Сервис. Глава 07

На следующее утро Джон проснулся от знакомого ощущения, Келли сосала его член и опустила свою киску ему на лицо. “Как я люблю просыпаться вот так”, — подумал Джон, скользнув языком в щелку сестры, допивая ее уже текущие соки. После того, как Келли кончила от языка брата, она повернулась и оседлала его, легко скользя по его члену обволакивающей киской.

— Мне нравится твой член, Джон, — сказала она, медленно трахая его.

— И мне нравится, что ты любишь мой член, — сказал Джон, толкаясь ей навстречу. — Как ты себя чувствуешь сегодня утром?

— А, ты о моей заднице? — спросила Келли, скользя киской по его члену. — Не больно или что-то в этом роде, если ты это имеешь в виду. Ты хочешь трахнуть меня в задницу?

— Я буду трахать тебя везде, куда ты хочешь, — ответил Джон.

— Ну, сейчас я хочу, чтобы ты был в моей киске, — сказала она, — но потом я хочу, чтобы ты трахнул меня в жопку.

— Боже, Келли, ты нечто, — сказал Джон, чувствуя, что у него начинает крутить яйца. — Думаю, что сейчас кончу. Куда ты хочешь?

— О, я, конечно, хотела бы снова почувствовать, как ты кончишь в мою киску, — сказала она, — но сейчас мне нужен мой любимый завтрак.

— Тебе лучше поторопиться, — сказал он, когда она слезла с него и развернулась, чтобы засосать его липкий член в свой рот, снова опустив свою киску на его ожидающий язычок. Когда язык вошел в ее дырочку, Джон почувствовал, как его яйца взорвались, пока Келли досасывала его член. Он ласкал ее киску, пока она не высосала всю сперму из его органа, глотая всё, и только закончив, оторвала голову от его колен.

— Боже, как мне нравится вкус твоей спермы, — сказала она, слезая с его лица и поворачиваясь, чтобы поцеловать, пробуя себя на его губах и зная, что он чувствует вкус своей собственной спермы на ее. — Но мне лучше уйти отсюда до того, как проснутся мама и папа, — сказала она, вставая на ноги. — Спасибо за хороший секс.

— Да, тебе тоже, — сказал Джон, ухмыляясь, глядя, как ее обнаженная задница покачивается, когда она выходит из его комнаты. – Ну что за прекрасная сестра! — пробормотал он, вставая.

Они закончили завтрак, попрощались с матерью и поехали в школу. Обсудили тот факт, что теперь у них есть 2500 долларов за пару часов приятного во всех отношениях секса, и то, как легко будет сделать намного больше, и тут вдруг Джон нажал на тормоз своего велосипеда.

— Черт, я забыл домашнее задание, — сказал он. — Я забыл об нем раз на прошлой неделе, и училка сказала, что посчитает его несделанным, если я снова его забуду. Я должен вернуться и взять его.

— Что ж, поторопись, — сказала Келли. — Увидимся.

Джон нажал на педали и покатил домой так быстро, как только мог. Они ведь были почти у школы, когда он развернулся, вспомнив о домашке. Свернув на свою улицу, он увидел синий «БМВ», так похожий на тачку Тома Хендерсона, на их подъездной дорожке. Подойдя к дому, Джон увидел, что это действительно «БМВ» Хендерсона. Интересно, зачем он здесь в это время утра. Джон тихонько слез со своего велосипеда и направился в гараж пешком, по какой-то причине, не заехав в него, как обычно.

По той же непонятной причине, стараясь сохранять тишину, Джон подошел к двери на кухню из гаража и заметил, что она не закрыта полностью, что есть зазор примерно в дюйм или около того, и что он может видеть кухню и стол в столовой. То, что он увидел, потрясло его до глубины души. Его мать лежала на спине на обеденном столе, руками держа свои колени вверх и в стороны, а Том Хендерсон сидел на стуле, уткнувшись лицом между ее ног. Джон не мог видеть киску своей матери, но он без сомнения понял, особенно из-за звуков, которые издавала его мать, что Том Хендерсон лизал киску его мамы.

Затем Том поднял лицо от промежности Карин и встал, а Джон смотрел прямо в киску своей матери, широко открытую, красную и пухлую, прям как у Келли, когда он трахал и лизал ее. Он увидел, что у его матери был такой же большой клитор, как и у сестры, и теперь он знал, от кого Келли наследовала свой. Он увидел, как материна рука опустилась между ног, и два пальца вонзились в киску, исчезли внутри нее, пока она умоляла Тома трахнуть ее.

