Город. Где-то далеко…

В школе занятий с инфором почти не было. Воспитанникам выдавались бумажные тетради и учебники, а учителя и воспитатели писали задания мелом на доске. Зато во взрослой жизни инфор окружал человека со всех сторон.

Вид из окна квартиры был незамысловат и скучен. Идеально постриженный газон, небольшие одинаковые деревца, гладкая проезжая часть, многоэтажный дом через дорогу, а над всем этим ярко-синее целлулоидное небо и грубо нарисованные облака. Ночь длилась ровно восемь часов: с двадцати трех до семи, а затем наступало утро, и на улицы выезжали поливальные машины и газонокосилки. Неудивительно, что такой пейзаж будущему писателю Стиву Блюму быстро надоел, и одним из первых имитаторов, который он приобрел, было устройство, которое показывало на стандартном окне различные виды. Например, песчаные пляжи островов в Тихом океане. С островитянками, разумеется.

Первый свой роман, который Стив разместил в сети инфора, он назвал «Земляничные поляны». Сюжет его Блюм подсмотрел на одном из видов, который показало ему окно, ставшее экраном. Негритянки ходили босиком по траве, выискивая не то ягоды, не то корешки, а смуглые парни, все, как один атлетичные, им в этом мешали, пристраиваясь сзади то к одной, то к другой. Роман имел неожиданный успех, Стив получил статус «профи», а затем, когда его роман прибрели для создания фильма, его статус обновили до «супер», и Блюм получил бесплатный доступ ко всем ресурсам и возможностям инфора.

Первым человеком, который разыскал Стива на новом месте, был Люций Шейлис, ставший психокорректором. За четыре месяца, которые прошли с окончания школы, он закончил некие медицинские курсы, и свои услуги психокорректора Люций предложил Блюму одному из первых как школьному другу, с которым они часто уединялись в кустах сирени, где делились сокровенным. Люций Шейлис женился на красавице блондинке Лизе с многочисленными подругами, среди которых Стив выделял рыжую сероглазую Майлу и кареглазую брюнетку Вильгельмину. Вскоре Шейлис пригласил Блюма на вечернюю оргию, разумеется, виртуальную. Стив согласился и стал готовиться, приобретая в сети инфора новые имитаторы. Первым делом он приобрел устройство, которое визуально сделало его член и мошонку, и без того немаленькие, больше раза в два. Заказал он и эякулятор, который позволял кончать много, долго и, главное, обильно. В его виртуальном меню тоже был пункт «бесконечно», но он был заблокирован. Разумеется, Стив решил его опробовать, выставив на первый раз всего минуту. Он подвинул кресло к зеркалу, расставил ноги и приклеил эякулятор на уздечку.

Сперма пошла сразу, как только он включил прибор через экран инфора. Упругими толчками она покидала организм ровно минуту, сотрясая все тело, а образовавшуюся лужу выползли осушать микроуборщики, до этого не покидавшие своих щелей. Этих пауков Блум не любил, но, надо отдать им должное, работали они споро, лужу убрали, а воздух освежили. Интересно, можно ли выкачать сперму до дна, досуха, подумал Стив, надо будет спросить у Шейлиса. Вот только виртуального секса не хотелось. Если прийти к Шейлисам домой, и произвести некоторый скандал в окололитературных кругах? Писатели – люди экстравагантные, и им многое позволяется, а, главное, прощается…

В Городе было не принято ходить в гости. Просто так, зная адрес, прийти ногами, пешком, позвонить в дверь Шейлисам и сказать: «Звали на вечер? Вот, пришел!». И, отпихнув растерянного Люция, вломиться в квартиру с тортом, цветами и бутылками. Здорово!

Стив так и сделал. Заказав в сети инфора здоровенный красный рюкзак и затолкав туда угощение, он замер в недоумении. Что надеть? Смокинг или надеть простую рубашку и брюки? А если полностью заменить вечерний костюм имитаторами и ввалиться на вечеринку голяком, поскольку ему обещана оргия? Интересная мысль! И в самый ответственный момент, трам-та-ра-рам, барабанный бой, и, разом отключив все имитаторы, он стоит перед гостями нагишом!

Блюм, не вызывая лифта, спустился с третьего этажа на первый, но робот-привратник, серый цилиндр с одной длинной рукой‑шарниром, намертво вцепившейся в ручку парадной двери. остановил его возгласом:

— Вызвать вам автоэл, господин Блюм? – услужливо осведомился робот.

— А почему бы и нет? – ответил Стив. – Поеду с ветерком. А, впрочем… какая сегодня погода?

