Горячие медсестрички. Часть вторая

Горячие медсестрички. Часть первая

Соглашаясь на предложение Яны, Катя на самом деле уже имела опыт интимного общения с другой девушкой. Случилось это опять же по инициативе ее бывшего, Паши.

Однажды, решив, что его любимая достаточно раскрепощена и готова к новым познаниям искусства секса, Паша изъявил невероятное желание – групповой секс в формате «жмж»! Катю это страшно возмутило, и она категорически отказалась, но парень был неумолим. Особенно ее добил аргумент – «или групповой секс, или мы расстаемся». Приняв это за чистую монету, девушка была вынуждена согласиться.

И… ей неожиданно понравилось.

Даже когда вторая девушка по имени Полина, стопроцентная бисексуалка, начала ее ласкать, Катя чувствовала смущение и стыд, перемешанные с горячей страстью и робким желанием поддаться искушению, и попробовать эту сторону жизни тоже. А после группового секса у них еще и случился секс вдвоем – Полина, якобы зайдя к Паше по каким-то рабочим вопросам, буквально изнасиловала Катю, наглядно показав ей, что одна женщина лучше всякого мужчины знает, что нужно другой женщине. Больше они не встречались, да и Паша остался полностью удовлетворен сбывшейся мечтой каждого нормального мужика, но иногда, лаская себя в одиночку, Катя представляла другую девушку. Был даже момент, когда она всерьез задумалась, не завести ли ей любовницу вместо любовника… но потом решила так быстро на фронт «однополой любви» не переходить, а то так увлечешься, и замуж никогда не выйдешь. А Катя, даже несмотря на все свои циничные взгляды, все-таки мечтала когда-нибудь заиметь красивого мужа с крепким, трудолюбивым хером, готовым доставлять ей удовольствие постоянно и в неограниченном количестве.

Когда наступило утро, и пришло время сдавать дежурство другой смене, она уже открыла рот, чтобы сказать Яне, что ничего не получится, что им лучше остановиться, пока не поздно… но голодная самка внутри нее, олицетворяющая чувство сильнейшей сексуальной неудовлетворенности, так яростно возмутилась, что девушка промолчала. Молчала она всю дорогу, пока они ехали в такси, молчаливые, но время от времени переглядывающиеся взглядами, заставляющими одну буквально течь похотливой смазкой, а вторую краснеть и отводить взгляд.

— Проходи, — открыв дверь квартиры, Яна включила свет в прихожей. – Не бойся, я не кусаюсь.

Катя вошла следом, нервно сжимая ремень сумочки. Впервые в жизни она приехала домой к другой девушке не просто так, а чтобы потрахаться. От этой мысли у нее перехватило дыхание, в груди стало жарко, а сосочки затвердели, приятно покалывая сквозь ткань свитера. Быстрое, ночное соитие с пациентом не только не утолило ее голод, но и наоборот, раззадорило его. Пожалуй, сейчас она хотела секса даже еще больше, чем вчера днем.

— Ванна там, кухня там, спальня там, — быстро объяснила планировку своего жилища Яна. – Ну, хватит там мяться, иди сюда.

Катя ожидала, что напарница предложит для начала выпить чего-нибудь, хотя бы чаю, или вообще зайдет издалека, как это принято при первом сексуальном контакте, но Яна вовсе не планировала медлить. Едва дождавшись, пока гостья снимет верхнюю одежду, она прижала Катю к стене, и начала покрывать ее лицо быстрыми, горячими поцелуями. Эти поцелуи мгновенно всколыхнули в девушке страсть, желание, и все приятные воспоминания, которые она долго прятала в дальних уголках своей памяти. Совершенно не осознавая, что она делает, Катя притянула Яну к себе, и жадно поцеловала ее в губы, крепко прижимая к себе.

— Боже, как я тебя хочу! – хрипло выдохнула Яна, пока ее пальцы рвали ткань свитера, намереваясь стянуть его с подружки. – У меня секса, наверное, уже месяц не было!

— И у меня! – Катя сжала ладонями ее упругие ягодицы. – А этой ночью?