Том обошел край стола и предложил свой крепкий член их матери, которая немедленно открыла рот и поглотила его, посасывая, он начал трахать ее в рот. Джон с изумлением смотрел, как его мать берет весь член Тома в свой рот каждый раз, когда он толкает его вперед, всасывая его прямо в горло. Ему было трудно оторвать глаза от киски своей матери, когда ее два пальца скользили внутрь и наружу, ее огромный клитор торчал, буквально умоляя его обсосать. Он понял, что у него в штанах стальной стержень, или каменный, и это от вида его матери. Внезапно он заметил, что отличало киску его матери от сестринской. Пизда его матери была абсолютно безволосая. Она побрила ее так же, как и Кэти Адамс.

Он услышал стон Тома и вернулся к просмотру минета, который делала его мать. Он видел, как она держит член любовника в руке, коронообразная головка находилась у нее во рту, а ее язык бегал вокруг нее, и вот струи спермы хлынули ей в рот. Дважды ей приходилось смыкать губы на члене, чтобы глотать и глотать сперму, которая заполняла ее рот, но затем она вернулась к тому, чтобы просто обводить его языком, открывая рот, когда Том спускал в него содержимое своих яичек. Когда же он, наконец, закончил кончать, Джон увидел, как она снова покрыла ртом его член, и засосала как сумасшедшая, не позволяя ему потерять свою твердость. Наконец она выпустила его член изо рта, кончина осталась на подбородке.

— А теперь, Том, трахни меня посильней, выеби меня, — сказала она ему, вынимая два пальца из своей киски и используя их, чтобы протолкнуть сперму со своего подбородка в рот, и обсасывая их.

Джон видел ее широко открытую щель, отвердевший и торчащий клитор, прежде чем Том встал между ее ног и заблокировал обзор. Когда он увидел, как его бедра двинулись вперед, и услышал вздох матери, Джон понял, что Том заполнил пизду матери своим членом, и по движениям его бедер он понял, что теперь он ее ебет, на обеденном столе. Он слышал, как хлюпает член Тома, входя-выходя из киски его матери.

— Снимай рубашку, чтобы я мог видеть твои сиськи, — выдохнул Том, продолжая трахать ее.

Вид у Джона был заблокирован, но он видел, как задвигались руки его матери, а затем она уронила свою рубашку на пол, рядом со столом, и теперь он знал, что она лежит там абсолютно голая, пока Том трахал ее.

— О да, трахни меня, Том, въеби мне, — кричала она, когда Том вбивал свой член в ее киску. — Тебе нравится трахать мою пизденку, Том? – ахнула она. — Нравится?

— Ага, у тебя классная киска, — ответил тот, хлопая своими бедрами по ее.

— Ты собираешься кончить в меня? — спросила она, приподнимая бедра, чтобы встретить его толчки.

— Я собираюсь кончить на тебя всюду, — выдохнул Том, замедляясь. — Тебе бы это понравилось? — спросил он, медленно вынимая член из ее киски.

— Ой, вставь его обратно, вставь обратно, — вскричала она, приподнимая бедра, чтобы попытаться поймать его член.

— Конечно, я вставлю его обратно, — сказал он, потирая членом о ее набухший клитор, заставляя ее подпрыгивать.

— Ой, выеби меня, Том, трахни меня, — умоляла она.

— Все по твоей команде, — сказал Том, двигая бедрами вперед.

— Ой, ой, ой, моя задница, — воскликнула Карин. — О, он такой большой.

Джон понял, что Том втолкнул свой член в попу матери и теперь трахает ее туда. Он вспомнил, как смотрел, как Келли трахают в зад, а также как он сам ебал миссис Адамс в жопу, и теперь ему было просто необходимо убедиться в этом самому. Не задумываясь, Джон толкнул дверь и ворвался в комнату, быстро подошел к Тому и уставился на его член, входящий и выходящий из задницы его матери, в то время как ее киска зияла над ним, ее клитор был большим, опухшим и торчащим наружу.

— О боже, Джон, Джон, что ты здесь делаешь? — ахнула Карин, когда увидела сына.

— Я забыл свою домашку, — ответил Джон, не отрывая глаз от киски и задницы его матери, член Тома не замедлял движения.

