Фазенда. Часть 4

До наступления эры смартфонов, найти Лену оказался еще тот квест. Сдав экзамен на «отлично», я принялся прочесывать студгородок, в поисках нужной мне общаги. Довольный собой, улыбаясь во весь рот, с метровой розой в руках я встретил первое серьезное препятствие на пути к своей цели: вахтерша Галина Степановна, или просто Баба Галя. Женщине было глубоко насрать на мои бурлящие гормоны и на то что «мне срочно надо». Но купив у нее шоколадку, по цене трех в обычном киоске, оставив паспорт в залог, мне было позволено пройти.

Поднявшись на третий этаж, и найдя нужную комнату – нужную девушку я не нашел. Вышедшая на стук девушка с большими черными глазами, испугано сказала, что Лена тут не живет, но если бы вот к ней пришел высокий симпатичный парень с розой и шоколадкой, она также могла бы стать «Леной». Звонко рассмеявшись от того что так легко меня смутила, девушка затащила меня в комнату со словами:

— Входи, Ленка в душе и скоро будет. Она поручила мне: «Если придет тот стройный парень, с которым я шла под-руку пару дней назад, напои его чаем и никуда не отпускай» — растягивая слова и копируя речь Лены, быстро проговорила девушка. — Я – Каталина, сокурсница Лены, но если мы будем с тобой дружить, зови меня Линой. – Пулеметной очередью протараторила девушка, — А ты – наверное, Женя, брат Тани.

— Очень приятно, — заливаясь краской, не привыкший к комплиментам, и такому натиску, пробормотал я.

— Садись на кровать Лены, а я пока буду готовить чай к твоей шоколадке, — Лина опять звонко рассмеялась.

Маленькая, худенькая и очень смуглая Лина шустро бегала вокруг комнаты, не умолкая, куда-то собираясь и заваривая чай. На первый взгляд, девушку можно было принять за ученицу 9-10 класса, но если она сокурсница Лены и Тани, ей 19-20.

— А ты хорош, — сказала она, нанося косметику и косясь на меня в зеркало. И опять прыснула от смеха, увидев меня шаркающего ногой по полу. Лине, очевидно, очень понравилось меня смущать.

Дверь комнаты со скрипом отворилась, и в нее влетела Лена, в халате и мокрыми волосами.

— Женечка, привет! — поздоровалась она. – Спасибо, какая красивая! – сказала Лена, когда я вручил ей розу. — А я не думала, что ты так рано, придется подождать, пока я собираюсь, — чмокнув меня в щеку, добавила девушка.

— Ну все, убегаю, — быстро проговорила Лина, — пока не влюбилась в твоего кавалера, Ленка. Рада была с тобой познакомиться, Женя.

— Взаимно, Лина! – ответил я, опять смутившись.

Звонкий смех Лины заполнил всю комнату и остался в ушах после ее ухода.

— Как экзамен? – спросила Лена, рассматривая цветок.

— Отлично, только голова болит, — улыбнулся я, указывая взглядом на дверь.

— А я вот, с ней уже три года в одной комнате живу, — засмеялась Лена. И добавила серьезно. — А ты ей понравился, при первой встрече она еще никому не предлагала называть ее «Линой», — в голосе Лены чувствовались нотки ревности, что немало меня позабавило и подняло мою самооценку до не мыслимых доселе высот.

Лена, спрятавшись за занавеску, разделяющую кровати от шкафа и стола, принялась переодеваться. Сквозь занавеску смутно просматривалась фигура девушки, заставляя мой член наливаться кровью, а мысли – похотью. Осмелев, я поднялся с кровати и подошел к Лене, обняв ее сзади и целуя в шею. Девушка обернулась ко мне, обвивая мою шею руками и целуя меня в губы, чуть слышно застонав, когда бугор на моих брюках прикоснулся к ее лобку. Лена мягко, но уверенно пресекла все мои попытки снять лифчик и трусики.

— Всему свое время, а сегодня мы погуляем по городу, — прошептала она мне на ухо. – А где же тот стеснительный мальчик, с которым, на прошлой неделе я целовалась возле своего дома? – засмеявшись, Лена усадила меня обратно на свою кровать, и продолжила собираться, больше не скрываясь за занавеской, дефилируя передо мной в одном белье.