— Как всегда, отличная, господин! – воскликнул робот. – С утра двадцать четыре в тени, днем – двадцать шесть, а вечером – до двадцати трех.

— Тогда я пройдусь пешком!

— Только один вопрос, господин!

— Ну?

— Вы без одежды, господин?

— Как? Разве не работают имитаторы?

— Работают, господин, но мы, вспомогательные механизмы, можем отличать имитацию от действительности.

При этом привратник, вращая объективом, внимательно рассматривал половые органы Блюма.

— Простите, господин, Вы знаете, что Ваше левое яичко немного больше правого?

— И что же?

— Советую Вам обратиться к специалисту. У Вас, возможно, гидроцеле, а оно…

— «Суди, дружок, не свыше сапога!», – процитировал Блюм Пушкина.

— Простите, господин, – повинился робот. – Я не понял…

— А тебе и не нужно! – начал закипать Стив. – Открой дверь, или я отломаю тебе руку!

— Открываю, господин Блюм! – торжественно объявил привратник и, наконец, распахнул дверь.

И Блюм в ботинках и носках вышел на низкое бетонное крыльцо…

Он уже бывал на улице. Выходил просто так, погулять, пройти несколько кварталов. Вдоль улицы тянулись одинаковые ряды одинаковых домов, отличавшихся друг от друга только номерами. А вот позади домов параллельно улице тянулись тротуары, и во дворах притаились уютные магазинчики и кафе. Времени до начала вечеринки было еще много, и Стив нырнул в одно из них.

Из вспомогательного помещения, как всегда неожиданно, выскочил робот-официант, довольно нелепое трехколесное создание, снабженное многочисленными щупальцами. Выскочил и радостно заорал: «Рад приветствовать, господин Блюм, Вас в нашем заведении! Рискну предложить Вам…». Что он хотел предложить Стиву на этот раз, осталось загадкой, потому что робот вперился объективами в обнаженные гениталии Блюма и замер.

— Осмелюсь предположить, – нерешительно забормотал официант. – Что господин Блюм забыл одеться.

— Ты прав, дружище! – ответил Стив. – Только я не забыл, а специально хожу голым.

— Почему? Вы, господин, нудист?

— Просто жарко. Да и на улицах никого нет.

— Тогда осмелюсь предложить секс-услуги. У нас все бесплатно!

Откуда у официантов манеры ярмарочных зазывал, думал Блюм, пока робот перечислял достоинства и недостатки секс-кукол, которыми располагало кафе. Он даже предложил Стиву меню в кожаном переплете, где на последней странице значились маленькие фотографии, размеры и даже имена, среди которых Блюм с удивлением нашел кукол по имени Лиза Шейлис, Майла Влад и Вильгельмина Стайн. Выходит, Люций Шейлис был женат на кукле? Или Лизу, Майлу и Вильгельмину приняли за образец при создании электронных секс-рабынь?

— Вот этих, – сказал Стив и ногтем подчеркнул имена.

— Хороший выбор, господин! – заорал робот. – Только они сейчас заняты!

— Вот как? И где же?

— Их забрал господин Шейлис. Они будут заняты до утра следующего дня. Осмелюсь предложить Вам другую девушку. Ее зовут Микико Нарита. Сексэксклюзив!

— Давай! – согласился Блюм. – А чем она хороша?

— У нее при малом росте большая грудь и маленькое тесное влагалище! – проорал официант.

— Неси! То есть, веди!

Не прошло и минуты, как робот-официант-сводник-сутенер вернулся из подсобного помещения, ведя за собой на поводке маленькую смуглокожую женщину, старательно прикрывавшую свои прелести изящными ладошками и стыдливо смотревшую себе под ноги. Волосатый лобок она кое-как прикрыла, а вот большущую грудь прикрыть ладонью у нее не получилось.

Блюм много раз занимался виртуальным сексом с инфором, но вот так, просто, подойти к девушке, пусть и роботу, отвести ее тонкие руки от трепетных грудей и нежных волосков он не мог. Она переступала тонкими кривоватыми ножками, постанывала, а Блюм ходил вокруг и не знал, с чего начать.

Как ни странно, определиться с Микико Стиву помог официант. Он схватил ручки и ножки девушки Нарито своими гибкими щупальцами и, буквально распял ее на себе. И ее ненадежная «крепость» пала под обоюдным напором Блюма и металлического сутенера. Микико то кричала в голос, то еле слышно стонала, а Стив мял ее послушные груди, крутил и вытягивал маленькие черные соски, а потом наслаждался шелковистым тугим розовым влагалищем…

Блюм «провозился» с Микико Нарито долго, и только к вечеру, когда зажглись фонари, Стив Блюм вспомнил, что он приглашен на вечеринку с оргией. Робот-официант вызвал небольшой двухместный автоэл, Блюм усадил рядом с собой маленькую Микико, и они понеслись по прямой, как стрела, ночной улице Города. Фонари слились в одну желтую полосу, автоэл гудел мотором, а Микико прижималась теплым тельцем к Стиву, робко трогала его гениталии и шептала: «Спасибо, спасибо!». Вот и пойми этих женщин, даже если они роботы!

