Я, папина, страстная дочь…

Июля осторожно провела зубами по поверхности члена папы, заставив его задохнуться от похоти. Она провела своим влажным языком по члену, дрочила его в своем кулаке, наклонилась к нему, нежно покусывая, потом сосала, целовала и ласкала яйца и от ее умелых движений, от ее умелого сексуального рта, папа стонал, наслаждаясь минетом от дочери.

— О, дочка! — Виктор застонал, ошеломленный хлещущим, облизывающим языком дочери.

Она использовала свои жаркие губы и язык, как горячую, влажную свою писечку, на пульсирующем члене своего папы, качая и качая головой, чтобы сосать его член во рту. Он крепко держал ее голову, делая выпад вперед бедрами, трахая ее рот своим членом. И пока его дочь продолжала сосать и лизать член, он наклонился и гладил ее девичьи сиськи, то нежно, то сильно сжимая их. Девушка сосала пульсирующий член, массируя его ноющие яйца одновременно с тем, как она брала все больше и больше его члена в свой горячий рот, чувствуя, как его большая, гладкая головка члена ударяется о ее миндалины горла. Она глубоко вздохнула и с трудом сглотнула, борясь с рвотным рефлексом.

— О, дочка, еще пробуй в горло, так хорошо, когда туда головка входит! — простонал папа, прося Июлю о горловом минете. Сама переполненная возбуждением от слов папы, возбужденная Июля всосала всю длину члена в свое горло., всовывая головку члена в кольцо горла и оно тут же сжало головку, отчего папа застонал от блаженства, а у Июли это вызвало рвотный рефлекс и она проглатывая слюни немного высунула член держа во рту головку, чтобы снова и снова всовывать в горло головку члена, а пока она делала глубокий минет его члену, ее писечка изливала горячий и липкий сок, когда она становилась все более и более возбужденной.

После того, как она закончит сосать, папа обязательно полижет ее киску, и только потом, Июля когда скажет любимое слово папе:

— Пап, хочу ебаться! Вот тогда уже папа классно трахнет ее, думала Июля, когда она пока что сосала его член. Ей самой нравилось, как папа надавливая ее голову, трахал в горло. Молодая девушка чувствовала себя безумно счастливой от того, что происходило между ней и папой. И как сейчас им не хватало мамы. Июля сосала член все сильнее и страстнее, напрягая и расслабляя мышцы своего горла вокруг него. Виктор поднял свою задницу с кровати, подтягивая бедра к сосущему рту дочери, когда она сильно втянула свои щеки, увеличивая горловое всасывание его члена. Хлюпающие звуки всасываемого члена наполнили воздух вокруг них, еще больше заводя их обоих.

Девушка почувствовала приближение сладостного оргазма, она все это время была так возбуждена тем фактом, что в конце концов она действительно сосала большой, пульсирующий член своего папы, что обильно кончила. Ее киска испустила серию дрожащих оргазмов, которые заставили все ее тело вибрировать от частой силы их волнообразных взрывов оргазма. Потоки горячего, густого сливочного крема лились из ее влагалища и текли похотливыми реками вниз по ее бедрам. Июля возбужденно застонала, обхватив член папы. По мере того, как ее оргазм продолжал стремительно проходить через ее сочную, пульсирующую киску, она все сильнее сосала его папин член. Теперь он входил в колечко горла поглубже и Июля была собой довольна.

Она чувствовала, как его твердая пульсирующая головка члена несколько раз ударилась о стенку нёба, а потом вошла в горло, и когда она напрягла мышцы горла, как бы глотая, вокруг головки члена, она сама стонала снова и снова, продолжая глубоко заглатывать член своего папы, а ее киска в это время тряслась и содрогалась от серии бесконечных своих оргазмов, заставляя ее стонать от удовольствия и возбуждения, когда она сосала член все сильнее и сильнее вбирая его в свое горло, страстно желая заставить его кончить, чтобы она могла глотать горячую сперму. Июля сжала кулаком основание его члена и стала сосать так сильно, что у нее закружилась голова и она почувствовала слабость.

— Ооо! — закричал Виктор, когда его головку члена сжало колечко горла дочери, и его член ответил пульсирующей головкой и всего стола члена, тут же вырвался поток горячей белой спермы. Ритмично, комок за куском густой липкой спермы брызгал из его лопающегося члена в рот девушки, горло и дальше вниз в ее пищевод. Июля храбро пыталась проглотить каждую вкусную каплю спермы папы, но это было невозможно. Там было слишком много восхитительного крема, и он похотливо пузырился из уголков ее рта, брызгая вниз на ее сиськи. Июля и Виктор были счастливы!

