Фазенда. Часть 3

— Ну где тебя носит? – раздраженно прокричала Таня, когда я входил во двор. – На улице уже жарища, а у нас работы валом. Нет, Женчик, так до приезда Юрки мы ничего не сделаем. — И продолжила уже тише, немного успокоившись, — то у нас обид куча, то у нас стояк, то еще что-то.

— Да к Надежде заходил, продукты отнес, чай выпил… — промымрил я оправдываясь.

— Почему такой растрепанный вид? – перебила сестра, уставившись на меня.

Я, как испуганный школьник перед матерью, узнавшей о «двойке», тут же во всем и признался.

— Нет, ты это прекращай: с кем попало! – сурово проговорила девушка.

Но потом, уже помягче и с интересом. – Понравилось?

— Или Димка лучше? – подколола меня Танька.

Пропустив укол сестры мимо ушей, я подробно все описал и подтвердил: минет от Надежды значительно лучше димкиного.

— Поздравляю, причем не тебя, а Надежду, — и, прочитав немой вопрос в моих глазах пояснила. – Я еще вчера начала подозревать, что она положила глаз на тебя, братишка. Женщины еще те хищницы, а мужиков в поселке действительно мало.

— Жара стоит неимоверная! До вечера работать во дворе не будем. Давай окунемся в речке и пойдем в дом: обедать, убирать, а ты к экзамену готовиться, — закончила разговор Таня.

Жара немного спала. Я рубил мелкие деревца и кусты одичавшей малины в дальнем конце фазенды, бывшей когда-то огородом, молча слушая наставления сестры:

— На экзамене не сутулиться, смотреть прямо, отвечать четко и ясно. Не говори о том, о чем не спрашивают, только когда не знаешь…

— Тань, а кто у тебя был первым? – перебил я девушку.

— Да какая тебе разница? Это к делу не относится, — фыркнула сестра, и кроя меня матом.

— Извини… — начал я.

— Нет, это ты меня извини, — грустно ответила она. – Просто не хочу об этом сейчас говорить.

До позднего вечера работали молча, перекидываясь фразами типа: «Подай зажигалку», «Сруби этот куст», «Помоги оттянуть» и т.д.

Я все думал об утреннем минете, перебирая предлог за предлогом зайти к Надежде еще раз в гости. Ничего так и не придумав, решил пока не ломать голову.

«Сегодня даже не дрочил, а после минета целый день возбужденный», — подумал я. – «Ну когда же этот вечер!»

— На сегодня все! – устало сказала сестра, вытирая низом футболки мокрое от пота лицо, оголяя при этом мягкий, симпатичный животик. – Я в баню и в дом, а ты не засиживайся в воде, еще какая-то русалка за хвостик утащит, — смеясь, указала сестра рукой на мои оттопыренные шорты.

Воспоминания об минете, сладко отзывались в паху.

Искупавшись и сняв напряжение посредством рукоблудия, я начал подниматься во двор. Чуть ниже бани, в сторону от тропинки на речку, я заметил что-то красное в траве. Подойдя ближе, я обнаружил несколько кустиков земляники с 8-10 маленькими, красными ягодами. Бросив в рот пару штук, остальное сорвал Тане.

Сестра сидела и курила, движением руки приглашая меня присоединиться на длинное сидение-лежак от МАЗа, заменяющего нам диван на крыльце.

— Когда то, при поступлении на бюджет в вуз, абитуриенту необходимо было принести направление от отдела образования и культуры района, в котором ты прописан. За небольшую плату, мелкий чиновник «на бумаге» обязывался принять тебя на работу после окончания учебы, — грустно поведала мне Таня.

— Дядя Коля, Ленкин отец, решил вопрос уже давно. Мы с отцом собирались ехать к чиновнику, предложить ему яйца, утку, петуха, сала, в счет взятки, – сестра надолго замолчала, подкуривая новую сигарету и собираясь с мыслями.

— Но к отцу приехали армейские товарищи, и он на неделю ушел в запой, — продолжала она со стеклянным взглядом. – Через 2 дня, необходимо было подавать документы в университет, а направления нет. Платить за учебу родители не могли. Мать наотрез отказалась помочь. Что делать?- ни к кому не обращаясь, спросила Таня.

