Сервис. Глава 11

Потрахавшись на сон грядущий, и проспав до утра, Джон и Келли встали и оделись для школы. Утром, за завтраком особых разговоров не было, и отец первым ушел на работу. Джон и Келли улыбались и подмигивали друг другу, наслаждаясь молчанием своей матери, занимавшейся кухней.

— Пока, мама, — сказал Джон, подходя к ней сзади, когда они с Келли собирались уходить. – Приятно тебе потрахаться с Томом, когда он зайдет к нам, — сказал он, протягивая руку и с нажимом поглаживая ее задницу через халат. — Я знаю, что ему это понравится.

— Джон! — сказала Карин ледяным голосом, поворачиваясь к нему и его сестре. – Это должно прекратится. Немедленно. Мне жаль, что это вообще произошло, но это должно прекратится, и я больше не хочу об этом слышать, вы понимаете меня?

— Это означает, что ты перестанешь трахать Тома и этих двух черных парней, и, черт их знает, кого еще? — спросила Келли с серьезным лицом, но с шальным огоньком в глазах.

— Мы говорим не о моей жизни, — неловко возразила Карин, — мы говорим о нашей семейной жизни.

— Что ж, мне очень нравится наша семейная жизнь, — сказала Келли. — Особенно сейчас. Я о том, ну и что, что мы трахаем друг друга. Ты же не можешь сказать мне, что тебе это не нравится, я же видела, что это не так.

— Но твой отец, если бы он узнал…

— Мама, спорим, ты делаешь всё это только из-за папы, если я его хорошо знаю. Он же думает, что он бог, держу пари, и все время с кем-то ебется на стороне, не так ли? — сказала Келли.

Вспыхнувший на щеках Карин румянец подтвердил правдивость ее слов.

— Но сейчас нам нужно в школу, — сказала Келли. – Повеселись с Томом, когда он сюда приедет. Увидимся после. Может, ты спустишься с нами к реке и поплаваешь.

Прежде чем Карин успела что-либо возразить, они вышли за дверь и поехали в школу. Карин села на стул, подперев голову руками, совершенно не понимая, что делать, на сердце было тяжело. Как она могла претендовать на какое-либо моральное превосходство? Что она могла сказать, чтобы они поняли и поверили, что это всё неправильно? Ведь они поймали ее с Генри и Джеймсом. И Келли отдалась им обоим на ее глазах с такой простотой и легкостью, как и ранее она сама. А потом Джон поимел Келли, а потом и ее саму. Ей казалось, что она вот-вот закричит, ее охватила паника.

И не то, чтобы она могла или хотела прекратить свои собственные внеклассные занятия. Келли была на 100% права насчет своего отца. «Он трахает все, что двигается, если оно без члена», — с горечью подумала она. И он оправдывал это, признавал, что это просто метод сброса пара от его тяжелой работы. «Ну, в эту игру могут играть и двое», — мрачно подумала она. И ей очень нравилась эта игра. Карин никогда не осознавала, как сильно она любит секс. И чем больше у нее его было, тем больше она его хотела.

В этот момент Том вошел в дверь, как и предсказали Джон и Келли, с уже расстегнутой молнией и болтающимся членом.

— Привет, Карин, — сказал он, широко улыбаясь. — Забирайся на стол и давай трахаться.

Карин вздохнула, поднялась на ноги, скинула халат на пол, забралась на стол и легла на спину, широко раздвинув ноги и открыв свою киску для Тома Хендерсона. “Потом обо всем позабочусь”, сказала она себе, когда Том пронзил ее членом и начал ебать. “Потом”, — подумала она, обвивая его ногами и подпрыгивая, чтобы встречать его толчки, ее киска начала течь от удовольствия. “Потом”.

***

Джон и Келли не могли перестать улыбаться, бодро катясь на велосипедах в школу. В последнее время жизнь стала была слишком веселой, аж не верилось. У них было почти 6 000 долларов, и они оба занимались сексом столько, сколько хотели, с разными людьми, включая их мать. Келли подтвердила Джону, что планирует трахнуть их отца на днях, но не сегодня. После пары занятий они встретились за обедом, и приступили к еде. Сюрприз, к ним подошла Сара Адамс и спросила, может ли она с ними присесть. Они освободили для нее место, и она присоединилась к ним.

— Мне очень жаль, если я нарушила ваши планы прошлым вечером, — сказала она. — Я просто не знала, что делать. Поверить в то, что рассказала мне Бекки, было невозможно и, теперь, когда сама всё увидела, я не знаю, что делать.

