Сестра с подругой

Пришёл со службы. А тут за два года такие изменения, что и не вышепчешь. Вот к примеру сестрёнка меньшая за это время вытянулась и стала из нескладной девочки-подростка файной девушкой. Прямо есть на что посмотреть и за что потрогать. Как представлю, что какой-то парень её за титёшки теребит, а то и того хуже — лезет в трусы, так прибил бы враз паскудника. Не, это если я лезу в трусы к чьей-то сестре, то это нормально. А к моей не моги, удавлю. Порву пополам и вдребезги. И подружка её, одноклассница тоже из гадкого утёнка стала лебёдушкой. Попка округлилась, титечки появились. Помню какая была и теперь вижу какая стала. Ещё два года назад дразнил их с сестрой, щипал за тощие задницы, насмехался над их прыщиками вместо титек, а теперь девушками стали, хоть сейчас бери да под венец. Только мне это пока не надо. Вначале надо денежку заработать, приодеться, подкопить на расходы, коли молодую жену заведёшь. А все эти марши гражданина Мельденсона оставим пока в стороне. Опять же, если переспать с девкой какой, то я всегда, как пионер. И товарищ мой боевой, не подводивший ни разу, тоже готов. Оба готовы. Только насколько я помню, наши девчата позволяли многое, кроме целки. Можешь лапать, даже попу подставит, а вот целку не трожь, это святое.

Какая наивность. Век прогресса изменил в сознании людей почти всё. То, что вчера было нельзя, сегодня стало можно. То, что вчера считалось незыблемой ценностью, сегодня стало анахронизмом. Ещё вчера девчата целку берегли, как Кощей Бессмертный своё яйцо, а сегодня соплюшки, едва достигшие возраста пионерки, страдают, что пропадают в старых девах.

Ксюшка, сестричкина подружка, приходила к нам едва ли не каждый день. Дома нет никого, девушке скучно, вот она и сидит с моей сестрой. Девчата молодые, скучно им. Из развлечений лишь музыку послушать, языки почесать, да попридуряться. Или вот новое развлекалово — брата потроллить. Переоденутся, сучки, в маечки. А под маечками даже лифчиков нет и при малейшем движении титечки мячиками скачут, подпрыгивают, душу мою ранимую травят. Маечки едва задницу прикрывают, а на заднице трусики, какие и трусами назвать нельзя. Пара верёвочек. И ходят жопами сверкают. Совестить их бесполезно. Вылупят глазёнки, будто овечка Долли и смотрят ничего не понимая: Чего ты от нас хочешь, ретроград? Тогда объяснил им прямым текстом, что парень я молодой, не пью, не курю, здоровья полно. Соответственно и телесные проблемы никуда не делись. Самый репродуктивный возраст. И если эти сучки, пусть одна из них и моя сестра, не прекратят свои издевательства, то я за себя не ручаюсь. Загну буквой зю и оприходую не разбираясь в степени родства. Тем паче, что они уже не девочки, о чём сообщили некоторое время назад.

Сидят овечки напротив и хихикают. Смешно им, а я распаляюсь. Нинка, сучка, хоть и сестра младшая, невинно глазками похлопала и скромно спрашивает

— Братик, а ручками пробовал сам себе помочь?

— Чтооо?!

Взвился, подскочив с места метра на два. Благо потолок не дал высоко скакать. Ксюха труханула, глазищи выпучила, рот раззявила. А ну как этот на всю голову контуженный сейчас чего надумает да начнёт всякие извращения творить. Страшно, аж жуть. А меньшая встала, руки выставила, успокаивает

— Тише, братик! Тише. Не нервничай. — Смотрит на подругу. — Поможем братику?

Та плечами пожала и понимай как знаешь. А мне интересно стало, как они помогать станут. А молча.

Встала Нинка, подол задирает и трусики свои демонстрирует. Покрутила жопой, вертясь туда-сюда, и совсем платье сняла. Повернулась жопой и трусики с себя медленно стягивает, вроде опытной стриптизёрши. А у меня крышка пусковой шахты открылась и ракета готова к старту. Баллистическая, межконтинентальная. Жахнет такая — мало не покажется. Заряд полный. А с полным зарядом, было время, я две цели поражал до полной прострации. Третья ещё шевелилась самую малость. Видать бронированная оказалась.

Стянула с себя трусы и спрашивает

— Братик, ты готов?

А у меня в горле комок. Протолкнул еле как и прохрипел

— К чему?

— Как к чему? Загнуть нас с Ксю буквой зю. Ну и дальше по порядку твоих обещаний. Нам можно, мы с Ксюшкой принимаем блокираторы беременности. Это не гормоны, лучше. И безопаснее.

И смотрит, сучка. А я только лишь смог головой в знак согласия кивнуть. Сам джинсы руками придерживаю, чтобы не лопнули под напором стартующей ракеты. Сестра тогда подруге командует

— Ксю, чего расселась?

— А та в ответ

— А что делать?

— Как что? — Сестра неподдельно удивилась. — Раздевайся, ебаться будем с братиком.

Ксюшка замялась

— Нин, но это как-то…

— Что как-то? Быстро разделась и вперёд. Братик ждать не настроен. Видишь, сейчас взорвётся.