— Я люблю, тебя Лена, — пролепетал я поздно вечером под общагой, нагулявшись по городу.

— Тише, Женечка. Не надо все так усложнять, — сказала Лена, закрывая мой рот поцелуем и не давая возможности мне еще что-то добавить. – Тебе уже нужно идти, что бы успеть на последнюю электричку. Мне от Таньки влетит, если ты не успеешь. Но в таком состоянии я тебя не отпущу. – С этими словами, девушка потянула меня за руку подальше от фонарей под тень деревьев, за общежитием.

Остановившись под раскидистой кроной каштана, возле видавшей виды лавочки, и сев на нее, она потянула меня к себе, прильнув к моим губам. Целуясь со мной, Лена не убирала мои руки, позволяя им забраться, сначала под юбку, а потом и под трусики. Тихое «Ах», вырвалось у нее, когда мои пальцы скользнули по ее бритому лобку и устремились к уже влажной киске. Помучавшись и расстегнув лифчик, я захватил губами твердый сосок на ее упругой груди, продолжая двигать рукой у нее между ног. Издав еще один «Ах», Лена впилась ногтями в мою шею, а другой рукой схватила мою ладонь, массажирующею киску, сбивая темп и меняя угол.

— Не так сильно… Мягче… Чуть ниже… Вот так! Да! – Лена принялась чуть слышно стонать. Расстегнула ширинку брюк, залезла под трусы и вытянула мой член.

— Ого! А мальчик то вырос, — восхищенно прошептала она, смотря на мое хозяйство в своей руке.

Я продолжал целовать ее сосок и гладить ее влажную киску, а Лена принялась дрочить мне, неспешно водя по члену, постепенно все ускоряясь.

— Ах! Ах! Ах! – воскликнула она, сильно прижимая мое лицо к своей груди, и ускоряя свою руку, дергающую мой член, с которого уже полетели брызги спермы.

— Теперь я могу тебя отпустить, не переживая что ты стукнешь по дороге столб или упадешь под электричку, — засмеялась Лена, целуя меня и вытирая руки и член от спермы, своим платком. – Спасибо, и мне было очень приятно.

— Мы завтра встретимся?

— Нет, Женечка, у меня сессия. Приходи когда сдашь последний экзамен, — обворожительно улыбаясь, проговорила Лена. И добавила, увидев мой поникший вид, — после сессии, мы с Линой, может быть, проведаем Таньку на вашей фазенде: покупаемся, позагораем.

— А теперь беги! – поцеловав мои губы, Лена мягко меня толкнула по направлению к метро.

Еле успев на электричку, и чуть не проспав свою станцию, я устремился к фазенде. Была уже глубокая ночь. На крыльце дома светился огонек сигареты. Разъяренная сестра начала крыть меня матом, жалуясь, что не может уснуть, переживая, почему меня так долго нет.

Нисколько не смутившись ее тоном, пропустив сквозь уши ее петицию, отобрав недокуренную сигарету, и сделав пару затяжек, я звонко чмокнул щеку сестры.

— Иду спать, — только и сказал, возвращая сигарету.

— Куда спать? А ну иди сюда! – раздраженная сестра протянула мне пачку сигарет, указывая куда мне нужно присесть. – Немедленно все рассказывай!

— Я люблю Лену, и без нее не могу жить – пролепетал я, мечтательно разглядывая потолок.

— Вот этого я и боялась, — грустно прошептала сестра, подкуривая очередную сигарету. – Женечка, Лена хорошая девушка, но парней меняет как перчатки. Больше 3 месяцев она ни с кем не встречается, и без парня не остается больше 10 дней. Очень боюсь, что бы ты не обжегся.

— Не говори глупостей! – воскликнул я, не слыша и не слушая сестру. – Пошли спать!

— Отец Лины, кубинец по происхождению, уехал проведать родных на Остров Свободы, еще до ее рождения, и так и не вернулся. Что с ним случилось, никто так и не узнал. На самом деле, Лина очень хорошая девушка, и своими юмором и напористостью пытается скрыть неуверенность. Такая защитная реакция. Она даже еще девственница. – Несколько дней спустя, рассказывала мне сестра о своих подругах, пока мы устанавливали забор на участке, возле дома, вместо прежнего.