— Два раз всего кончила, еще больше захотелось.

— Та же фигня.

Свитер первый полетел на пол, за ним футболка Яны. Горячие ладони скользили по полуобнаженным телам, языки сплетались в поцелуе, груди терлись друг об друга. Киска Кати намокла, внизу живота снова появилось ощущение туго стянутого узла. Ее тело жаждало оргазма, хотело развязать этот узел, получить долгожданное насыщение.

— Ты такая горячая, — судя по довольному тону Яны, она была приятно удивлена страстью напарницы. – Пойдем на кровать.

— Пойдем, — согласилась Катя, она уже сама хотела предложить это, но постеснялась сразу проявлять инициативу.

Продолжая целоваться, они переместились в спальню. Яна толкнула подружку спиной вперед на постель, сама приземлилась рядом, и начала быстро, уверенно ее раздевать. Теперь уже в сторону полетели поочередно лифчик, джинсы, колготки и мокрые трусики. Катя широко развела ноги в сторону, и сладко застонала, когда два пальца Яны вошли в ее мокрое, жаркое лоно.

— И ты тоже… — слова с трудом пробивались сквозь стоны, пальцы быстро двигались, лаская нежную плоть. – Ты тоже раздевайся…

— Сейчас, малышка, сейчас, — поцеловав ее в приоткрытые губки, Яна принялась стаскивать с себя одежду. В больнице было некогда рассматривать ее тело, но сейчас оно предстало перед Катей во всем своем, так сказать, первозданном виде. Округлая, крепкая грудь, гибкая талия, подкачанная попка, и загорелая смугловатая кожа в контрасте длинных светлых волос – тело у Яны было даже лучше, чем у Полины. А когда взгляд Кати устремился туда, где между бедер был аккуратный треугольник коротко стриженых светлых волос, ее глаза потемнели от вожделения, а в голове слегка зашумело.

— А ты там такая гладенькая, — прошептала Яна, и, наклонив голову, начала нежно играть языком с ее набухшим сосочком. – А я вот никогда начисто не брею, всегда что-нибудь оставляю. Тебе нравится?

— Очень, — пальцы Кати скользили по влажным, набухшим половым губкам, светлые волосики приятно щекотали кожу. – Хочу тебя!

— И я тебя.

Новые, жаркие поцелуи. Теперь, когда одежды не было, уже ничто не мешало девушкам наслаждаться друг другом. Широко разведя ноги подружки в стороны, Яна удобно расположилась между ними, приникнув ротиком к сладкой, истекающей соками пизденке. Катя дернулась, когда язык прошелся по ее вульве, и выгнулась на кровати. Ее пальцы впивались в простыни, соски бесстыдно торчали, уставившись в потолок.

Она полностью потеряла контроль над своим телом, переставая ощущать окружающую реальность. Ласки Яны дарили ей такое острое, ни с чем не сравнимое удовольствие, что Катя даже не слышала собственных коротких, отрывистых стонов. Стиснув зубы, и тяжело дыша, она извивалась на постели, ощущая, как боль внизу живота становится почти невыносимой. Между тем Яна уже вовсю таранила ее вагину указательным пальчиком, активно нажимая на волшебную кнопочку затвердевшего клитора.

— А-а-а-а… — Катю словно бросило в пучину оргазма, в голове взорвался мощный взрыв, и все тело затопила теплая волна наслаждения. Она порхала над землей, купаясь в лучах солнца, и подставляя лицо прохладному ветерку. А потом рухнула вниз, обратно на кровать – в свое полное неги тело.

— Кончила? – Яна оттерла уголком простыни перемазанное соками лицо. – Понравилось?

— Да, — выдохнула Катя, поглаживая грудь, и слегка задевая пальцами приято покалывающие сосочки. – Ты просто волшебница.

— В первый раз с другой девушкой?

— М-м-м… в третий.

— Я сразу поняла, что тебе понравится, — Яна ласково убрала за ее ушко прядь волос. – Ты так красиво двигалась на члене того парня… м-м-м… так бы и попробовала тебя на вкус после него.