— Стой, стой, — выдохнула Карин, пытаясь сесть несмотря на то, что член Тома пилил ее попу. – Тут мой сын.

— Я еще не закончил, — сказал Том, толкая ее обратно на стол, продолжая вводить свой член в ее зад и обратно. — Твоя мать — одна из величайших сучек в мире, — выдохнул он, улыбаясь Джону. — Она красивая, и все три ее дырочки любят член. И она может кончать, как никто другой, если ты знаешь, как правильно ее стимулировать, вот так, — сказал он, сжимая ее клитор пальцами и потягивая его.

И действительно, Джон видел, как его мать корчится на столе, когда оргазм охватил все ее тело. Он видел, как сок из зияющей дыры ее пизды течет вниз, покрывая член Тома, скользящий в ее жопе.

— О, боже, нет, — кричала Карин, оргазм полностью контролировал ее тело, член Тома безжалостно пилил ее зад.

— Вот, Джон, сделай это для меня, — выдохнул Том, выпуская клитор Карин.

— О, боже, нет, пожалуйста, — воскликнула Карин, смотря, как ее сын протянул руку между ее ног и схватил клитор между большим и указательным пальцами, сжимая его и снова отправляя ее в неконтролируемый оргазм, в то время как член Тома продолжал накачивать ее зад.

Джону нравилось ощущать то, как он растирает большой толстый клитор своей матери между своими пальцами. Он был и мягким, и твердым одновременно и восхитительно скользким. Он увидел, как из ее дырки текут слюни вперемешку с выделениями, и, не раздумывая, скользнул другими тремя пальцами в киску. Он был удивлен, почувствовав, как ее влагалище сжимает его пальцы и буквально всасывает их. Он ощущал, как член Тома скользит взад-вперед через мембрану, отделяющую влагалище от прямой кишки, его мать корчилась на столе, кончая снова и снова. Он начал погружать свои пальцы в киску матери и из нее, трахая ее пальцами, продолжая манипулировать ее клитором.

— О, боже, я собираюсь кончить, — простонал Том, и Джон действительно почувствовал, что член Тома, кажется, стал больше через мембрану. Джон почувствовал, как он брызнул, стреляя спермой прямо в кишечник матери, затем Том вытащил свой член из ее задницы и начал пулять своей спермой по всей ее киске, покрывая также и пальцы Джона. Тот продолжал трахать свою мать пальцами, втирая сперму Тома в ее киску, когда ее оргазм уже начал утихать.

— Сунь пальцы ей в рот, — приказал Том Джону, хищно улыбаясь.

Джон неохотно вынул руку из киски матери, сперма покрывала его пальцы вместе с ее обильным соком. Он занял позицию у стола, где он стоял прямо рядом с ее плечом, видя ее запрокинутую голову, ее рот открылся, она задыхалась, вздымались ее груди с большими твердыми сосками, торчащими прямо вверх, умолявшими о внимании. Неуверенно Джон протянул свою покрытую липкой спермой руку и задержал ее прямо над открытым, тяжело дышащим ртом матери. При этом капля спермы соскользнула с его пальца в ее рот. Он смотрел, как она закрыла рот, проглотив каплю, а затем снова открыла, продолжая задыхаться. Джон опустил пальцы в рот матери, чувствуя, как ее мягкий язык соприкасается с ними, затем ее губы сомкнулись на его руке, она сосала и облизывала сперму Тома и ее собственные соки с его пальцев. Другой рукой Джон протянул руку и накрыл одну из ее грудей, его пальцы нашли и сжали твердый сосок.

— Может, тебе лучше взять то домашнее задание, которое ты забыл, и пойти в школу, — сказал ему Том, выводя его из транса.

Джон выдернул руку изо рта матери, побежал в свою комнату, схватил домашнее задание и побежал обратно на кухню, чтобы добраться до гаража и до своего велосипеда. Пробегая по кухне, он увидел, что Том переместился и снова начал кормить своим членом сосущий рот матери. Он не мог поверить в то, чему он только что стал свидетелем, и что сделал сам. Неудивительно, что Келли такая, какая она есть, подумал он, она такая же, как их мать.

Придя в школу, Джон успел сдать домашнее задание, прежде чем прозвенел звонок, возвещающий о конце урока. Пошел искать Келли и, наконец, нашел ее в кафетерии, где она сидела и разговаривала с Бекки Хендерсон. Вот так совпадение. Когда Келли увидела выражение его лица, она поняла, что что-то случилось.