— А вот Ленка, та еще штучка! – продолжала Таня. — Другую девушку назвали бы блядью. Я даже не знаю, сколько у нее было.

— Тань, а сколько у тебя было партнеров? – спросил я. И быстро добавил, вспомнив о ее первом разе, — извини, если не хочешь, не говори ничего.

— Все нормально, — отмахнулась сестра. – Поначалу, мне было неприятно думать о сексе. Было несколько раз с Леной, а потом я встретила пятикурсника Сашу, красавец, футболист. Подумав, что клин клином выбивают, я не долго «ломалась» и переспала с ним. У нас с ним было 6 раз, все 6 он раньше меня кончал, повстречавшись 3 недели, он меня бросил, мол я фригидная. Ну не могла я симулировать, ублажая его эго.

А после первого семестра, я встретила Юрку, мы влюбились, и через месяц он повез знакомить меня со своими родителями. А еще через месяц, на новенькой отцовской «Девятке», он приехал и, по-старомодному, просил в нашего отца позволения взять меня в жены.

— Ага, я помню. Отец долго смеялся с Юрки и его манеров, пока не увидел новую машину.

Мы засмеялись, вспоминая прошлое.

— А тебе с Юркой хорошо? В плане секса. – Не унимался я.

— Ну как сказать, — Таня замялась. – Иногда, бывало, я после секса доводила себя рукой. А позже, перестав стесняться, просила Юрку об этом. Так бывает редко, но когда я не успеваю кончить, он руками или языком доводит меня до нужного состояния. – На щеках сестры появился румянец. Наша общая черта, по ней можно с легкостью судить о нашем смущении.

— Все, хватит. Эти твои разговорчики только мешают. – Категорично заявила сестра.

— Опять без пальцев не усну, — тихо проговорила она, и поняв, что сказала это в голос, покраснела.

— Добрый вечер, соседи! – услышали мы голос Надежды. Ух вы и быстро порядок наводите! – продолжала она, подходя к фазенде. – Я к вам по какому поводу? – И, как обычно не дожидаясь ответа, женщина продолжала, — Татьяна, можно завтра вечером твоего брата взять в помощники? Нужно притащить тачку с мусором от погреба к дороге, а послезавтра утром мусор заберут рабочие.

— Конечно, Надежда! Я завтра уезжаю в университет, а Женя, как управится с забором на втором участке, к вам зайдет, — ответила сестра, многозначительно посмотрев на меня, и указывая рукой на второй участок.

А я понимал, что работать мне придется с восхода по закат, не покладая рук, и не прикладая их к члену. От такого мысленного каламбура мне стало весело.

Ночью, ворочаясь в постели в веранде, думая о Лене и успев уже 2 раза подрочить, я обнаружил, что свои сигареты скурил. Стараясь не разбудить сестру, я крадучись пошел в ее комнату за ее пачкой «Кэмел». Моему взору, при лунном свете с окна, предстала Таня, лежащая без одеяла, в моей футболке, задранной к шее. Одной рукой, девушка мяла большие каплевидные груди, а другой терла черный волосатый треугольник между ног. Услышав шорох, сестра набросила на себя одеяло, а я резко подался назад.

— Ты не спишь? – негромко и взволновано спросила девушка.

— Не могу уснуть, у тебя сигареты есть? – спросил я как можно спокойнее в другой комнате. Я свои уже скурил.

— Да, возьми на тумбочке, только свет не включай.

Даже успев перед сном дважды снять напряжение, голая и ублажающая себя сестра не уходила с головы. Нужно будет как то её ещё раз завести разговорчиками. Нисколько не смутившись такими мыслями по отношению к родной сестре, я уснул.

Утром следующего дня, позавтракав и выпив кофе, пожелав сестре удачи, я принялся за работу. Работая, я думал о Тане и о том, чем она вчера занималась. Отгоняя пошлые мысли по отношению к сестре, я подумал о Надежде, предвкушая сегодняшнюю встречу, потом о Лене… Трахать Надежду – не честно по отношению к Лене. Лену я любил. Чем больше об этом я думал, тем больше во мне крепла уверенность, что с Надеждой нужно прекращать.