Катя хихикнула, и с готовностью подставила губы для поцелуя. Теперь, когда все произошло, она хотела только одного – продолжения.

— А хочешь, я… тебя?

— Конечно, хочу, — Яна провела ладонью по ее груди. – А ты умеешь?

— Немного.

— Я тебя научу, — развратное обещание заставило Катю испытать новую волну возбуждения. Не теряя времени зря, она уложила подружку на спину, и пристроилась к ней в той же позе, в которой сама Яна была пять минут назад.

Треугольник светлых волос оказался перед ее лицом, под ним обнаружились нежные мокрые складочки половых губок. Вспомнив принципы минета, Катя высунула язык, и медленно провела им по губкам снизу-вверх, представляя, что это поверхность твердого и горячего мужского фаллоса. Судя по короткому стону Яны, это не оставило ее равнодушной.

— Смелей, смелей, — подбодрила подружка. – Делай так, как тебе нравится, когда тебе делают.

Катя послушно прижалась ртом к вульве, запуская язык внутрь. Похоть окончательно захватила ее разум, хотелось заставить подружку кончить также сильно, как кончила она сама. Поначалу медленно лаская истекающую киску языком, она потихоньку ускоряла темп, словно дикий зверь вгрызаясь ротиком в лоно Яны. Особое внимание она уделила клитору, так как знала, что эта крошечная часть женского тела, так поразительно напоминающая мужской член, играет, пожалуй, одну из самых важных ролей в процессе получения оргазма. У Яны он был достаточно крупный, практически хоботок, и Катя начала его жадно сосать, машинально глотая льющиеся ей в рот вагинальные соки – даже они показались ей необычайно вкусными, словно соки какого-то тропического, изысканного фрукта.

— А-а-а… А-а-х… А-а-а-а… — стоны Яны эхом отражались от стен спальни, и теперь уже она билась и металась на постели – язычок подружки творил настоящие чудеса. – Да! Не останавливайся! Добавь пальчик…

Катя послушно выполнила ее указание, добавив сразу два, и введя их в хлюпающую от возбуждения вагину. Подружку словно током пронзила, она дернулась, и насадилась на пальцы до упора, пропуская их глубоко внутрь себя.

— Хорошо, а теперь двигай, и лижи…. Двигай, и лижи…

И Катя двигала, и лизала, хотя между ее ног был потоп, а собственный клитор бешено пульсировал. От возбуждения срывало крышу, хотелось опять кончить. Сжав ноги в стремлении хоть чуть-чуть ослабить невероятно сильное желание, она удвоила старания, прекрасно ощущая вибрации, проходящие через тело подружки, и сигнализирующие о приближении долгожданного оргазма.

— А-а-а-а! – Яна зашлась длинным, протяжным воем. На этот раз она не стала закрывать себе рот подушкой, и просто кричала во всю силу легких, сладко кончая. Мимолетно подумав о соседях, если только они в будний день не пошли на работу, Катя поднялась, и развернулась в позу 69, подставляя подружке свое собственное жаждущее удовлетворения лоно. И Яна откликнулась – обхватив руками бедра подружки, она пальцами широко развела половые губки в стороны, и забурилась внутрь языком, нащупывая его кончиком волшебную кнопочку.

— Да-а-а! – Катю тряхнуло, и она едва удержалась в своем положении, уперев руки в кровать. Новый оргазм пришел совершенно внезапно – она была настолько возбуждена, что Яне потребовалось всего несколько движений, чтобы довести процесс до конца. Охая и постанывая, она легла на подружку, и расслабилась, отдавая свое тело наслаждению….

Когда все закончилось, они еще долго лежали рядом, прижавшись друг к другу. Яна достала из тумбочки пачку сигарет, и закурила, пуская дым в потолок; Катя положила голову ей на плечо, лениво перебирая пальцами ее светлые волосы. Глаза слипались, после суточного дежурства зверски хотелось спать. Она бы, наверное, так и заснула, но голос Яны вернул ее к действительности:

— Вчера я проходила мимо сестринской, и видела тебя с нашим главным врачом.