— Джон, в чем дело? — спросила она, глядя на него.

— Я расскажу тебе позже, — сказал он, не желая расстраивать Бекки или выдавать их секреты.

— Все в порядке, скажи мне сейчас, — настаивала Келли, не имея представления о том, что он хотел ей сказать.

— О, я думаю, это должно подождать, — посоветовал ей Джон, взглянув на Бекки.

— Бекки никому не расскажет, да, Бекки? — Келли ответила, обращаясь к своей подруге.

— Обещаю, — согласилась Бекки, крестя сердце.

— Не думаю, что ты хочешь это услышать, Бекки, — сказал ей Джон, заметив, как прелестно она выглядит, сидя рядом с Келли.

— Ну, если ты можешь сказать это Келли, ты, конечно, можешь сказать и мне, — ответила она.

— Ну, это о твоем отце, — предупредил Джон ее, и, особенно, Келли.

Он увидел, как Келли вздрогнула от его слов, и поняла, что, возможно, ему не следует сейчас ничего говорить, но было уже слишком поздно, Бекки настаивала.

— Если это про моего отца, я определенно хочу это услышать, — упорствовала она.

— Тебе это не понравится, — категорично сказал ей Джон.

— Что ж, не попробуешь, не узнаешь, — сказала та, отчаянно решив узнать, что же Джон считал таким серьезным.

— Не говорите, что я вас не предупреждал, — сказал Джон им обоим, глядя на Келли и слегка покачивая головой из стороны в сторону.

— Может, он не должен нам рассказывать, — сказала Келли, внезапно перестав быть уверенной в том, что хочет, чтобы Бекки услышала то, что скажет ей Джон.

— Нет, если это о моем отце, я имею право знать, вот и все, — настаивала Бекки, начиная злиться.

— Ладно, — согласился Джон. — Но я предупреждал тебя, помни об этом. Когда я вернулся, чтобы забрать свою забытую домашку, я увидел машину твоего отца около нашего дома.

— И что? Он работает с твоим отцом. Что тут необычного? — спросила Бекки.

— Ну, например то, что моего отца не было дома, — ответил Джон. – А вот мама была.

— Ну, наверное, он что-то должен был отдать, — предположила Бекки.

— Да, он определенно что-то отдал, — согласился Джон, улыбаясь и вспоминая. — Но не моему отцу, а моей матери.

— И что? Что он передал?

И, Джон рассказал им о том, что видел, для удобства опуская свое активное участие в этих игрищах.

— Это ложь! — крикнула Бекки, вскакивая на ноги. — Мой отец никогда бы не сделал ничего подобного.

— Ты думаешь, я так придумываю истории о своей матери? — спросил ее Джон, злясь, что она не поверила его словам. — Спорим, он приходит так каждое утро, прежде чем идти на работу.

— Ты лжец! — Бекки крикнула ему, слезы навернулись на ее глаза. — Мой отец любит мою мать.

— Я не думаю, что это имеет какое-то отношение к любви, — сказал Джон. — Это был просто секс.

Когда Бекки заплакала, Келли притянула ее и села рядом, обняв за плечо.

— Послушай, может быть, ты и права, и Джон не совсем понял то, что, по его мнению, он видел, — предположила Келли. — Есть очень простой способ узнать.

— Как? — спросила Бекки, вытирая глаза.

— Почему бы тебе не переночевать у нас дома, а утром мы все по-шпионим за нашей матерью и посмотрим, не случится ли что-нибудь. Немного опоздаем в школу, но это не должно быть проблемой.

— О, мои родители никогда не позволят мне сделать это на учебной неделе, — сказала Бекки, качая головой.

— Конечно, позволят, — заверила ее Келли. — Просто скажи им, что мы с тобой должны будем поработать над проектом, который запланирован на завтра, и они позволят тебе переночевать у нас. Почему бы и нет? Они же не могут подозревать, что что-то случится. Позвонишь им потом, после школы, из нашего дома.

— Но как насчет моей одежды и прочего? — спросила Бекки.

— У нас примерно один размер, — заметила Келли. — Можешь одолжить что-нибудь у меня, хорошо?

— Ну, если они скажут, что все в порядке, — согласилась Бекки.

— Хорошо, увидимся позже, — сказал Джон, спеша на следующий урок.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.