— Так значит, это Бекки сказала тебе, — сказала Келли, кивая Джону. – Теперь понятно.

— О, не злись на нее, — умоляла Сара. — Мы с ней всегда были друзьями. И, если что, я тоже не злюсь на вас или что-то в этом роде, просто очень удивлена. Даже не знаю, что меня больше удивляет, то, что они делают, или то, что вы, — призналась она.

— Мы не хотели делать ничего, что могло бы оскорбить тебя, — сказала Келли. — Они сказали нам, что ты никогда не узнаешь.

— Вы собираетесь продолжать? — спросила она, глядя на них.

— Думаю, это зависит от твоих родителей, — сказала Келли. — Если они захотят, чтобы мы навестили их, что ж, так и будет, нам всё очень нравится.

— Я так и думала, — кивнула Сара. — И я не против. На самом деле, я не знаю, как это сказать, но тоже хочу это сделать, — сказала она, краснея. — Но я девственница.

— Я тоже ей была, — сказала Келли со смехом. – Это самая легкая часть. Но, что ты имеешь в виду, что ты хочешь сделать это? С нами, с твоими родителями, или с кем-то еще?

— О, ну… думаю, все сразу, — призналась Сара, теперь ее лицо стало жгуче красным. — Я знаю, как это ужасно звучит, но у меня там всё горит с прошлой ночи, — сказала она, зажимая кулак между ног.

— Знаю это чувство, — улыбнулась Келли. — У меня так все время. Если бы я могла, ничего бы не делала, только трахалась круглосуточно, вот как у меня горит.

— Правда? А я думал, что это только со мной что-то не так. Я даже фантазировала о том, чтобы сделать это с моим отцом.

— Ему, наверняка, понравилось бы, — засмеялась Келли. – Он отличный ёбарь, знает, как трахаться. И у него великолепный хуй.

— Я знаю, видела его вблизи, — сказала Сара, — пока он тебя трахал.

— Мммм, как же это было хорошо, — вздохнула Келли, вспомнив вчерашний вечер. — Ты когда-нибудь играла с парнем? — спросила она с огоньком в глазах.

— Нет, не совсем, просто поцелуи и все такое.

— Всё такое, это что? Ты позволяла ему касаться твоих грудей или между ног?

— О, нет, никогда, — сказала Сара, качая головой.

— Ну, знаешь, если ты хочешь заниматься такими вещами…

— Да, я знаю. И теперь думаю, что если я этого не сделаю, то сойду с ума. Вчера вечером после того, как я легла спать, чуть не натерла сама себе “там” всё и текла, как сучка в течке.

— Нам лучше пойти в класс, — сказал Джон, впервые заговорив. – А то опоздаем.

— Сара, почему бы тебе не зайти к нам домой после школы, — предложила ей Келли, когда они поднялись на ноги. — Может быть, мы сможем продолжить изучение это идеи, если хочешь.

— О! Правда? Ну, я не знаю, — сказала она, краснея. — Сначала мне нужно получить разрешение.

— Почему-то мне кажется, что это лишнее, — со смехом сказала Келли, когда они вышли из кафетерия. — Но поступай, как знаешь. Если хочешь, встретимся у стойки для велосипедов после школы. Пока.

— Ох, сеструха, ты что-то с чем-то, — сказал Джон, улыбаясь, когда они поспешили на общее занятие.

— Вот только не говори мне, что не захотел выебать милую киску маленькой Сары, увидев ее вчера вечером? – рассмеялась Келли. – Не могу дождаться, чтобы попробовать ее самой.

— Я тоже, — согласился Джон.

***

После школы они были рады увидеть Сару, которая ждала у стойки для велосипедов.

— Привет, Сара, — сказала Келли, беря свой велосипед.

— Привет, — сказал Джон. — Идешь к нам в гости?

— Вы не возражаете? — спросила она.

— Конечно же, нет, — сказал Джон. — Нам бы это очень хотелось.

Они говорили о школьных вещах по дороге домой, хотя все знали, что это не то, что их интересовало. Добравшись до дома, поприветствовали маму поцелуем в щечку, чем несказанно удивили ее, и представили ей Сару. Затем прошли по коридору в комнату Келли и закрыли за собой дверь.

— Итак, Сара, чем мы можем тебе помочь? — сказала Келли, медленно раздеваясь.

— Мм… ну, я не уверена, — сглотнула Сара, увидев, как Келли раздевается прямо перед ней и братом.