Вопрос заставил Катю поднять голову. И, хотя в голосе любовницы не слышалось ничего, кроме любопытства, этот вопрос все равно удивил ее.

— Уже ревнуешь?

— Да ради Бога, — добродушно улыбнулась Яна. – Просто интересно. Ты лично знакома с Вадимом Петровичем?

— Да, давно уже.

— Ого! И как давно?

— Он старый друг моего отца, — нехотя ответила Катя. Почему-то ей не сильно хотелось распространяться на эту тему, даже с девушкой, которая только что подарила ей два чудесных оргазма. – Работали вроде вместе, или учились, не помню уже точно.

— И из-за него ты пошла учиться на медицинский?

— Да нет, просто хотела стать врачом, а он пообещал помочь. А что тут такого?

Теперь уже в глазах Яны светился искренний, живой интерес.

— И что, у тебя реально давно не было секса? Неужели Вадим Петрович тебя еще не оприходовал?

Катя непонимающе уставилась на нее, решив, что подружка шутит.

— В смысле?

— Да он у нас известный бабник, — пояснила Яна. – Медсестер трахает, и женщин-врачей – тех, что помоложе – тоже. И меня пару раз.

— Но… но… — Катя буквально потеряла дар речи. – Но у него же семья! Жена, дети!

— Жена… — Яна задумчиво выпустила вверх новую струю дыма. – Если у мужика в штанах даже в сорок пять все всегда приведено в боевую готовность, как в восемнадцать, то наличие жены, знаешь ли, еще не показатель супружеской верности. Я говорю то, что точно знаю.

— Поверить не могу! – Катя уронила голову на подушку, и прикрыла глаза, осмысливая полученную информацию. – Вроде порядочный мужчина, а сам… Блин!

— Что?

— Он вчера на меня так смотрел, прямо глазами раздевал!

— Почему же полностью не раздел? – поинтересовалась Яна.

— Думаешь, у него на меня какие-то планы?

— Не знаю, подружка, не знаю. В последнее время он заметно умерил свои аппетиты, но не из-за спада сексуальной активности, а из-за истории, случившейся пару месяцев назад. Я ее от Любы слышала, ну, которая медсестра в психоневрологическом отделении. Там практикантка появилась, очень хорошенькая, и явно не прочь поблядовать на рабочем месте. Наш кобель ее, само собой, заметил, ну и оприходовал прямо в отделении, не отходя от кассы. Потом она сама к нему начала в кабинет бегать – мол, пойду, у Вадима Петровича чего-то такого важного спрошу, совета типа, а сама возвращалась потрепанная и жутко довольная. То ли он ее у себя в кабинете пялил, то ли еще где – Любка, к сожалению, так и не узнала.

— И чем все закончилось? – спросила Катя, весьма заинтригованная этой историей.

— Муж ее все узнал, — хмыкнула Яна. – Мало того, что в больницу пришел, скандал устроил, так еще начал жалобы строчить начальству – чтобы приструнили кобеля нашего, и наказали, как положено. Практикантка уволилась, Вадим Петрович на время угомонился, но при должности остался – вот, чем все закончилось.

— Дела! – Катя покачала головой, и замолчала, охваченная внезапной мыслью.

— О чем задумалась? – тут же поинтересовалась Яна.

— Да вот думаю, что видно, не зря он так настаивал, чтобы я после учебы сюда вернулась, и к нему работать устроилась.

— А я о чем? Глаз он на тебя положил, а если знакомы вы давно, то и положил давно. Просто ждал, когда ты в его власти окажешься.

— И что думаешь?

— Не будь дурой, соглашайся.

Катя вздрогнула.

— Шутишь сейчас, что ли?

— А почему нет? Мужик опытный, хер рабочий, у тебя парня нет – так какие проблемы? – рассудила Яна. – Тем более, судя по тому, что ты ночью устроила, секс тебе очень даже нужен.

— Эй, это ты устроила, и меня соблазнила!