Находясь сейчас в блаженной истоме, в крепких объятиях папы, она услышала:

— Сегодня наша ночь, да, дочка?

— Да, пап!

— Но мамы все равно не хватает, да?

— О, да, пап, мамы всегда не хватает, когда мы без нее…

— А что тебе больше всего не хватает, когда мы сами, без мамы? — спросил Виктор, теребя волосы дочери.

— Не хватает лично мне маминого сока киски! Когда ты меня рачком трахаешь…

— Ебёшь, — поправил дочь, Виктор.

— Ну, да, ебёшь когда меня рачком, я люблю у мамы слизывать сок, у нее его так много! — сказала Июля, и почувствовала, как папа уткнулся носом в ее шею, и пощекотал ее своими усами, девушка вздрогнула, потому что почувствовала, как папа быстро нагнулся и его горячие влажные губы, стали целовать лобок плоти, дочкин заветный венерин холмик. Она все еще была так возбуждена. Она не могла дождаться, чтобы почувствовать, как он пожирает ее изнутри. А потом настанет момент, которого она ждала и ждет всегда в их сексе. Папа будет трахать ее, показывая ей наконец, как много она для него значит, и как он все же лучше, чем Руслан, потому что он папа.

— Ты так классно делаешь уже горловой, дочка! — сказал Виктор. Июля зарделась от папиных слов похвалы. Затем все мысли вылетели из головы девушки, когда она почувствовала, как что-то твердое уперлось ей в ногу, и, взглянув вниз, она с трепетом увидела, что член ее отца снова пульсирует во всю длину.

— О, какой у тебя стояк, папа! — она замурлыкала, — А думаю, чего это у нас мама такая красивая, а у нас оказывается наш папа как молодой!

— Ну так, чтобы он часто стоял, мы с мамй и тебя сделали такую красивую! — пощекотал Виктор дочь, и положил ее сам на спину:

— Ну — ка, лежи так, а папа хочет попить сок дочкиной писечки! — и когда девушка послушно легла на спину, широко расставив ноги и закрыв глаза, зная, что сейчас произойдет, и желая этого всем сердцем. Она чувствовала горячее дыхание папы на своих бедрах, дрожала и стонала от возбуждения, а затем она почувствовала, как его твердый язык лизнул вверх и вниз по внутренней стороне ее бедер. Он лакал все ее теплые соки для траха, соки, которые ее киска пролила, когда она опять волнообразно кончила.

— О, папа, как это замечательно! — воскликнула Июля, чувствуя, как горячий, влажный язык папы лизнул внутреннюю сторону бедер девушки, затем нырнул в ее ноющее влагалище, облизывая и облизывая, пока девушка не была уверена, что потеряет сознание от чистого удовольствия и похоти. Немного шероховатый, немного грубый язык мужчины нашел ее рвущийся клитор, и пока она стонала снова и снова, он сильно лизнул его, чувствуя, как его дочь извивается под ним.

— О, папа! Ты лижешь мне пизду! Мою мокрую пизду! Именно так, как я всегда хотела! О! — она застонала, и от наслаждения и от этого матерного слова, которое ей в этот момент так нравилось говорит папе. Она дико металась на кровати. Ее киска была испита сотни раз, но ничто не могло сравниться с возбуждением от того, что рот ее папы отсасывал ее. Ее киска была океаном сока, который только увеличивался, когда влажные булькающие звуки, издаваемые ртом ее папы, возбуждали ее еще больше. Виктор застонал от возбуждения, когда почувствовал вкус сладко — кисленького сока, льющегося из влагалища дочери. Лаская стенки входа во влагалище, Виктор засунул его в дырочку.

— А! — закричала Июля, чувствуя себя так, словно ее папа трахает ее миниатюрным членом. Ей это очень нравилось, потому что папа быстро — быстро туда — сюда всовывал и высовывал всю длину языка, а потом язык папы покинул девичью дырочку и снова двинулся к ее пульсирующему клитору, сжимая его, дразня, облизывая и даже покусывая, пока она не кончила снова.