— Хотела бы заняться сексом со мной и Джоном? — спросила Келли, переходя прямо к делу, обхватив свои груди руками. — Или, может быть, ты предпочитаешь быть только с Джоном? Или только со мной?

— Ты серьезно? — сказала Сара, покраснев.

— Джон, ты бы хотел заняться сексом с Сарой? — спросила Келли, потирая его джинсы в районе промежности.

— Думаю, это было бы просто здорово, — сказал Джон, хитро улыбаясь, когда Келли расстегнула его джинсы и стянула их на пол.

Поскольку он перестал носить нижнее белье, его член выскочил сучком перед ним.

— О, как же хорош! — сказала Келли, обхватив член Джона рукой. — Давай, почувствуй это, Сара, — поманила она, поглаживая член Джона.

— Подруга, не могу в это поверить! — Сара ахнула, глядя на Келли, массирующую член Джона прямо перед собой. — Ты дрочишь своему брату!

— У него такой красивый член, тебе не кажется? — спросила Келли, все еще работая рукой. — Иди, потрогай, — сказала она, схватив Сару за руку и притянув к себе.

Затаив дыхание, Сара позволила Келли положить ее руку на пульсирующий член Джона. Она была так взволнована, когда почувствовала, насколько он мягкий и теплый, несмотря на то, что крепко стоял. Ее пальцы обхватили его, и она попыталась имитировать то, что делала Келли.

— Это приятно, Сара, — сказал Джон, улыбаясь ей. — Теперь сделай это своим ртом.

— Чем? — Сара ахнула.

— Давай, пососи, — подбодрила ее Келли. — И почему бы тебе тоже не скинуть эти шмотки, — сказала она, расстегивая юбку Сары.

— Что ты делаешь? — Сара зашипела на Келли, не отпуская член Джона, когда ее юбка внезапно упала на пол, оставив ее снизу только в трусиках.

— Так намного лучше, поверь мне, — сказала Келли, внезапно упав на колени и стягивая трусы Сары на пол. – Разве вчера он не видел тебя голой, а?

— Да, но это так неловко, — сказала Сара, краснея, и посмотрела на Джона, всё еще держа его член своей рукой.

— Снимай и блузку, Сара, — сказал Джон, протягивая руку и поднимая ее.

Саре пришлось отпустить его член, он стянул ее верх через голову, оставив в одном бюстгальтере, который Келли не медля стянула с нее. У нее была более полная грудь, чем можно было себе вообразить под ее одеждой, соски были уже твердыми и торчали.

— А теперь давай, пососи член Джона, — сказала Келли, упав на колени перед ним и взяв его член в руку. — Если ты не сделаешь этого, я сделаю, — сказала она, открывая рот и медленно вводя член в рот, скользя по нему языком, пока ее лицо не прижалось к его животу. Затем она медленно позволила ему выскользнуть обратно, орган блестел, как медная труба.

— У него такой милый вкус, — сказала Келли, облизывая губы и глядя на Сару. — Попробуй.

Пребывая в шоке, Сара позволила Келли поставить себя на колени перед Джоном. Она только что видела, как Келли полностью взяла член брата в рот.

— Давай, Сара, помоги мне, — сказала Келли, облизывая член Джона и водя по нему губами.

Сара медленно наклонялась вперед, высунув язык, пока не коснулась им члена. Не торопясь, лизнула его, пробуя на вкус, затем нежно пососала головку, ощущая, как она наполняет ее рот. Келли была рядом, подбадривала, потирая руками спину, плечи и попку. Постепенно Сара начала наслаждаться вкусом и ощущением члена Джона во рту, и начала всерьез лизать и сосать, Келли продолжала ласково массировать ее тылы. Впустив побольше члена Джона в рот, Сара почувствовала, как руки Келли скользят по ее ягодицам к киске, палец нагло проник прямо внутрь. Задыхаясь и вздрогнув, она вытащила член Джона изо рта.

— Ты что делаешь? — воскликнула она, пытаясь оторваться от исследующих ее пальцев Келли.

— Просто проверяю, мокнешь ли ты от отсоса, — без смущения сказала Келли. — У тебя такая милая маленькая киска, что не терпится увидеть, как Джон ее трахнет.

— Ну, не знаю, — сказала Сара, со страхом глядя на огромный член Джона в своем кулаке, гадая, как он может поместиться в ней.

— Она тоже вкусненькая, Джон, — сказала Келли, облизывая палец. — Вот, попробуй, — сказала она, предлагая ему свой палец.

Сара с удивлением смотрела на то, как Джон сосет палец Келли, пробуя нектар ее киски.