— Проплакав все утро, я села на велик, одолженный у Ленки, и поехала в райцентр. Зашла к чиновнику, и все ему объяснила: хочу учиться, а денег нет. Ну что ему стоит напечатать и подписать такой документ? Этот мерзкий, толстый, лысеющий человечек внимательно меня выслушал, а потом закрыл дверь кабинета на ключ, и плотоядно улыбаясь пролепетал, подходя ко мне: «Зачем нам деньги? И без них обойдемся». Схватил меня и закрыв рукой рот, другой задрав юбку и разорвав трусы, он прижал к столу, вытянул свой вонючий огрызок и изнасиловал меня, 17 летнюю девочку.

Кончив, он слез с меня плачущей, весь потный и вонючий, принялся заполнять бланк.

«Поздравляю, девушка, или уже женщина», — гадко и пошло прогнусавил он. «Вам выпала честь получить от отдела культуры и образования это направление! Название вуза впишите сами».

— Вот поэтому. .. — начала Таня, заливаясь слезами.

Она пыталась еще что-то говорить, но сквозь слезы ничего нельзя было разобрать. Я инстинктивно приобнял и потянул плачущую девушку к себе. Таня долго плакала, на несколько секунд переставая, а потом с новой силой принимаясь рыдать. Мое плече стало влажным от слез сестры и начинало отекать, как начала отекать и правая кисть, сжатая в кулак. «Земляника!» — мысленно воскликнул я.

— Таня! А что это у тебя во рту? – испугано, прокричал я.

От неожиданности и испуга, сестра на какое-то время успокоилась, оторвавшись от моего плеча.

— Что?! – беспокойно спросила она, лихорадочно ощупывая губы.

— Открой рот! – приказал я.

Ошарашенная девушка повиновалась.

— Вот что, — сказал я уже спокойно, ложа одной рукой между ее губ маленькую ягодку, а другой — убирая мокрые прилипшие волосы от щек.

Таня закрыла глаза, приятно искривив пухлые губки, разжевывая кисловатую ягоду.

— Хитрец! – с наигранной обидой прошептала девушка, легонько двинув меня кулачком в плече. – Спасибо за то что выслушал, и отдельное спасибо за то что успокоил, — с этими словами, она поцеловала меня в щеку и крепко обняла.

— Можно я у тебя на коленях полежу еще немного?

Таня скрутилась калачиком на диване, опустив голову на мои колени. Я гладил ее волосы, распутывая слипшиеся от слез волоски, и прятал светло-русые локоны за ушко. От волос сестры исходил приятный аромат шампуня, щекоча ноздри и возбуждая меня. Член предательски начал подыматься, упираясь через шорты в щеку девушки.

— Женечка, у тебя в паху кость выросла, или ты опять заводишься? Пойдем в дом, завтра первый экзамен. И пожалуйста, больше так не делай, — сказала Таня, убирая мою руку от своих волос. — У меня уже скоро будут мозоли на пальцах, — добавила она чуть слышно.

Удивленный, я открыл было рот, но Таня жестом пресекла все мои вопросы.

— Женечка, еще одно, — говорила сестра утром, по дороге к электричке, — будь немного раскованный, не иди с опущенным взглядом. А при виде девушки, смотрящей на тебя, не хмурься, отводя взгляд в сторону, а улыбнись…

Таня продолжала свой монолог, давая мне наставления, и готовя меня к студенческой жизни, а я все возвращался к вечернему разговору с сестрой, ее заботе обо мне.

— Спасибо, — тихо перебил я ее.

— ?!

— За то что ты есть у меня, — сказал я обнимая ее и целуя в лоб.

— На экзамен тебя отведет Лена, а я пойду к научному руководителю Юрки. Он обещал помочь нам с поступлением, — сказала сестра, все еще приятно удивленная.

При упоминании Лены, я заметно оживился, вызвав этим смешок у сестры.

— Привет абитура! – воскликнула Лена, когда мы добрались в университет. – Какой ты классный, Женечка! У Таньки шикарный вкус! – восхищенно говорила она, рассматривая мою одежду, привезенную сестрой из Ирландии. – Так, когда тебя ждать в гости? – восхитительно улыбаясь, спросила девушка.

Лена обняла и поцеловала меня в краснеющую щеку, взяла под руку, и повела в аудиторию. Знакомые Ленки оборачивались нам вслед, гадая, с кем она идет под руку.

