Проделки купидона. часть 6

*** Мари ***

— Дай мне секунду, — говорит она и оставляет сына в спальне.

В ванной она берет полотенце, смачивает его теплой водой и вытирает лицо, удаляя остатки спермы и пота. Она избегает смотреть себе в глаза. Вина все еще бушует внутри нее, и всякий раз, когда она угрожает сокрушить ее, что-то еще отбрасывает ее обратно. Что-то намного большее и сильное. Пылающий огонь похоти к члену ее сына. От одной мысли об этом у нее появляются мурашки на коже. Одежда окончательно испачкана. Брюки в пыли, а блузка испачкана спермой.

Полностью обнаженная, с волосиками на лобке как единственная форма скромности, она входит в спальню, где видит, что Гейб тоже обнаженный. Ее поражает, насколько он похож на своего отца. У них такой же тонкий след волос, спускающийся на грудь и живот, и удивительно жесткая, но короткая заплатка вокруг бойца. Если закрыть глаза, то ей нетрудно представить, что она занимается любовью со своим мужем. Их голоса даже звучат одинаково. Ей не нужно было бы чувствовать вину и сосредотачиваться только на удовольствии.

Нет, Мари качает головой. Нет, она не собирается делать вид, что перед кто-нибудь, кроме сына. Его улыбка, его тело, неизбежные признаки его возбуждения.. . он не заслуживает обмана. Она собирается трахнуть своего сына, потому что он ее сын. Она хочет заниматься запретной грязной любовью. Она этого хочет.

— Давай сделаем это, — говорит она, опускаясь на кровать.

Как? – спросил он.

Конечно, ты знаешь, куда ведет это… — усмехается она, указывая на его эрекцию.

Я имею в виду, на какой позе.

Какую позу она выбирает? Решение приходит к ней мгновенно. Она ложится на свою сторону кровати, кладет голову на подушку. Она раздвигает ноги и манит его.

Милый, старый миссионерский стиль. Так она сможет смотреть в его прекрасные глаза.

Гейб соглашается, встав на колени между ее ног. Он хватает ее за бедра, и его сильные пальцы впиваются в ее плоть. Он поднимает ее и подтягивает ближе. Он направляет конец своего члена к ее входу, но затем останавливается.

— Что случилось? — она спрашивает.

— Ничего, — говорит он, глядя ей между ног. — Просто твоя киска такая красивая.

— Бьюсь об заклад, с твоим идеальным членом внутри она была бы еще красивее.

Это все, что ему нужно. Он врывается внутрь, и ее живот взрывается от радости. Спустя столько лет она, наконец, снова чувствует себя живой. Как ей не хватало этого прекрасного ощущения занятия любовью с мужчиной.

Она обхватает Гейба за шею и притягивает его ближе. Он упирается, боясь раздавить ее. Она притягивает его голову ближе, пока не чувствует его дыхание. Он наклоняет голову, и они целуются. В этот момент, она обнаруживает большую разницу со своим мужем. Гейб целуется совсем по-другому. Менее опытный, но более голодный. Как будто он хочет сделать все сразу и не может решить, на чем сосредоточиться. Его толстый член входит и выходит из нее в размеренном темпе. Обхватив его ногами и сцепив ступни за его спиной, она заставляет его двигаться быстрее. Она подталкивает его, чтобы он входил все глубже и сильнее. Тем не менее, он сопротивляется. Он осторожен. Он не хочет причинить ей боль.

Она прерывает поцелуй.

— Трахни меня сильнее, пожалуйста, — хрипит она. — Я не буду ломаться.

Наконец он отвечает, и это прекрасно. Его член разжигает огонь внутри нее с нужной скоростью. Когда он входит внутрь, его вес прижимает ее к матрасу. Он хватает ее левую грудь и сжимает ее. Она ласкает его спину и проводит пальцами по его волосам. Они целуются и занимаются любовью. Они переводят дыхание и смотрят друг другу в глаза. Она чувствует, что он приближается к краю, она использует все свои силы, чтобы втянуть его глубже. Она хочет совершить последний акт извращения. Она хочет почувствовать, как ее сын кончает в нее. Одна только мысль об этом, сводит ее с ума, она ощущает себя на десятом небе, она чувствует, как его член начинает извергаться. Его губы находят ее, и он целует ее, высвобождая свое семя.

*** Гейб ***

Раздается звонок в дверь.