Изрядно устав, доделывая последние метры забора, я решился: хорошенько оттрахаю сегодня Надежду, и все ей объясню.

— Ну, ты и монстр! – воскликнула идущая с электрички Таня, увидев, как я цепляю последнюю секцию забора на втором участке фазенды. – Женечка, я даже не догадывалась, что ты все успеешь! – прощебетала сестра, вручая мне пачку сигарет и шоколадный батончик, — чмокая меня в щеку. – Фу, какой соленый!

— Я так понимаю, сессию ты сдала. – Заключил я, разглядывая довольную девушку.

— Да, благодаря научному руководителю Юрки. Завтра и послезавтра у нас выходной! – Танька принялась кружиться, продолжая говорить нараспев, сарафан поднялся, оголяя попку,. — Никакой работы, только купаться, отдыхать и кушать!

Вымытый и с торчащим членом, передислоцировав тачку мусора от погреба до ворот, постучав и не дожидаясь ответа, я шагнул в дом Надежды. Женщина лежала голая на кровати, читая какую-то книгу.

— Сигареты на тумбочке, кури побыстрей, я уже не могу ждать!

Раздевшись и проделав обязательный моцион с сигаретами, и напустив ментолового дыма в комнате, я вылез на Надежду, целуя и проникая в нее. Женщина начала постанывать и подмахивать мне тазом, быстро кончила и прошептала: «Не на живот, а в рот». Догадавшись, куда нужно кончать, я вытянул член, а Надежда взяла его в рот, высасывая и глотая всю сперму.

— Вот видишь, как я по тебе скучала, — проговорила женщина, подкуривая нам по сигарете, сетуя, что весь день вся горела от желания, посматривая через окно, сколько мне осталось до конца с установкой забора. – Думала уже идти помогать, — сказала она улыбаясь.

Сразу после перекура, соседка принялась делать мне минет, ожидая, когда вялый член опять встанет, и она сядет на меня. В этот раз, Надежда развернулась ко мне спиной, и села на член, представив моему взору аппетитную большую жопу. Постанывая и размеренно двигаясь, женщина наклонилась вперед, к моим ногам, ритмично махая бедрами, показывая мне колечко ануса. Не долго думая, я смочил указательный палец слюной и принялся массажировать ее анус. Громкое «Ах!» говорило о том, что ей это нравится. Палец скользнул в анальное отверстие женщины, которая шумно охая и ахая, принялась еще сильнее вертеть бедрами на моем члене. О приближающемся оргазме Надежды я догадался по изменению акустического сопровождения, а потом, ощутил пальцем, как сжимается и расслабляется ее сфинктер. Женщина рукой убрала мой палец с ануса, и продолжала махать бедрами на члене еще некоторое время, чуть сбавив темп, не переставая тихонько стонать, а потом слезла и принялась сосать мой хуй пока, я не кончил.

— Ну ты и даешь! Мне никогда не нравился анальный секс, мне больно и неприятно, но пальчик в попе во время классического… — женщина промычала, не сумев объяснить словами.

Перекурив, я решился на разговор.

— Надежда, я должен вам кое-что сказать, — начал я, собираясь с мыслями, и смотря на посерьезневшую женщину. – Ну, в общем у меня есть девушка, и я подумал…

— И ты подумал, что не нужно изменять, — закончила за меня соседка.

Я только кивнул головой, уставившись в пол.

— Женя, я же не дура, — с голоса Надежды пропали наигранная тупость и плаксивость. – Тебе около 18, а мне уже 42, я гожусь тебе в матери. Не буду кривить душой, что мне все равно, но я этого ожидала. Думала, что когда тебе надоест, ты начнешь меня игнорировать, но надеялась на то, что ты потрахаешь меня до осени, пока не уедешь на учебу.

Не зная что сказать, я думал о том, как бы поскорей закончить этот разговор и пойти на фазенду. Поднять глаза и посмотреть на женщину было стыдно.

— Ну же, Зайчик! – в голос Надежды вернулись игривые нотки и наигранная дурноватость. – Это кто кого бросает? Мы останемся хорошими друзьями, если эту ночь ты проведешь у меня и хорошенько меня оттрахаешь. Кушать хочешь? – не дожидаясь ответа, соседка накинула халат и пошла накрывать стол.