— А ты и не сильно сопротивлялась. Говорю же, не будь дурой. Тем более, я не только за тебя волнуюсь, но и за себя тоже.

— В каком смысле?

— Есть подозрения, что Вадим Петрович может в любой момент продолжить свою деятельность по соблазнению новеньких девушек нашей больницы, — пояснила Яна. – Может даже возьмется за пациенток. Опять все вскроется, и уж точно его уволят, а потом? Пришлют нам какого-нибудь столичного засранца, начнется чистка кадров, и окажусь я на бирже труда.

— Если бы ты более ответственно подходила к своей работе… — заметила Катя.

— Если бы у меня в отделении лежали только одни старики, я бы подходила, — вздохнула подружка. – Но там такие сочные экземпляры попадаются – ну, ты же сама видела Самсонова. Просто не могу не думать об этом, от того и работа из рук валится.

— Так заведи себе парня.

— Душевная травма, — Яна затушила сигарету в пепельнице, и устроилась поудобнее, положив голову на подушку. – Пока не готова к новым отношениям.

— И поэтому спишь с пациентами.

— Не только.

— А с кем еще?

— С тобой, например.

Они засмеялись, а потом инстинктивно потянулись друг к другу, соединив губки в долгом, чувственном поцелуе. И, хотя Катя не совсем поняла туманные рассуждения подружки насчет работы, пациентов и душевной травмы, ей стало искренне жаль Яну. Это заставило ее переключиться на собственные проблемы – отсутствие регулярного секса, приведшего девушку к совокуплению на рабочем месте, возможные последствия за это, и, конечно же то, что Вадим Петрович уже давно лелеет мечту насадить ее на свое мужское достоинство. Последняя мысль заставила ее киску сладко сжаться внутри. Интересно, а у него большой? Может, спросить Яну? Да нет, зачем ей это, она же в здравом уме не собирается заводить служебный роман… хотя, а почему бы и нет? Если ей было так хорошо с девушкой-напарницей, то разве не может быть очень хорошо с начальником, и тем более, покровителем?

— Давай спать, — сказала Яна сонным голосом. – Потом поговорим.

************

Весь выходной они провели в постели, отдыхая и лаская друг друга, а на следующий день Яна вынуждена была уйти, ибо к Кате собирались наведаться родители, якобы в гости, но на самом деле с очередной проверкой.

— Когда же ты, дочка, жениха приведешь? – вздохнула мама, когда они вдвоем на кухне готовили ужин, а отца послали в магазин за недостающими продуктами.

— Мам, не начинай, — привычно ответила Катя. – Нельзя мне сейчас на личное отвлекаться, понимаешь? На работе сосредоточиться нужно.

Внезапно мать заговорщицки подмигнула.

— А все-таки, Катюш, неужели никого прям вообще-вообще нет? Чтобы не жених, а хотя бы мужик в постели?

— Мама! – изрядно шокированная, она чуть не уронила нож. – Что ты такое говоришь!

— Я говорю, что ты чахнешь без мужской ласки прямо на глазах, и это очень заметно. Катюш, со мной можно на тему секса разговаривать, это отец у нас строго консервативный, а я нет.

— Ну, раз можно… — протянула девушка. – Нет у меня любовника, если ты об этом хотела спросить.

— Это плохо, — мать покачала головой. – Ты же врач, и прекрасно должна понимать, как это дело жизненно необходимо для организма. И сама же себе противоречишь! Нельзя так.

Этот разговор оставил на ее душе неприятный осадок – главным образом потому, что он удивительно, и даже слегка подозрительно совпал с ее собственными мыслями. И хотя мать явно имела в виду совсем другое, Катя истолковала ее слова по-своему….

Прошли выходные, и вот она, снова суточная смена. Когда подошло время обеда, и в отделении временно наступило затишье, Катя тихо сказала Яне:

— Ян, я отойду на полчаса, хочу с Вадимом Петровичем по очень важному делу поговорить.