— Умм, прелестно, — сказал он. — Почему бы тебе не позволить мне немного полизать тебя сейчас? — предложил он, взяв ее за руку и подняв на ноги, рука Сары не отрывалась от его члена. — Получишь его позже, я обещаю, — сказал он, ведя ее к кровати и укладывая на спину. — Сейчас я должен попробовать твою киску, — сказал он, раздвигая ей ноги и становясь между ними на колени, глядя на ее девственную киску. — О, да, — сказал он, опуская лицо, его язык прошел ножом сквозь ее половые губы в теплую сочную полость.

Сара ахнула, почувствовав язык Джона в своем лоне. Ощущение было непередаваемо приятным. Она положила руки ему на голову и раздвинула свои ноги как можно шире, желая облегчить ему задачу, только чтобы он не останавливался. Язык сводил с ума, исследовал и дразнил, хлебал свободно текущие соки.

— Нравится, когда лижут твою киску? — спросила Келли, вставая на колени у изголовья кровати.

— Ой, ой, ой, да! — ахала Сара. — Это так замечательно.

— И очень вкусно, — сказала ей Келли. — А теперь попробуй меня, — сказала она, садясь на голову Сары и опускаясь на нее до тех пор, пока не почувствовала, как ее киска трется о ее лицо. — Оближи меня, Сара, полижи, — сказала она, следя за языком Джона, буравящим щелку подруги.

Затем она почувствовала, как язык Сары начал исследовать ее киску, и улыбнулась, зная, что Сара скоро будет так же увлечена сексом, как и они. Ей так не терпелось увидеть, как Джон ее трахнет, что была готова закричать. Если бы он уже трахнул Сару, то тогда она сама могла бы заполучить его член, а она была так возбуждена.

— Джон, сделай это сейчас, — сказала Келли брату, и увидела, как его глаза загорелись.

Подняв лицо от бедер Сары, Джон потянул ее на себя, пока ее зад не оказалася на краю кровати, а ноги легли на его плечи. Киска была широко раскрыта, красивая, розовая, он схватил член и начал водить им вверх-вниз меж половых губок. Все это время Сара не бросала лизать и сосать киску Келли. Джон поместил головку члена у входа в девственную дырочку Сары и медленно надавил. Сначала ничего не произошло, затем Сара внезапно ахнула, глухо звуча где-то между бедер Келли, когда член Джона проник в ее киску на дюйм или около того. Он ждал, ощущая пульсацию органа, обжатого влагалищем со всех сторон. Затем начал медленно и коротко водить им взад-вперед, Сара задыхалась и тихо постанывала между бедер Келли. Было место, которое не давало ему проникнуть глубже, пока он не надавил сильнее, и, наконец, не толкнулся так сильно, что заставил Сару вскрикнуть. Член полностью погрузился в ее, теперь лишенную невинности, киску. Сара больше не была девственницей.

Спрыгнув с лица девушки, Келли стала на колени, и во все глаза глядела, как член Джона входит и выходит из киски Сары.

— Вот так, Джон, трахни ее, выеби хорошенечко, — сказала Келли, наслаждаясь видом члена брата, скользящего в юной киске Сары.

Та стонала, качалась из стороны в сторону, пока Джон медленно, но настойчиво трахал ее, погружая свой член глубоко с каждым толчком, затем вытягивая его почти полностью, и снова погружался обратно.

— Как же это приятно. — Саре удалось ахнуть между толчков Джона. – Не. Надо. Останавливаться.

— Не стану, пока я не буду готов кончить, — согласился Джон, уравновешивая свой ритм, киска Сары приспосабливалась и процесс шел гораздо легче.

— Ты должен кончить ей в рот, — сказала Келли, широко распахнув глаза и сияя от счастья. — Это единственный способ для первого раза.

— Ой-ой-ой, — закричала Сара, выгибая спину, впервые кончив, ее влагалище судорожно сжало член Джона, продолжавшего сновать в ее киске.

— Вот так, Сара, кончай как сумасшедшая, — подбодрила Келли, протягивая руку и массируя ее сиськи, соски торчали, как солдатики. — Трахни ее, Джон.

— Я собираюсь кончить, — сказал Джон, морщась и пытаясь не потерять контроль.

— В рот, в рот, ​​- сказала Келли, дергая его. — Не спусти в нее.