Удачно сдав экзамен, мы возвращались вечером на фазенду.

— Добрый вечер, соседи! – услышали мы, проходя дом Надежды. – А я к вам собиралась!

Надежда вышла к нам и продолжила:

— Завтра сестра привезет кое-какую ненужную ей мебель, а мне, слабой женщине, самой не управиться. Мужа нет… — захныкала она, и продолжила. — Татьяна, можно твоего брата завтра, к 12.00 пригласить в помощники? Если он не против, я в долгу не останусь — тут же добавила соседка.

— Конечно, — ответила Танька. – К обеду он закончит с кустами у реки, и придёт к вам.

Танька прекрасно осознавала, форму оплаты по долгу.

Понимая, что к обеду мне еле управиться с расчисткой участка, и зная, что без проделанной работы Танька меня никуда не отпустит, проснулся я очень рано. Наносив воды в баню, и не тратя время на «подрочить» и «покурить», я с остервенением принялся за ликвидацию растительности, нагло захватившей огород. Только уничтожив все кусты и мелкие деревца, и стянув все на большую кучу, я прыгнул в прохладную воду речки, немного освежиться. Ожидание похода к Надежде, приятно отдавало в паху.

Танька застала меня сидящим на берегу с сигаретой в зубах.

— Молодец! – сказала она, деловито осматривая большую кучу веток. – Вот что значит стимул. Женька, да ты в боевой готовности! – засмеялась она, смотря на мои шорты. — Давай обедать, и дуй кабанчиком мебель носить. Еда на столе, а я окунусь в речке.

Я проводил взглядом сестру в купальнике, залюбовавшись ее бедрами, описывающими при ходьбе символ бесконечности.

Дуть кабанчиком – любимое выражение отца, означающее уверенно стремиться к цели, невзирая на преграды.

Подойдя к дому Надежды, со мной поздоровалась женщина, лет 50, с грушеобразной фигурой как в Надежды, и сев в «Жигули», уехала, подняв столб пыли.

«Сестра» — мелькнуло у меня в голове.

— Иду, иду, — отозвалась соседка на мой стук в дверь. Надежда встречала меня в шелковом халате и мокрыми волосами. – Вот тумбочка, Зайчик. Мы с сестрой еле дотянули ее на крыльцо, — прощебетала женщина, указывая на маленькую тумбочку, которую поднял бы даже ребенок, старше 12 лет.

Взяв тумбочку и неся ее за щебечущей женщиной, извиняющейся о беспорядке в доме и прочей чепухе, мы оказались в совсем маленькой комнатушке, половину которой занимала кровать.

— Вот сюда, Зайчик, — указала женщина на угол комнаты. – Спасибо тебе, я бы сама не управилась. Присядь на кровать, перекури, — продолжала щебетать Надежда, протягивая ментоловую сигарету.

Вонючий дым от ментоловых сигарет, наверное, такой фетиш для одинокой женщины, и такой себе для меня. Убрав пепельницу с дымящим окурком, Надежда без всякой скромности полезла ко мне целоваться, пытаясь стянуть мои шорты. Помогая ей, я запустил руку под халат, и не обнаружив там трусиков, принялся ласкать ее влажную щель, вводя туда пальцы. Избавив меня от одежды ниже пояса, Надежа начала массажировать мои яйца, проводя ноготками по окаменевшему члену, заставляя мой пресс сводиться в судорогах. Больше не в силах терпеть, я убрал руку женщины от члена, задрал халат и вылез на нее, тыкая хуем куда попало, делая ей не приятно, и один раз, очень больно себе.

— Ай, не туда, — пропищала соседка, помогая своей рукой ввести пенис во влагалище. – Ой, Женечка! Не спеши! – застонала она, когда я вошел в нее полностью.

«Да, женское влагалище – это не очко Димки!» — мысленно воскликнул я, приятно удивленный обилием смазки.

Надежда начала стонать после каждого моего движения, подмахивая тазом в такт.

— Только не в меня! – простонала она, чувствуя, что я скоро кончу.

Как раз вовремя. Я вытащил член, забрызгав спермой халат женщины. На все это у меня ушло не более минуты.

— Первый раз? – грустно спросила соседка. По ее расстроенному лицу я понял, что она ожидала большего.