Напарница кивнула, в ее глазах отразилось понимание. Держась совершенно спокойно, Катя поднялась на четвертый этаж, где находился кабинет главного врача. В приемной сидела секретарша, Варвара Олеговна, симпатичная, хоть и уже немолодая женщина, которую Катя знала еще с незапамятных времен.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, — секретарша окинула ее удивленным взглядом. – Девушка, а вы к кому?

— Я к Вадиму Петровичу. Он сказал, что я могу заходить в любой момент.

— Неужели? Фамилию свою назовите, пожалуйста.

— Щербина Екатерина, я у вас медсестрой в терапевтическом работаю.

— Щербина, Щербина… Господи! Катенька, ты?! – Варвара Олеговна торопливо выбралась из-за стола, чтобы заключить девушку в объятия. – Прости, прости дуру старую, но я тебя даже не узнала! Как же ты выросла, как похорошела!

— Спасибо, стараюсь, — смущенно ответила она. – Вот, медицинский закончила, теперь к вам устроилась.

— Да, я знаю, Вадим Петрович говорил. А как же иначе? Я до сих пор помню, как родители тебя сюда маленькую приводили, и ты всем рассказывала, что когда вырастешь, то обязательно станешь врачом. О! А помнишь, я как-то пожаловалась Вадиму Петровичу на маленькую зарплату, а ты сказала: «Не переживайте, Варвара Олеговна, когда у меня будет своя больница, вы там будете в сто раз больше получать!»?

— Если честно, не помню такого. Но, я же маленькая была.

— Верно, а сейчас уже такая взрослая, такая… красивая! – Варвара Олеговна окинула ее с ног до головы ласковым взглядом. – Замужем?

— Нет еще.

— Ну и правильно, нечего торопиться, у меня сыну-оболтусу только двадцать шесть, а он уже второй раз разводиться собирается… Ты, кстати, помнишь Кольку-то моего? Вы с ним еще однажды, когда детьми были, по больнице пошли гулять, и заблудились…

— Варвара Олеговна, извините, но я спешу, — пришлось Кате прервать этот нахлынувший поток воспоминаний. – Я из отделения всего на полчаса отлучилась.

— Да-да, конечно, извини, — опомнившись, секретарша вернулась на свое рабочее место, и нажала кнопку селектора. – Вадим Петрович, к вам тут Катя Щербина из терапевтического.

— Хорошо, пусть зайдет, — ответил ей голос начальства.

— Проходи, Катенька. Ты, если будет свободная минутка, забегай. Чаю попьем, о жизни потолкуем.

— Обязательно, — улыбнувшись ей напоследок, девушка вошла в кабинет.

Главный врач сидел во главе большого овального стола (его еще часто использовали для совещаний), и сосредоточенно работал, держа в одной руке трубку телефона, а в другой мышку от компьютера. Увидев Катю, он положил трубку, и улыбнулся ей.

— Здравствуйте, Катенька. Пришла проведать старика?

— Нет, Вадим Петрович, я к вам по делу, — почему-то ее начала бить крупная дрожь, стоило оказаться наедине с этим мужчиной в одном помещении, и она начала терять голову. Казалось, что от Вадима Петровича исходит какая-то мощная, сексуальная аура – от одного только взгляда его властных глаз между ног становилось жарко. Понятно теперь, почему всякие замужние практикантки дают ему прямо на рабочем месте без особых возражений.

— Даже так? – он устроился поудобнее в своем кресле. – Я вас слушаю.

— Понимаете, у меня очень напряженный график, — начала Катя издалека, медленно огибая стол с левой стороны. – Ведь я сутки здесь, двое суток дома, правильно?

— Верно.

— Но как выходной может считаться выходным, если я пришла домой с суточных, и проспала весь день? Это такой выходной, что и не выходной вовсе.

— У всех медсестер такой график, — главный врач слегка нахмурился. – Что конкретно вас не устраивает?

— То, что полноценных выходных у меня всего один, — для наглядности Катя показала ему указательный пальчик, украшенный перламутровым маникюром. — А это, согласитесь, очень мало, особенно для молодой девушки в расцвете сил, которой просто необходимо налаживать свою личную жизнь.