Без перехода Джон вытащил свой член из киски Сары и забрался по ее телу, оседлал ее грудь, и ткнул членом ей в лицо. Сара открыла рот, и он скользнул в него своим липким членом, почти сразу “взорвался”, сперма выстрелила ей в рот, орган уперся в заднюю стенку гортани. Сара сомкнула губы на его члене и изо всех сил пыталась проглотить его сперму, переполнявшую рот, впервые пробуя сама себя на его члене, и его кончину. Когда Джон, наконец, перестал кончать, он осторожно высвободился изо рта Сары, слез с ее тела и сел рядом с ней на кровати, глядя на нее, лежащую там, с широко расставленными ногами, с красной и пульсирующей пиздой, с лицом измазанным спермой и опухшими губами.

— Ну, Сара, как это было? — спросил Джон, улыбаясь ей.

— О, Джон, это было так замечательно, — сказала Сара, пытаясь сесть. — Не могу поверить, насколько мне это понравилось.

— Может, теперь ты понимаешь своих родителей немного лучше, — сказала Келли, улыбаясь ей. — Твоя мать обожает хрен Джона.

— Понимаю, почему, — вздохнула Сара. – Теперь я тоже люблю его.

— Ну, у твоего отца, у самого отличный елдак, — сказала Келли. — Уверена, он хотел бы трахнуть тебя, если ты этого захочешь.

— Трахнуть отца!

— Конечно, а почему бы и нет? — спросила Келли. — Это просто член. И это не значит, что ты влюблена в него, не так ли? Ты же не пытаешься завести с ним детей, просто трахайся и веселись. Вот почему я так люблю Джона.

— Вы действительно трахаете друг друга?

— Все время, — заверила ее Келли. — Если бы тебя сейчас с нами не было, этот хуй заполнял бы мою киску, а не твою. Я отказалась от него ради тебя.

— О, Келли, ты такой хороший друг?

— Конечно, почему бы и нет, — cогласилась Келли. — Думаю, у нас много общего.

— Мне лучше вернуться домой, — сказала Сара, вставая на ноги. — Не могу дождаться следующего раза, — сказала она, проводя руками по своему “новому” телу. – Мы ведь сможем сделать это снова, не так ли?

— Конечно, сможем, — ответил Джон. — Я буду трахать тебя в любое время, когда ты захочешь.

— Да, и на следующей неделе, может быть, ты сможешь удивить своих родителей и присоединиться к нам, — предложила Келли.

— О, это было бы нечто, не так ли? — Сара засмеялась, натягивая свою одежду. — Мама и папа смотрят, как я трахаюсь!

— Это их, вероятно, ты и будешь трахать, сосать и лизать, — сухо заметила Келли.

***

После того, как Сара ушла, Келли и Джон просто валялись на кровати голыми, и болтали. Вдруг раздался стук, и прежде, чем кто-либо из них успел среагировать, Карин открыла дверь и вошла, на ее лице отразился очередной шок, когда она увидела своих близнецов, лежащими нагими на кровати.

— Что вы себе думаете? — сердито спросила мать.

— Ой, мама, расслабься, — сказала Келли, смеясь. — Зачем опять притворяться? Джон просто трахнул Сару, она больше не девственница, а я, вроде как, помогала. Теперь мы отдыхаем, хорошо?

— Нет, это не нормально, — раздраженно воскликнула Карин. – Мы уже говорили об этом.

— Да, мы говорили об этом и ни с чем не согласились, — сказала Келли. — И до сих пор не согласны. Ты сама показала нам, что заниматься сексом с кем угодно и когда угодно — это нормально, достаточно, чтобы папа не знал. Что ж, это именно то, что мы и делаем. И если мы хотим заниматься сексом вместе, как и вы с Джоном делали, и не раз, мы будем, — сказала она, протянув руку и схватив член брата. — И ты всегда можешь присоединиться к нам, независимо от того, кто в этом участвует.

— Разве вы не понимаете, насколько это неправильно? — в отчаянии спросила Карин.

— А мне не кажется это неправильным, — возразила Келли, наклоняясь и всасывая член Джона в рот. — На самом деле, это довольно приятно, у него тут Сарин нектарчик.

— Что ж, я этого не потерплю, — твердо сказала Карин.

— Так, мама, — сказала Келли, отрывая лицо от члена Джона. — Мы пытались быть к тобой обходительны и вежливы, но ты сама вынуждаешь нас принять меры, своим ханжеством. Вот как теперь будет. Мы не хотим слышать от тебя ни слова о том, что ты думаешь о том, что мы делаем. Ты сама подала пример. Если ты снова будешь беспокоить нас по этому поводу, мы скажем папе, что ты трахаешься с Томом каждое утро после того, как он уходит на работу. Уверен, ты этого не хочешь, не так ли?