— Ага, — только и смог я сказать, жадно ловя ртом воздух, пытаясь отдышаться.

— Это еще не все, — сказал я обиженной женщине, восстановив дыхание.

— Очень на это надеюсь, — ответила Надежда, и взяла мой опадающий член в рот, высасывая остатки семени.

Покончив с этим, женщина сняла испачканный халат и стащила мою футболку. Мы прилегли на кровать, соседка принялась ласкать свой клитор рукой. Наконец-то у меня было время рассмотреть голую женщину вблизи, уделив внимание ее половым органам. Надежда потянула мою руку себе между ног и положила свою ладонь на мою, подсказывая мне правильный ритм. А другой рукой прижала мое лицо к своей груди. Я целовал большие черные соски на маленькой груди женщины, покусывая их время от времени. Надежда начала постанывать.

— Ну давай же! – приподнявшись надо мной, обратилась она к моему дружку, и взяла его в рот.

Дружок в долгу не остался, начав твердеть у нее во рту.

Не теряя времени, Надежда села на мой уже вставший член. Медленно двигаясь на мне, женщина положила мои ладони на свою грудь, подсказывая как нужно сжимать. Сначала медленно и тихо постанывая, а потом все быстрее и громче, ритмично покачивалась она на пенисе. Издав истошный вой, и резко дернувшись три-четыре раза, она обмякла и опустилась на меня, осыпая поцелуями мое лицо.

— Ох, Зайчик, — устало сказала женщина, слезая с меня.

Возбужденный до предела, я выпрыгнул на соседку, с разгона всадив член. Разработанное влагалище хлюпало при каждом вхождении члена. Взяв хороший темп, я со временем кончил, вытащив член и помогая себе рукой.

— Ну как? – спросила женщина, собрав губами и языком остатки спермы с хуя. – Покурим? Я уже 2 года как не курила, а курю только после секса. – С этими словами, соседка подкурила мне и себе по сигарете.

Перекурив, Надежда прижалась ко мне и что-то щебетала на ухо, а я подумывал, как бы потактичней откланяться и слинять. Опытная женщина правильно оценила мое молчание и сказала:

— Спасибо тебе Зайчик, побаловал тетку. Но ты, наверное, уже иди, сестра будет что-то подозревать.

— А завтра к вам можно зайти? – спросил я.

— Завтра я уеду к сестре, но на следующей неделе я тебе жду! – обнадежила она меня.

На прощанье, тетка накормила меня пирожками и напоила чаем.

Не заходя в дом, я спускался к речке, намереваясь освежить вспотевшее тело. Приятная прохлада воды остудила и заставила предаться праздным мыслям. Мой первый раз. Все хорошо, но чего-то не хватало. Любви? Неужто я такой романтик. Подумав о любви, я сразу вспомнил о Лене. И, почему-то о Тане… Ощущение предательства с моей стороны, кошкой зацарапало душу.

— Ну что, ловелас? Погрузочно-разгрузочные работы исполнил? – спросила сестра, увидев меня, и продолжая бороться сапкой с сорняками.

Мне, почему-то, было не смешно. Ей тоже…

— Вот тебе деньги на дорогу, сигареты и пирожок, — вечером следующего дня, обратилась ко мне сестра. — А это – купишь Ленке завтра длинную розу, ей будет приятно, — добавила она, оставляя на столе несколько купюр купоно-карбованцев, предшественников гривны.

— Тань, а ты что, со мной не поедешь? — спросил я испугано, откладывая учебник биологии в сторону.

— Я завтра в сельсовет, нужно документы оформить по участкам фазенды, а ты должен учиться самостоятельности, — ответила она, дефилируя передо мной в моей футболке. – И Ленка хотела тебе город показать. А я вам буду только мешать.

Воспоминание о Лене защекотало душу и отдалось в пах, вызывая небольшой дискомфорт.

Целый день сегодня не дрочил, болела головка, после неудачной попытки с разгона войти во влагалище Надежды. Поначалу, не придав этому значение, вечером ноющая боль возвратилась.

«Вот бы она дома была, и сделала мне минет…» — подумалось мне. Отогнав любые мысли, норовящие поднять мой член, я возвратился к учебнику.

Прочитав что мог, я лег спать, засыпая думая о экзамене, и предвкушая встречу Леной.

Продолжение следует…

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 1 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.