— М-м-м… возможно, — чуть подумав, согласился мужчина. – Но Катенька, кто же вам запрещает? Повышайте квалификацию, становитесь врачом, и будете работать, как все – пять через два, без всяких там суточных.

— Для этого у меня еще пока недостаточно опыта, — Катя с огорчением покачала головой. – Я в терапии даже половины всех болезней не знаю. Хотя в медицинском нам рассказывали, но одно дело слушать, а совсем другое – лечить.

— Верно, верно. Тогда что вы предлагаете, Катенька? – Вадим Петрович продолжал обращаться к ней подчеркнуто-ласково, как обращался еще, когда она была маленькой девочкой, но его глаза вовсю пылали огнем. Он с самой первой минуты понял, зачем она пришла к нему, но охотно принял эту странную игру в слова.

— Что я предлагаю? – Катя задумчиво начала расстегивать пуговицы на халате. – Раз уж вы главный врач и мой работодатель, и именно по вами установленному графику я имею всего один день выходного, которого мне явно недостаточно, то…

— То? – мужчина подался вперед.

— То я считаю, будет совершенно справедливо, если вы мне все это… возместите.

Ткань белого халата разошлась в стороны. Под ней не было ничего, кроме ажурного нижнего белья, великолепно смотревшегося на ладной фигурке горячей медсестрички. Глаза мужчины пробежались по ее телу, остановились на упругой груди, выгодно подчеркнутой бюстгальтером, и опустились вниз – туда, где заманчиво сверкали обтягивающие черные трусики.

— Возмещу?

— Да, возместите, — удивительно, но стоило ей распахнуть халат, и вся нервность сразу испарилась. Вместо нее по телу прокатилась волна предвкушения, оставившее нарастающее чувство возбуждения. – Давайте сразу все выясним, как взрослые люди. Вы хотите меня трахнуть, я правильно понимаю?

Несколько секунд он молчал, а потом спокойно сказал, как нечто само собой разумеющееся:

— Да, хочу. И хотел с той самой минуты, как ты пришла ко мне после школьного выпускного, и попросила помочь тебе исполнить свою заветную мечту. Но решил немного подождать, пока ты полностью не созреешь.

— Вы знаете, моя… — Катя чуть было не сказала «напарница», но вовремя поправилась, -. .. знакомая рассказала мне, что вы знатный кобель, регулярно загоняющий под хвост местным больничным кобылкам. И что из-за этого у вас теперь проблемы.

— Есть такое, — кивнул Вадим Петрович. – Но, к сожалению, остались еще кобылки, которых я хотел бы опробовать, несмотря ни на что.

— А я недавно рассталась с парнем, и ваш проклятый единственный выходной просто не дает мне возможности завести хотя бы любовника, — присев на край стола, Катя наклонилась к нему, ее голос понизился до интимного шепота. – И вы мне, Вадим Петрович, это возместите. Вы хотели, и сейчас хотите меня трахнуть? Так я совсем не против.

Еще доли секунды они смотрели друг другу в глаза, потом мужчина отодвинул кресло, и поднялся, нависнув над девушкой. Его ладонь ухватила ее за подбородок, а губы властно накрыли ее губки в жарком, горячем поцелуе. Его язык нагло, словно завоеватель, ворвался в ее рот, и Катя, чуть не задохнувшись от восторга, ответила на поцелуй, млея от его ласки. Его руки хозяйственно легли на ее грудь, и грубо сжали соблазнительные полушария, заставив ее невольно издать приглушенный стон.

Оторвавшись от ее губ, он прошептал:

— Да, ты права, я пять лет мечтал, как однажды ты придешь ко мне в больницу, и наконец-то получишь то, чего всегда заслуживала – быть выебанной прямо на этом столе. Все пять лет твоего обучения я только и слышал «Вадим Петрович, помогите!» и «Вадим Петрович, я не справлюсь, что мне делать?». Мне кажется, пришло самое время отблагодарить меня за все.