— А! Папочка! Папочка! — закричала Июля, увидев яркие вспышки цвета за закрытыми веками. Она кончила очень сладко, очень вкусно, и ее влагалищные соки потекли в рот ее папы. Кряхтя, Виктор жадно лакал девичий сок, облизывая и слизывая, пока не проглотил каждую каплю восхитительной на вкус дочкиного девичьего эякулята. В тумане похоти Июля подняла голову и увидела, что папа с вожделением смотрит на ее влагалище. Она знала, что папа всегда, после того, как полижет ее киску, всегда хочет трахнуть ее, и это было то, чего она тоже хотела, больше всего на свете, а пока отец и дочь крепко обнялись и смотря друг на друга стали целоваться.

Июля была в восторге от того, что ее папа хочет ее влагалище вылизывать, и хочет ее трахать и от всего этого вожделения, стало сладко покалывать от желания.

Когда Июля и Виктор оторвались друг от друга, Виктор попросил дочь:

— Дочка, покажи мне, как ты играешь со своей маленькой киской.

— Ты действительно хочешь посмотреть, как я играю со своей киской? — ахнула Июля, и легла наоборот, сначала вытянула прямо ноги, чтобы папа полюбовался, пусть и на какой то миг ее венериным холмиком, а потом так же при вытянутых ногах, начала медленно двигать пальцами вниз по своему обнаженному телу, напрягая мышцы ног, чтобы сжать головочку клитора и возбудиться.

— Вот так я обычно начинаю, папа, — сказала Июля, — ощупывая все свое тело. Это делает мою киску совсем мокрой, потому что мне очень нравится чувствовать свое тело, папа. Вот так я сжимаю клитор, — и Июля сжимая скрещенные ноги показала Виктору, как ей уже стало приятно, от того, что она зажала клитор. Виктор тяжело сглотнул, снова и снова показывая дочке головку члена, как он дрочит член. Наблюдая за эротическими движениями дочки, член никак не мог бы оставаться мягким. Июля медленно скользнула руками вниз по своему телу. Она остановилась у своих сисек, ощущая их бугры теплой, упругой плоти. Она провела пальцами по своим соскам и почувствовала, как они затвердели от вожделения, которое она чувствовала.

Она ущипнула себя за и потянула их, а затем снова прижала ладони к груди, постанывая от удовольствия. Ее киска уже была переполнена соками, но она хотела не торопиться и показать своему новому папе все. Виктор смотрел на нее горящими глазами. Июля провела мягкими пальцами по своему животу, чувствуя там сексуальное напряжение. Она сунула один из пальцев в свой маленький пупок. Это была такая милая маленькая дырочка, подумала она, но у нее была еще более милая дырочка, и ее новый папа больше всего интересовался этой другой милой маленькой дырочкой. Она закрыла глаза и застонала.

— Ммм, папа, — пробормотала девушка, — мне нравится не торопиться, чувствовать все вокруг себя, прежде чем я наконец прикоснусь к своей киске. Девочки всегда так делают, папа, чтобы не торопиться. Вот почему я тебе говорила, как раньше руслан всегда торопился. Он просто хотел поскорей засунуть мне.

— Ты права, дочка, — сказал Виктор, — Сейчас с Русланом секс как?

— О! Сейчас у нас все классно! — и Июля застонала, очень возбужденная словами папы. Она провела пальцами по ногам и вверх по внутренней стороне бедер. Она почувствовала жар, исходящий от ее промежности, скользя пальцами все ближе и ближе к своей голенькой писечке.

— Ох, папа, — промурлыкала она, — Тебе нравится смотреть?

— Да, дочка, — выдохнул Виктор, — Очень нравится! Июля провела ладонью по лобку, вздохнула от удовольствия, когда коснулась себя там, где спряталась головочка клитора под капюшоном. Она чувствовала жар в своей киске и нежная, розовая мякоть писечки, заводила и возбуждала ее саму, и конечно папу. Она провела пальцами по губам своей розовой маленькой киски и услышала, как папа, смотрит, дрочит член и стонет. Июля просунула пальцы в складки своей киски и провела пальцами по клитору, этому пульсирующему и горячему бугорку плоти, который рос там и от которого ей было так хорошо. Июля смотрела то, как папа дрочит, то как она ласкала киску, а потом она убрала пальцы с клитора и просунула два сочных пальца в свою теплую маленькую дырочку. Она дико заворочалась на кровати и высоко подняла ноги, широко расставив их. Июля услышала, как папа задышал, они внимательно наблюдали друг за другом. Виктору было приятно, что дочка любит делать приятное с собой, чтобы чувствовать себя хорошо. Да и что Лидия ее научила, что мастурбация для девушки полезна. Она возбужденно двигала пальцами внутри и снаружи своей киски, стонала от все большего и большего вожделения.