Робот-привратник внимательно осмотрел сначала Микико, а затем – Блюма.

— Я к Шейлисам, – несколько смущенно сказал Стив. – Мне… нам назначено…

— Я доложу, – сухо сказал привратник и тут же переключился на квартиру Шейлисов. – Господин Шейлис, к Вам господин Блюм с ребенком.

— Я не ребенок! – пропищала Нарито. – Я совершенно совершеннолетняя!

Блюм с Микико поднялись на девятый этаж, вышли из лифта, а у двери их уже встречал Шейлис, голый, волосатый, как павиан, и пьяный.

Люций, качаясь, держался за дверную ручку и икал:

— А мы, ик, тебя по инфору, ик, ждали!

— А я, ик, живьем пришел!

— А чего ты голый?

Выходит, имитаторы перестали работать, подумал Блюм.

— Так и ты голый! Может, мы войдем, а потом будем выяснять, кто голее?

На вот, тебе подарочек!

С этими словами Стив кинул Люцию рюкзак, который тот поймал, но упал на зад вместе с ним, произведя некоторый шум.

— Люци, дорогой, ты в порядке? – послышался мелодичный голос Лизы.

— Лиза, он в порядке! – ответил за Шейлиса Блюм. – Он просто упал.

И добавил:

— Это я, Стив Блюм! Позволишь войти?

Вышла обворожительная в своей наготе блондинистая с золотистой порослью между ног Лиза, мельком посмотрела на уснувшего в обнимку с рюкзаком Люция, более внимательно взглянула на член Блюма и очень долго рассматривала Микико Нарито. Микико, изображая книксен, присела и показала свою маленькую щелку.

Лиза качнула головой и сказала с некоторой неохотой:

— Ну, заходите.

И крикнула:

— Эй, девчонки! Хватит лизаться, идите Шейлиса поднимать!

Прибежали слегка взъерошенные Майла и Вильгельмина, тоже обнаженные. Блюм вырвал из цепких рук Люция свой рюкзак, а девушки втроем ухватили Шейлиса, кто за руки, кто за ноги, и поволокли, а его член бессильно мотался из стороны в сторону.

В квартире психокорректора осенним туманом висел стойкий запах табачного дыма, алкоголя и пота. Уложив спящего Шейлиса на широкий диван, Майла и Вильгельмина, приняв позу «шесть на девять» страстно лизались, а Лиза, согнувшись в талии и припав ярким накрашенным ртом к вялому члену Люция, пыталась его реанимировать. Блюм достал эректор и, отстранив Лизу, прилепил его к измазанному губной помадой члену Шейлиса, на что тот отреагировал немедленным вставанием, а его хозяин что-то неразборчиво проворчал и продолжил храпеть. Лиза, не теряя ни секунды, взобралась на Люция, вставила его отросток в себя и заскакала, прикусив губу.

Как показалось Блюму, женщины выглядели несколько не так, как показывал их инфор ранее. Вильгельмина была еще смуглее и худее, Майла – выше, а Лиза страдала излишней полнотой. Похоже на то, что имитаторы тела действовали только при показе сквозь экран инфора, и Блюм был разочарован. Но член Стива уже «хотел» без всякого эректора, да и разум был не прочь «побаловаться» оргазмом, и тут Блюм почувствовал, что кто-то осторожно, но настойчиво ощупывает его мошонку. Про Микико, которая тихо стояла рядом, Блюм как-то позабыл, а теперь она смотрела на него снизу вверх, показывая черными, как вишни, глазами то на его член, то на беснующуюся Лизу, то на лохматый белый ковер под ногами.

— Хочешь снова мне помочь? – спросил Стив, на что Нарито энергично закивала.

Она улеглась на ковер и развела тонкие ноги…

Похоже, Микико была одновременно и эректором, и мастурбатором, и эякулятором. Она стонала то снизу, то резвилась сверху, то уютно устраивалась сбоку, а Блюм кончал, кончал, кончал. Дамы, за исключением Нарито, уже вернулись к столу, даже Шейлис немного протрезвел, а Стив никак не мог насладиться маленькой Микико, пока та, устроив Блюму очередной оргазм, не затихла у него под мышкой…

(Окончание следует)

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.