— Вы бы не посмели! — сказала Карин, от страха у нее засосало под ложечкой.

— Почему бы и нет? — со смехом сказала Келли, — если это единственный способ держать тебя в рамках. И, еще, если мы захотим, чтобы ты присоединилась к нам, и мы пригласим тебя, то ты будешь согласна.

— Что вы имеете в виду? — удивленно спросила Карин.

— Это означает, что если Джон захочет трахнуть тебя, ты позволишь ему. Если он захочет трахнуть тебя в задницу, ты позволишь ему. Если он захочет, чтобы ты отсосала его член, или он захочет полизать твою киску, или, если уж на то пошло, если я захочу, чтобы ты лизала мою киску, или я захочу отлизать твою, ты будешь это делать. Или я скажу папе.

— Ты же не серьезно?

— Более чем, — сказала Келли, садясь и издевательски улыбаясь. — Я не хочу проблем, но, если ты не преодолеешь себя, мне придется.

— О Господи, что же я наделала? — Карин всхлипнула, закрыв лицо руками.

— Ты трахалась с Томом сегодня, после того, как мы пошли в школу, не так ли? — внезапно спросил Джон, поглаживая Келли по голове, когда та продолжила сосать его член.

— Да как ты смеешь об этом спрашивать! — воскликнула Карин, ее лицо покраснело, когда она вспомнила то, что было утром.

— Видишь, ты такая лицемерка, — сказала Келли, отрывая лицо от члена Джона. — А теперь либо разденься и присоединяйся к нам, либо уходи, — сказала она, снова заглатывая член Джона.

Карин смотрела, как ее дочь очень умело сосет член ее сына. Джон не переставал гладить Келли по голове и ни на секунду не сводил глаз с Карин. Та знала, что должна уйти, что должна остановить их, но как она могла? Она чувствовала себя такой бессильной, смотря, как Келли ставит член Джона, умело отсасывая ему. Она смотрела и чувствовала, как начинает течь. Она уже имела член Джона внутри себя, но никогда не осознавала, как он прекрасен, по крайней мере, такой же большой, как и у его отца, если не больше. И казалось, что у его члена такой же невероятный контроль над ней, как и у отцовского члена. Она не могла от него отвернуться. Келли заметила это и пристально посмотрела на нее, продолжая сосать. Она качала головой вверх-вниз, каждый раз беря в рот весь член брата.

Джон начал стонать, и Карин знала, что в любую секунду он потеряет контроль и кончит. Она не сомневалась, что Келли проглотит всю его сперму, она видела пример с Генри и Джеймсом накануне. Очевидно, она так же любила вкус спермы, как и она сама. Вот оно, подумала она, улыбаясь. Джон выгнул спину, Келли сосала и сосала его член, не останавливаясь, пока он не упал обратно на кровать, полностью измученный и буквально высосанный досуха.

Улыбаясь, Келли встала с кровати и неторопливо подошла к матери. Ее грудки соблазнительно и мерно покачивались при ходьбе. Карин смотрела на свою дочь, это была какая-то, как будто неизвестная ей девушка. Келли встала прямо перед ней, протянула руку и обняла мать за шею, притянув ее лицо к своему, нежно поцеловав в губы. Карин не знала, что делать, она никогда раньше не целовала другую женщину. Она почувствовала, как мягкий язык Келли ласково приоткрыл ее губы, она уступила, открыла свой рот и позволила своему собственному языку выскользнуть в рот дочери, чтобы приласкать там ее язык. Внезапно ощутила знакомый вкус, а затем поняла, что Келли делится с ней полным ртом спермы, малафьи ее сына, Джона. Карин автоматически сглотнула, отметив, что сперма Джона была сладкой, очень вкусной.

— Разве Джон не вкусненький, мама? — спросила Келли. — Подожди, пока не попробуешь это непосредственно из источника. Но ведь ты уже сделала это, не так ли? Мне не терпится попробовать твою киску, мама, особенно после того, как Джон закончит трахать тебя. Разве это не возбуждает тебя? Хотя бы немного, подумай, твоя собственная дочь будет лизать твою киску после того, как твой сын отъебет тебя? Думаю, это звучит восхитительно пошло, и я так не могу этого дождаться.

— Извини, мама, но это я сказал Келли, какой у тебя прекрасный вкус. Это единственное, что я знаю, ты такая же сладкая, как и Келли, — сказал Джон, вставая на ноги. — Может быть, если папа не появится сегодня вечером, мы втроем сможем повеселиться вместе.