— Я чувствую свои мокрые соки на пальцах, папа, — сказала она, — и они все теплые. Ммммм, я думаю, что это лучшая влага, которую может почувствовать любая девушка, та влага, которая является частью наших маленьких кисок. А-а-а, я чувствую там такую нежность. Везде, где я прикасаюсь к себе, кажется так жарко, как будто он горит! — и Июля трахала себя пальцами все сильнее и сильнее, продолжая рассказывать эротическое действо для своего папы.

Потом она ахнула и поняла, что вот-вот кончит, — О, бля, папа! О, боже, пап! Я сейчас кончу! — взвизгнула она, и замолчала, потому что именно сейчас была слишком занята своим сладким приходом. Она беспричинно ворочалась и извивалась на кровати, и ее соки хлынули из ее влагалища, когда она сладко кончила. Она долго всхлипывала, пока ее оргазм наконец не начал утихать.

Июля открыла глаза и посмотрела на своего папу. Виктор смотрел на голую дочь, он обхватил рукой свой твердый член и смотрел на нее горящими глазами. Член запульсировал от слов дочки. Она так хотела, чтобы он сделал с ней все, что угодно. Это воспламенило все его чувства, как ничто прежде.

Наконец Июля спокойно улеглась на колени папы. Ее задница была высоко приподнята, а киска истекала от все большего и большего количества сока для траха. Ее соски болели и болезненно пульсировали, и она знала, что их нужно погладить и пососать. Она почувствовала, как ее маленький клитор выскользнул из защитной оболочки, и он тут же стал пульсирующе твердым. Она тихо застонала, задаваясь вопросом, знает папа, как сильно он воздействует на нее, как сильно он возбуждает ее и ее возбужденную писечку.

— Посмотри, как она хочет своего папочку! — сказала Июля томным от похоти голосом. — Я знаю, пап, от мамы как ты любишь ее рассматривать! — и ее собственные слова еще больше возбудили девушку, и она тихонько мяукнула, ожидая их секса. Июля знала, что она дает папе именно то, что он хочет, именно то, что хотят все мужчины его возраста, а это ее молодое тело, и хоть мама была красивой, папа все равно хотел дочь, видимо потому что, что обладая и лаская тело дочери он видел и чувствовал в ней свою молодость с мамой. Июля была уверена, что папа даст и ей то, что она хочет. Когда она почувствовала, что его обнаженный член становится все тверже и длиннее под ней, она почувствовала себя еще более уверенной в этом. Ее папа будет всегда самым важным человеком в ее жизни и особенно после того, как папа «сломал ее целочку», он будет всегда ее настоящим мужчиной по всей ее жизни, и она никогда не сможет найти другого мужчину, который мог бы полностью удовлетворить ее потребности.

Виктор положил свою горячую ладонь на выпуклый лобок, который уже ждал, как сейчас средний палец от нажатия опустится в мокрую щелочку вагины дочери. Сейчас последовал влюбленный взгляд отца и дочери. Виктор улыбнулся красивому, поистине сексуальному взгляду дочери на него, девушка приоткрыла ротик, когда палец папы медленно проник между мокрых и набухших половых губ. Именно проник, а не вошел, потому что Виктор не стал палец всовывать в мокрое влагалище. Через какое мгновение этого искушенного молчания, папа тихо на ушко дочери прошептал:

— Я сейчас хочу ебать свою доченьку! Мы сейчас с тобой будем ебаться! Ты ведь тоже хочешь, чтобы твой папа сейчас тебя ебал? — говорил Виктор эти слова и от сказанного их смысла в такой обстановке, возбуждался сам и возбуждал их смысловой матерностью и свою дочь и Июля сама привыкала от этих слов возбуждаться, потому что в сексе они звучали не как мат, а даже возбуждали.