Они оба одновременно вздрагивают, но реальность прерывает их занятия любовью. Они оба потные, покрытые различными телесными выделениями, только сейчас осознают, что остальной мир существует.

Снова звонит звонок.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спрашивает его мать.

— Нет, я…

Гейб пытаеся вспомнить, какой сегодня день, вдруг он понимает, что это все еще День святого Валентина. Он оборачивается и смотрит на будильник на тумбочке. Уже почти пять часов. Весь день они провели в постели.

Черт! – проклинает он.

— Что?

Гейб спрыгивает с кровати и тянется за одеждой. Он дважды спотыкается, пытается протолкнуть ногу сквозь штанину штанов натягивает футболку через его голову. На нижнее белье нет времени. Он распахивает дверь спальни и торопливо спускается по лестнице, грохот может разбудить мертвого.

В дверях стоит сияющая, нарядная Кайла. Ее улыбка застывает, когда она видит его состояние.

— Ты еще не одет? – она надувает губки.

— Ага, ты об этом? — заикается он. – Понимаешь я не думаю, что…

— Почему?

— Мне не здоровится, я себя нехорошо чувствую.

— Я вижу. Твои штаны одеты задом наперед, — хихикает она.

Он смотрит вниз и понимает, что это так.

— Эээ, у меня поднялась температура, — лжет он и делает вид, что кашляет.

— Ты не можешь сделать это со мной в День святого Валентина!

— Мне очень жаль.

— Так что, ты ждешь, что я приготовлю тебе суп вместо хорошего ужина?

— Нет, я думаю, мы должны просто прекратить все это.

— Но сегодня День святого Валентина! Завтра все будет иначе.

— Я имею в виду не только сегодня. Я имею в виду, что я расстаюсь с тобой.

— КАК!? — визжит она, и все следы радости испаряются.

— Мне-правда-прости-пока, — быстро говорит он и захлопывает дверь.

— ГАБРИЭЛЬ! — раздается ее приглушенный крик.

Снова звонит дверной звонок, и Кайла сердито стучит в дверь. Гейб уже подумал снова открыть дверь, но понимает, что ему все равно, что он когда-нибудь снова увидит ее. Весь вчерашний день он мечтал, что наконец-то с ней повезет, а теперь это самое далекое от его мыслей.

— ГРЕБАНЫЙ КОЗЕЛ! — кричит она в последний раз перед входом.

— Милая девушка, — говорит Мари.

Она стоит наверху лестницы, обернувшись полотенцем. Как только он поднимает взгляд, она отпускает полотенце.

— Думаю, тебе просто придется сделать со мной все, что ты упустил, — с намеком зовет она.

— Ты уверена? — спрашивает Гейб.

— Совершенно!

Перепрыгивая через две ступеньки, Гейб мчится мимо растерянной Мари в свою комнату. Через пять секунд он возвращается без одежды и с маленькой бутылочкой смазки.

Что это? — недоуменно спрашивает она.

Улыбаясь, Гейб хватает ее за плечо и прижимает к стене. Она удивленно ахает, но не сопротивляется. Он открывает колпачок и выдавливает на средний палец каплю холодной смазки.

— Ой! — пищит она, когда он кончиком пальца толкает ее задний проход.

Ты все еще уверена в том, что хочешь чтобы я сделал, то что собирался сделать с ней? — спрашивает он, трогая ее ананус.

— Да, — мурлычет Мари.

Выдавив еще смазки на его ствол, Гейб становится позади своей матери. Она прогибается, а направляет конец своего члена, пока тот не упрется в ее сфинктер. Она сопротивляется, пока наконец дырочка внезапно не отрывается, и половина его члена погружается в ее задницу.

— Ооооо, — стонет она.

— Так хорошо?

— Более чем хорошо!

Улыбаясь, Гейб хватает ее за талию и начинает трахать задницу своей матери.

— Я хочу быть твоей шлюхой, — хрипит она.

— Ты уже, — отвечает он и наклоняется вперед, чтобы поцеловать ее в щеку.

— Я так тебя люблю.

Я тоже тебя люблю.

Когда он произносит слова, он знает, что они верны. У него всегда были прекрасные отношения с матерью, но теперь все будет по-другому. Он не просто любит ее, он знает, что она любит его в ответ. Это прекрасное чувство, и его грудь наполняется теплом.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?