Его ладонь сдвинула вниз чашечку лифчика, а пальцы грубо сжали набухший сосок. Его грубые, резкие слова заставили Катю сжать бедра, изнемогая от мощнейшего приступа похоти, охватившей ее разум. Она снова притянула его к себе, припав к его губам, как умирающий в пустыне к источнику с водой.

Освободив из плена и вторую грудь, она начал ласкать их обе, то левую, то правую, сжимая и выкручивая сосочки. Другая его рука легла ей на бедро, ворвалась между ног, и отодвинула вбок ткань трусиков. Его пальцы ощутили влагу, настоящий потоп, а еще нетерпеливый жар возбужденной пизденки. Мужчина самодовольно усмехнулся, глядя, как она корчится на столе, пытаясь насадиться на его пальцы. Эта сучка хотела его, прямо сейчас!

— Вы… вы ведь трахните меня, да? – ладони Кати забрались к нему под белый халат, и уверенно нащупали ремень брюк. – Я хочу быть выебанной прямо на этом столе, каждый день, вашим большим твердым хером!

— Каждый день я тебе устрою, — пообещал мужчина, вытаскивая пальцы, и демонстративно облизывая их. – А ты там, оказывается, сладкая.

Он толкнул девушку в грудь, заставляя ее лечь на спину, на поверхность стола, а сам встал между ее бедер. Его руки, обладающие изрядным опытом, быстро и без лишних движений стянули с нее трусики. Катя хихикнула, и развела ноги широко в стороны, давая ему полюбоваться своей киской.

— Ах ты, сучка! – он размашисто шлепнул ладонью по ее груди, заставив ее издать короткий вскрик. – Хочешь, чтобы тебя трахнули? Отвечай!

— Хочу… — прошептала она, все ее тело дрожало, выражая отчаянную мольбу. – Пожалуйста!

Он расстегнул халат, и щелкнул ремнем брюк. Катя невольно вздрогнула, почувствовав раздутую головку, упершуюся в ее нежные половые губки, и опустила глаза вниз. Его длинный, толстый, и очень аппетитный пенис заставил ее затрепетать от предвкушения.

Однако Вадим Петрович медлил, ожидая ее инициативы, и тогда она сама нежно обхватила ладошкой поверхность ствола, и толкнула его внутрь себя. Прикрыв глаза от удовольствия, Катя расслабленно застонала. Ощущение, как в нее входит мощный, твердый хер, было самым прекрасным ощущением на свете.

А спустя несколько секунд он уже двигался внутри нее, каждым толчком воспламеняя в ней огонь страсти и желания получить разрядку. Склонившись над распростертой на столе девушкой, Вадим Петрович обхватил губами и начал посасывать ее твердые сосочки, в том время его член то входил нее, целуя головкой матку, то выходил, даря острое наслаждение обхватившим его узким стеночкам влагалища. Обняв руками спину мужчины, Катя вонзила ногти в ткань его халата, ее тело воспарило к небесам, а с губ срывалось:

— Да…. Да…. Еще…. Еще…. Трахай меня, мой хороший, трахай, выеби мою пизденку…. Блядь, как же мне хорошо!

А потом она начала биться и извиваться в его руках, когда он мощно задвигал бедрами, приближая ее к оргазму. Уловив момент, Вадим Петрович остановился, безошибочно нащупал пальцами ее клитор, и принялся быстро-быстро его тереть. Катю тряхнуло, и она бурно кончила, кусая собственные пальцы, пока ее тело плавилось от наслаждения.

— О-о-о-х, какая хорошая сучка, — вытащив член, Вадим Петрович сжал его в кулаке, двигая рукой туда-сюда. Спустя несколько секунд из головки ударила белая жидкость, обильно покрывшая обнаженную грудь медсестрички. – Да-а-а, вот так, Катенька…

— Вадим Петрович, — она счастливо вздохнула, взяла его руку, и положила на свой лобок. – В следующий раз кончайте в меня, я на таблетках. Я же будущий врач, как-никак.

Горячие медсестрички. Часть первая

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Избражение из порно квеста Первая команда, virtual passionТы же понимаешь, что реклама помогает нашему сайту. Отключи блокировщик

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?