— О, да, папочка! Я хочу ебаться! Выеби меня! — сказала Июля, легонько укусив папу за плечо и ласково улыбнулась ему, в глазах ее стояли слезы радости предвкушения. — О, папа, я так сильно тебя люблю! Поеби меня! Еби меня! Выеби меня папочка! Ты когда меня ебешь, ты меня делаешь очень счастливой! Папа, давай! — и Июля наконец то дождалась это мига — она раздвинула ноги и приподняла попку, когда папа встал над ней. Обхватив руками бока папы, девушка почувствовала головку члена на своих половых губах и тут же в мокрый вход во влагалище:

— О, да, папа, — вздохнула Июля, отдаваясь вся чувству наслаждения. Виктор застонал, трепеща от восхитительно похотливого ощущения уютного влагалища дочери, сжимающих его член с такой силой, что казалось, они вот-вот и начнет его кусать. Июля подняла свою задницу с кровати и прижалась мокрой промежностью к члену своего папы, помогая ему снова и снова насаживать ее на свой толстый член. А Виктор снова и снова вытаскивал свой толстый член почти полностью из дрожащей киски дочки, а затем вставлял его обратно в нее. Сначала он трахал ее медленно, с намеренно глубокими ударами, втягивая и вынимая из нее, когда девушка встречала каждое его нисходящее погружение ударом своих бедер вверх. Как только она почувствовала, что член мужчины скользит в ее узкий маленький туннель влагалища, Июля включилась все больше и больше, горячий сок лился из ее влагалища и стекал вниз по бедрам.

— Оооо, папа, как хорошо! Как хорошо! Еби, меня! Еби, родной мой! — стонала Июля, прижимая папу еще сильнее ногами, которые она скрестила на его пояснице. Она взвизгнула, вскидывая бедра все быстрее и быстрее, желая заставить папу трахнуть ее более сильными и быстрыми движениями.

— Как же тебя приятно ебать, дочка! Как же сильно я тебя люблю. Я люблю тебя так сильно, что чувствуешь, как папа тебя сейчас ебет! — шептал Виктор дочери, охваченный полностью похотью секса с родной дочерью.

— Да, папа, да, и я такая счастливая, что меня ебет родной папа! Господи, пап, как хорошо! Я люблю тебя! Люблю! — простонала Июля, прижимая папу своими сильными бедрами, и если бы не слыша разговор, потому что было бы понятно стороннему, что этот мужчина страстно занимается сексом с родной дочерью, если б не их разговор, можно было бы считать, что это зрелый мужчина трахает красивую девушку, не считать вздохов и стонов инцестуально трахающейся пары, и звука пружин, скрипящих в знак протеста, когда они трахали друг друга все сильнее и сильнее, их движения теперь были почти насильственными. Июля уже начала чувствовать, что вот-вот кончит, и знала, что ее оргазм именно от секса с папой очистит ее полностью. Если секс с Русланом что то оставлял «недосказанного», и это «недосказанное» было видимо их будущая совместная жизнь, то секс с папой ничего этого «недосказанного» не оставлял. И вот оно пришло!

— Ааа! — воскликнула Июля, когда волны горячего, влажного оргазма захлестнули ее, и тут папа резко вышел, приподнялся к ней, стал быстро сдрачивать мокрый член соками выделений киски дочери, задрожал, застонал, спуская пряные, вязкие белые струи в открытый рот дочери.

Секс между Июлей и папой, был всегда для девушки волнительным, и всегда с обильными выделениями, со сладостными и яркими оргазмами.Теперь она была не только просто счастлива, но более чем счастлива, потому что Июля и папа занимались инцестуальным сексом при каждом удобном случае. Ну и не обязательно это был полноценный секс, это были взаимные оральные ласки, а было и так, что только папа лизал у Июли киску или она только сосала папе. Июля всегда обнаруживала, что она хочет только папу, маму и своего Руслана. Бывало раньше при мастурбации, она чувствовала необходимости вести себя, как шлюха с молодыми парнями, потому что она красивая и ее многие хотят. Ей казалось, что она должна им давать, чтобы ее секс и секс с ней был доступен всем парням, красивым девчонкам, чтобы все могли с ней запросто заняться сексом, например одноклассники, сейчас сокурсники и те, которых бы она встречала случайно и знакомилась, допустим, отдавалась бы в кустах сирени в парке и пусть бы у нее не было бы времени потрахаться с теми, кто ее сильно хотел, все равно бы она находила бы это время, чтобы тот или другой парень, которые тайно на нее дрочили, чтобы теперь реально могли бы ее трахать. Чтобы она сосала большие члены средние, маленькие. Чтобы в ее прелести — вагине, всегда бы был член, и в попе, и во рту. И так как ей было всегда сладостно от окутавших всё тело сладких мурашек, когда входил в неё толстый член папы, так не было ни с кем.

Когда Июля не могла с папой, всегда была рядом мама. Если их не было, когда Июля хотела очень ебаться, именно уместно это слово, то была рядом ее двоюродная сестра Настя.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?