— Я не могу этого вынести, — всхлипнула Карин, закрыв лицо руками.

— Мама, все же в порядке, — сказала Келли, почувствовав себя неуютно и обняв мать за плечи. — Не о чем плакать. Никто не пострадает.

— Просто вы мои дети, и я должна давать вам положительный пример, а я всё порчу. Я чувствую себя развратной извращенной неудачницей.

— О, мама, ты вовсе не такая, — сказала Келли, крепко обнимая ее. — Мы любим тебя так сильно, и даже больше теперь, когда знаем, что ты так похожа на нас, — сказала она, легонько подталкивая ее к кровати, усаживая и притягивая к себе. — Мы просто хотим, чтобы ты была счастливы, как и мы, — сказала она, прижимаясь к матери и чувствуя, как Карин рукой скользит по ее телу, чтобы обнять посильнее.

Келли притиралась извивающимся телом к матери, из-за чего рука той случайно задела и задержалась на ее грудке. Карин быстро отдернула руку, но Келли схватила ее и вернула на ранее облюбованное место, и улыбнулась.

— Мне нравится, когда ты обнимаешь меня вот так, — сказала Келли. — Так хорошо.

— О, Келли, — вздохнула Карин, качая головой. — Я просто не знаю, что делать.

— Просто наслаждайся, мама, просто наслаждайся, — ответила Келли, скользя своей ручкой по телу матери и обхватывая ей одну из ее грудей. — Разве не к этому надо стремиться?

— Но что, если ваш отец узнает? — спросила Карин, нежно массируя грудь Келли, сама не осознавая этого.

— Тогда надо включить его в наши игры, — сказал Джон, вставая с торчащим членом прямо перед своей матерью.

— Готова поспорить, я смогу заставить папу трахнуть меня, — сказала Келли со смешком. — Это должно быть легко. Я могла бы задразнить его до сумасшествия, прежде чем позволить ему сделать это. Ты ведь не рассердишься, мама?

— Он не посмеет прикоснуться к тебе! — воскликнула Карин.

— Почему бы и нет, мама, ты же прикасаешься ко мне, — сказал Джон, двигая бедрами вперед так, что его член потерся о лицо матери. — Давай, пососи у меня, мама, — предложил он. — Просто сделай это.

— Ох, Джон, — вздохнула Карин, протянув руку, чтобы взять в нее член сына. — У тебя действительно красивый хуй, — сказала она, потирая его рукой. — И такой приятный на вкус.

— Вот и славно, мама, просто сделай это, — подбодрила ее Келли. — Соси его.

Не в силах сопротивляться, Карин открыла рот и стала сосать член сына. Она ощутила, как он вырос в полный рост у нее во рту, почувствовала вкус предспермы, уже текущей из головки и вылизала ее. Келли просунула руку ей под юбку и потерла киску. На ней не было трусиков, поэтому Келли легко смогла проскользнуть пальцами между гладкими половыми губками в самый эпицентр. Потом она почувствовала, как Джон толкает ее назад, взбирается на нее сверху, оседлав грудь, продолжая кормить ее своим членом. Она охотно раздвинула колени, почувствовав на них руки Келли и была вознаграждена игрой язычком дочери в ее киске Она сосала у сына, у нее отлизывала дочь.

Так они сосались и лизались, не прекращая, пока каждый не пососал или полизал друг друга по несколько раз, кончая в рот партнеру. Наконец утихомирились, и лежали на кровати обнаженными бок о бок — мать, сын и дочь, полностью вымотанные, от доставленных себе и близким наслаждений.

— О, мама, это было так замечательно, — выдохнула Келли, рукой поглаживая тело матери, лежащей рядом.

— Да, Келли, было, — согласилась Карин. – Вы, двое, действительно нечто, знаете ли.

— Просто мы твои дети, — смеясь сказала Келли. — И я собираюсь побрить свою киску, чтобы она была такой же, как твоя. Так приятно “есть” гладкую пизденку. Надо сделать так, чтобы и мою киску было легче лизать.

— Я никогда не пробовала до этого ни одной женщины, — призналась Карин.

— Ну, разве киски не классные, мама? — воскликнула Келли, садясь, лицо ее сияло от улыбки. – Их вкус неповторим, не хуже мужской спермы, и совершенно другой. Мне больше всего нравится вкус хуя, кончающего мне в рот, который только что побывал в сладкой пизденке. Я видела, что тебе это тоже нравится. Тебе же нравится вкус твоей собственной киски на хуйке, не так ли?

— Полагаю, что да, — призналась Карин. — Я никогда не думала об этом.