На улице была уже ночь, на небе поднималась почти полная луна, обещая светлую ночь. Я забежал в дом, намереваясь предупредить сестру о том, что останусь на ночь в Надежды.

— Танька, ты спишь? – спросил я шепотом, доходя до двери ее комнаты.

— Входи, только свет не включай, — в комнате сестры зашуршало, и затрещала старая кровать.

— Я останусь на ночь в Надежды, — проговорил я, садясь на край кровати. Глаза постепенно привыкали к полумраку комнаты, сквозь просачивающийся через окно лунный свет, я увидел накрытую одеялом до подбородка Таньку.

— Не рановато? Может ты еще жениться собрался? – голос сестры был немного раздраженный. Сестра надолго замолчала. – Еда в холодильнике, иди разогревай.

Раздраженность сестры и ее немногословность меня заинтересовали. – Не хочу есть, Надежда покормила.

— Мудрая женщина, эта твоя Надежда. – Сестра засмеялась. – Знает, что мужчину из дому можно отпускать только с полным желудком и пустыми яйцами.

— Она не моя, после сегодняшней ночи я к ней больше не приду. – ответил я. – Пошли, покурим, — предложил я, намереваясь раскрыть лежащую под одеялом сестру.

— Ты выходи, а я сейчас приду, — сестра замялась.

И тут я увидел лежащую возле меня футболку, в которой Танька обычно спит.

— Тань, ты что голая? – удивленно спросил я. Уверен, что в этот момент сестра сильно покраснела, но в темноте этого не видно. – Ты себе…

— Да! Голая и ублажающая себя! – прокричала она, бросая в меня подушку. – Тебе можно, а мне, значит нет? Давай дуй отсюда, я сейчас подойду.

Перекурив с сестрой и пару раз подколов ее, я пошел к Надежде.

Почти не спав, оттрахав соседку еще 3 раза, под утро я задремал. Проснулся я от минета, когда солнце было уже высоко. Надежда сосала мой член, массажируя яйца.

— Доброе утро, Зайчик! – прощебетала она освободив хуй от своего рта.

Поздоровавшись с ней хриплым голосом, я потянул ее зад к себе, намереваясь войти в нее сзади. Поставив женщину в позу пьющего оленя и взяв ее за широченные бедра, я принялся вколачивать в нее член. Надежда громко стонала при каждом проникновении, а когда кончила, комнату наполнил дикий вой. Широкое, разработанное за ночь влагалище, и мои пять оргазмов ночью, не давали мне возможности кончить. К тому же, влагалище Надежды стало сухим, вызывая дискомфорт при каждом проникновении, а женщина принялась стонать, наверное, от боли.

— Все, Зайчик. Не могу больше… — женщина рукой пыталась меня остановить. – Ну пожалуйста, давай я отсосу. – С этими словами, она повернулась ко мне, ее влагалище издало пукающий звук, очевидно загнанный туда членом воздух начал выходить, когда член перестал исполнять роль пробки.

Я лежал на спине, а Надежда сосала мне, одной рукой водя по члену, а другой — массажируя яйца. Оргазм все не наступал. Я очень хотел кончить, но женщину стало жалко, у нее, наверное уже челюсть болит. В это время, соседка убрала руку с члена, и принялась легонько нажимать пальчиком на мой анус. Издав одобрительный стон, я почувствовал приближающийся оргазм. Палец Надежды, смоченный ее слюной, вошел в анус, и в это время я кончил. Женщина высосала скудные капли, вышедшие из моего члена, и устало легла на спину.

— Сегодня никуда не иду. Буду отсыпаться. – Проговорила она как беззубая старуха, массажируя рукой свою челюсть. – Спасибо тебе, Женя. У меня такой секс был лет двадцать назад.

Надежда поцеловала на прощанье меня в губы, и я ощутил вкус собственной спермы во рту. Потушив рвотный рефлекс и отказавшись от завтрака, я попрощался с Надеждой и поплелся на фазенду.

— Ну что, карандаш не стер? – спросила меня улыбающаяся сестра. – Завтрак или обед на столе. Поешь и иди отдыхать, герой-любовник.

Перекусив и искупавшись в речке, я пошел спать, и проснулся только ранним утром следующего дня.

Продолжение следует…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.