Голенькие девчата в четыре руки моментом стянули с меня всю одежду до последней ниточки. Попытался встать, Нинка придавила рукой

— Лежи, мы сами. Если не понравится, потом сам сделаешь как тебе надо. А пока лежи, наслаждайся. Короче, расслабься, братик, и постарайся получить удовольствие.

Когда твой член ласкают четыре мягких девичьих ладошки и пара горячих умелых губ, не до того, чтобы чему-то там противиться. Сжался, чтобы не выстрелить раньше времени, а Нинка у Ксюхи спрашивает

— Заставим спустить, а потом снова поставим? Или как?

— Пусть спустит. Потом лучше будет. А встанет быстро.

Разговаривают будто врачи у постели безнадёжно больного. Может так попробуем? А может это? Не поможет, тогда вот это. Сами время не теряют. Дрочат, сосут, лижут. И куда от этих диверсантов денешься? Стартанула ракета, уносясь в открытый космос. Они, отбирая член друг у дружки, со смехом ловили губами сперму, глотали, слизывали друг с дружки то, что в рот не попало.

Стартовый расчёт не теряя ни секунды подготовил ракету к пуску. Новые члены…Нет, новые членихи органично вписались в работу расчёта и вскоре можно было повторять пуск. Нинка спросила

— Ксюш, кто? Я или ты?

— Твой брат. Давай ты.

Нинка присела надо мной. Ксюшка помогла ракете найти цель и вот момент стыковки. Ракета класса…А какой у неё класс? Короче, ракета пристыковалась к вагине, проникла внутрь. Нинка заскакала, будто при езде на раздолбанном велосипеде по кочкам. Зазаикалась, пытаясь что-то сказать.

— Воффф…Ты…Тыж…Тыж…Ты же….Ты же быстро не кончишь?

— И тебе хватит, и Ксюшке. Не волнуйся, скачи дальше.

И совместный полёт продолжился. Ксюха пыталась то ли помочь, то ли помешать. Поймал её за руку, потянул к себе

— Что? — Смотрит тупо. Точно клон овечки. — Что не так?

— Садись.

— Куда?

— Пиздой на морду. Куда же ещё.

Ксюха присела вначале как-то робко, нерешительно, потом осмелела, заёрзала жопой и перекрыла мне кислород. Пришлось легонько прикусить её за пизду.

— Ой!

— Что? — Сестра отвлеклась на мгновенье. — Чего орёшь?

— Он кусается.

— Так ты жопу подними, корова, ты же его задавишь своей задницей.

— Ой, и правда!

Ксюха, поддерживаемая моими руками, елозила мокрой пиздой мне по губам. Прямо поцелуй губы в губы. Отстрелявшись, поменялись местами. И теперь наслаждался вкусом сестричкиной вагины. И ещё раз поменялись. А потом я тупо ебал их, то ставя раком, то подминая под себяи они лишь пищали возмущённо, а я всё никак не мог выстрелить.

Потом мне надоело бегать от одной к другой и я просто сделал бутерброд, уложив девчат одна на другую. И получилось очень даже прилично. Глядишь и радуешься — на тебя две пизды и две жопы смотрят. То есть в сумме четыре дырочки. Уточнил заранее. Девчонки не против изучения что тех, что других целей. Только запускай ракету.

Дотерпел, чтобы спустить в Ксюху. Таблетки таблетками, а вдруг понесёт? Сестре такое точно не надо. А Ксюшка пусть рожает. Может и в жёны возьму.

Лежим, отдыхаем. Девчонки привычно, будто так и положено, сложили на меня руки-ноги, объявив своей собственностью. Ксюха говорит

— Надь, а нам ведь можно всё время так.

— Как?

— Ну, с братом твоим. И никого не надо.

Сестра ни секунды не думала, ответила

— Да я теперь никому другому и не дам. Мне братика хватит. Смотри, какой красавец. — Рукой потеребила вялый член. — Где ещё такой найдёшь? А стоит сколько? Двух заебал.

Опять разговаривают так, будто меня нет здесь. Бля, будущие врачи.

— Э, вы там осторожнее.

— А что не так?

— Всё не так. Наиграетесь и снова будете раком стоять.

Захохотали в два голоса. Осмелевшая Ксюха отвечает

— Да я хоть сейчас.

И тут же встала на четвереньки, выставила жопу. А у меня, как на грех, не стоит. Перезарядка. А Ксюха задом крутит, насмешливо смотрит. И что делать. Покряхтев для порядка, показывая, какой я по сравнению с ними старый, подсунул голову под Ксюхину жопу.

— Садись уж, вымогательница.

— Только не кусайся.

— Не буду.

Нинка перебралась мне в ноги.

— Ксю, я пока пососу. Если будет кусаться, я его тоже укушу.

— Ты сильно не кусай, пригодится ещё.

Вставали лишь для похода в туалет да на кухню. Сходили и изнава в постель. Так заснули все трое, крепко обнявшись.

Сестра с подругой сдержали своё слово и у нас троих закончилась проблема с поиском сексуальных партнёров. А что там дальше будет, так дожить ещё надо до дальше.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Количество оценок: 2

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?