему я звоню тебе только сейчас.

— В самом деле? Почему он был так уверен, что справится с этим, Майк? Что ты ему такого сказал, чтобы убедить его заключить пари? – потребовала ответа Пруденс.

— Это долгая история. Почему то, ему пришло в голову, что мою жену зовут Пруденс, что у тебя отличные сиськи и ты немного потаскушка. Он все это сложил в своей башке и решил поставить пятьдесят долларов на то, что сможет лишить твои титьки их более чем скромного прикрытия. Я поднял ставку до пятисот и принял ее. Всего три условия: я не разговариваю с тобой до полуночи, у его другана деньги, а также, что он рассудит, кто из нас победил, — добавил я.

— У меня отличные сиськи? Эта часть мне нравится! Просто я не могу простить тебя за то, что ты не позвонил мне в десять, как обещал. Боюсь, я понимаю, куда ты клонишь, Майк. Этот мудак просил показать ему мое удостоверение личности, или что-то подобное? — спросила она.

— Да, нет. На самом деле он никогда не просил фото или что-то еще, если ты это имеешь в виду, — ответил я.

— Ты точно знаешь, что я имею в виду, Майк! Я уже почти боюсь спросить, а Дирк был там сегодня вечером?

— Да, был, хотя его рейс задержали, и он не появился почти до одиннадцати.

— Майк, а она была одета в одно из тех маленьких платьев, в которых видна большая часть ее фальшивых сисек? И слишком много выпила? — спросила Пруденс. —  Так ты выиграл это проклятое пари?

— “Да” на все эти вопросы. Это как раз одна из причин, по которой я позвонил тебе, помимо того, что я так по тебе соскучился. Я собираюсь передать телефон Барри Рейнольдсу. Он уже бывший сотрудник Диттмар, у которого те деньги, которые мы поставили. Скажи ему свое имя и как долго мы женаты, чтобы я мог их забрать. Я не знаю, Стив в тюрьме или больнице. В любом случае, он проиграл пари. 

— Я сяду на рейс обратно в Питтсбург в пятницу вечером. Забери меня в аэропорту, и мы отпразднуем, дорогая. Кому-то Пруденс может и показаться необычным именем, но я-то знаю как минимум двоих. Есть, конечно, ты, а есть Пруденс Мамфорд. Сегодня вечером Стив и Барри встретились с Пруденс Мамфорд. Почему-то я не думаю, что теперь у них будет возможность встретиться с тобой, — признал я.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?