— Нам лучше одеться, — предложил Джон. — Папа должен быть дома с минуты на минуту.

— О боже, ваш отец, — сказала Карин, садясь. — Что мы будем делать?

— Просто предоставь это мне, — ответила Келли, вставая на ноги. — Я начну с ним сегодня вечером. К следующей неделе он будет умолять меня дать ему выпить мою мочу.

Они рассмеялись. Начали одеваться и закончили буквально за минуту до того, как Джейсон Редсон въехал в гараж.

***

Когда Келли услышала, что мать зовет их на ужин, она улыбнулась, подумав о реакции, которую вызывет ее наряд. Когда она нетороплива вплыла в столовую, у всех перехватило дыхание от одного взгляда на нее. На Келли была футболка до середины бедра и ничего больше, хотя не все этого осознавали. Очевидно, на ней не было бюстгальтера, и твердые торчащие соски выпирали сквозь тонкий белый материал.

— Привет, папа, — сказала она, наклоняясь, обнимая и целуя его, не забыв потереться о него своими сиськами.

Джейсон немного неловко заерзал, когда его почти обнаженная дочь обняла его. Когда она целовала его в щеку, он ощутил, как ее красивые сиськи прижались к его руке, которую словно прострелило током. «Она определенно выросла. Уже женщина. Красивая и молодая», — подумал он, с тревогой осознавая, что его член реагирует на этот факт. Во время еды он старался не пялиться на нее, но ему это не всегда удавалось. Пару раз, когда Келли за чем-то тянулась через стол, ее футболка натягивалась на теле. Джейсон не заметил ни каких следов белья под ней. У него перехватило дыхание, он понял, что на Келли, скорее всего, нет трусиков.

Ужин закончился, близнецы помогли матери убраться. Джейсон с удовлетворением отметил, что все, что вызывало напряжение между ними и Карин, исчезло и что они опять стали счастливой, и очень близкой семьей, которую он всегда знал. Пока они не закончили уборку, он решил посмотреть телевизор. Закончив и войдя в гостиную, Карин села рядом с ним на софе, прижавшись к нему вплотную, Джон сел на один из больших стульев, а Келли плюхнулась на живот перед диваном прямо у телевизора. Джейсон упорно старался не смотреть на ее ноги, особенно туда, где они исчезали под футболкой, гадая, были ли на ней трусики.

Пока смотрели телевизор, Карин прижалась к нему, чего она давно не делала. Нашли захватывающий фильм и вскоре все увлеклись им. Затем Джейсон заметил, что Келли время от времени корчилась в особенно напряженный момент в фильме, и что ее движения приводили к натягивания футболки на теле. Он не был уверен, но ему показалось, что под футболкой он увидел редкие прядки волос. Затем в особенно пугающей сцене Келли закричала, немного подпрыгнув, прежде чем плюхнуться обратно, но на этот раз футболка задралась над задницей до талии, оставив ее обнаженной до пояса.

Джейсон ничего не сказал, он просто смотрел на раскрытую киску своей дочери, раскинувшуюся перед ним на полу, а Карин прижималась к нему, очевидно ничего не замечая. Джейсон видел, как капельки выделений из киски блестели между раскрытыми половыми губками Келли. Его член стал тверд как скала, при взгляде на свою дочь, лежащую перед ним на полу. Наконец кино закончилось. Келли начала медленно подниматься, сначала на четвереньки, ее сочная киска прямо-таки издевательски извивалась перед его лицом, потом на ноги. Она подошла, обняла и поцеловала его на прощание, снова прижавшись к нему своими сиськами, и отправилась спать. Джон поцеловал маму, пожелал им “спокойной ночи” и оставил их одних.

— Что это, Джейсон? — спросила Карин, обхватывая его твердый член. — Это для меня?

— А почему бы и нет? — сблефовал тот.

— Возьми меня прямо здесь, Джейсон, — сказала Карин, соскальзывая с дивана и становясь на колени между его ногами на полу. — Трахни меня, — сказала она, раздеваясь и откидываясь назад, широко расставив колени. Джейсон в недоумении уставился на нее.

Он начал стягивать с себя одежду, стараясь раздеться как можно быстрее, затем нырнул на жену и пронзил ее своим членом без всяких прелюдий, оттрахал, как сумасшедший, все время представляя себе свою дочь. Джон и Келли понаблюдали за этим процессом из-за двери, удовлетворенно улыбнулись, услышав, что он кончает, затем на цыпочках прокрались обратно по коридору, чтобы провести ночь вместе в комнате Джона.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?