Девчонка хоть куда. 2. Рассказы про студентов

Вика широким шагом обгоняла медлительных и беззаботных однокурсников. Длинные, стройные ее ножки неизбежно обнажались по середину бедра, когда край платья взмывал вверх от спешки. Если кому и довелось со стороны наблюдать за отличницей, он непременно был вознагражден великолепным видом подтянутых голых ног, изящными коленками и утолщающимися упругими частями, тем более привлекательными, чем выше они прятались под низом платьица. Вот, Виктория потянула подругу за локоть и выдернула из плотного потока людей.

– На-а-сть, — девушка лукаво прищурилась, — ты же в общаге сегодня ночуешь?

– Не знаю, — темноволосая красотка отмахнулась от назойливой подруги, — наверно, в общаге.

– Мы же поиграем сегодня? — Вика сделала большие глаза и кокетливо заиграла длинными ресничками.

– Посмотрим, может и поиграем, — Настя нарочно удерживала на лице маску холодного равнодушия, — хочешь что ли?

– Ну, не будь такой букой, — Вика надула нижнюю губу и часто моргала большими глазами.

Остаток дня прошел в предвкушении: отличница нетерпеливо ждала единственного возможного в ее положении удовлетворения, а ее подруга, сохранившая пресыщенность вчерашней оргией, спешила поместить Вику в зависимое от себя положение для воплощения в жизнь замысла относительно надоевшего Кирилла. В корпусе общежития царило привычное оживление, кто-то занял общую кухню, кто-то тащился в коротких халатиках в душевой зал и даже нашлись те, кто сидя за письменным столом, в полном смысле слова не отрывали глаз от конспектов.

Виктория, томимая предвкушением, поддерживала тело в состоянии непрекращающегося желания. После ужина, когда подруга пропадала на этажах по своим важным делам, Вика скинула на пол одежду и уставилась в зеркало. Возбуждение уже достигло такого градуса, что самолюбование перестало быть чем-то предосудительным. Казалось, влюбленная в собственную особу девушка возбуждалась, разглядывая собственное тело, отнятое у мужской половины студенчества в угоду мнимой репутации.

Вот, плоский белый животик с углубленной завитушкой пупка; ниже расширяющиеся бедра, упругие ножки. Вика медленно стащила нежно-бежевые кружевные трусики, первым показался лобок с бесцветной порослью, дальше набухшие половые губки. Руки опустили резинку с широкой части стана и дальше трусики соскользнули на пол. Сама на себя Виктория смотрела исподлобья, страстно закусив нижнюю губу. Она завела руки за спину, нетерпеливо освободила крючки и устроила себе представление с обнажением груди.

Упругие молочно-белые пирамидки с сеткой голубеньких артерий, слишком невинные и по-юному упругие. Левый сосок застенчиво запал внутри коричневого ореола, зато правый крепко набух. Вика смяла оба холмика и сдвинула ладони вниз вдоль живота, здесь шаловливые пальчики прижали поалевшие половые губки и раздвинули их в стороны. Слишком приятно, чтобы дальше справляться с этим самостоятельно.

Блондинка встряхнула головой, собрала длинные волосы резинкой и вынужденно накинула на плечи шелковый халатик. В такой кондиции она и направилась в душевую. Она шла вдоль коридора и лучила страсть, невольно походка приобрела долю кокетства и даже распутности. Даже желтая мочалка и пакет с тюбиками не смогли умалить возвышенного впечатления, невольно создаваемого хотящей самкой.

В большом душевом зале в кафельной плитке Виктория без ложной робости скинула халатик и босой прошла в кабинку. Теплый дождик продолжил плотскую пытку, прикосновения намыленной мочалки к зудящей области давались особенно тяжело. Отличница поймала себя на мысли, что нагота, хоть и дозволенная, доставляет ей пикантное, неуловимое удовольствие. Правда, самой рассматривать тела подружек желания не возникало, какие бы соблазнительные позы те не принимали. Теперь трудно было скрыть от посторонних глаз, насколько раскрылись лепесточки половых губ — нежно-розовые, чувствительные лоскутки кожи.

Вика, вне себя от возбуждения, повернулась лицом к стене, почти прижалась плоским животиком к рукояткам синего и красного цветов. Даже их прикосновение к коже подбавляло жара. Капли стекали по плечам девушке, по выпирающим лопаткам, вдоль позвоночника и дальше на крутой изгиб под поясницей. Вода сбегала по аппетитным половинкам, широким, упругим и слишком выдающимся, чтобы их можно было игнорировать. Девчата и правда переглядывались, завистливо кривя губы, когда Вика так беззастенчиво демонстрировала свой тыл. Ягодицы были слишком налиты, чтобы половинки могли случайно обнажить интимное пространство между ними, зато возбужденное влагалище было трудно скрыть.

Казалось, отличница легко могла заразить остальных своим необузданным вожделением. Возможно, так оно и получилось и ночью десятки силиконовых вибраторов разом зажужжали в разомлевших лонах. Вика вернулась в комнату в кондиции еще более невыносимой, чем покидала ее, к счастью сумасбродная идея пройтись по коридора неглиже посетила ее уже в комнате, но безусловно подбавила огня.

До умопомрачения хотелось лечь, раздвинуть ноги и самой приложить пальцы к просящей вульве. Однако, такое малодушие могло лишить Вику удовольствия куда более полного и глубокого. Девушка закончила вечерний туалет, стараясь плотно не сжимать бедер, хоть это и приносило не мало удовольствия. Потом Вика влезла в постель, накрылась простыней и терпеливо ждала возвращения подруги. Время тянулось невыносимо долго, стрелка часов в полной тишине предательски лениво ползла. Томление измучило тело Виктории, поджаривало на медленном огне, но пальцы так и не прикоснулись к изнывающей вульве. Половые губы уже напухли до такой степени, что отвечали неприличному сравнению с вареником.

Наконец, дверь отворилась. Не прекращая разговора, Настя медленно показалась и только через минуту захлопнула дверь изнутри. Брюнетка с ложным равнодушием посмотрела на подругу и как-будто не спешила с помощью.

– Насть, я уже не могу… — жалобно сказала Вика, — где ты ходила?

– На 2 этаже была, у девчонок, — сдержанно ответила девушка, — только мне еще в душ надо сходить.

– Ну, не-е-т, — обиженно затянула Вика, — потом искупаешься.

– Ну, ладно, только я лизать не буду сегодня, не хочется.

Виктория не ответила, она жалобно смотрела и кокетливое дрожание длинных черных ресниц просило за нее без лишних слов.

– Вот, ты лесбиянка, — возмутилась брюнетка, — я правда не хочу пизду лизать.

– Ну, пожалуйста… хоть пальчиками…

Настя нехотя стянула футболку, стащила трикотажные штаны и в черных трусиках прошла к шкафу. Пришлось наклониться, чтобы извлечь с нижней полки пояс с насаженным реалистичным, телесного цвета пенисом. Настя любовалась — в этой позе небольшие сиськи брюнетки повисли и показались чуть больше обычного, а крупная попа с полными ножками обрели аппетитности.

– Может, ты мне полижешь? — спросила Настя, обернувшись через плечо.

– Ну, не-е-т, я не хочу лизать, ты же знаешь, — голосом капризного ребенка ответила Вика.

Тогда толстопопая брюнетка прекратила изводить подругу и дело приобрело скорое развитие. Она все-таки стащила черные трусики, надела пояс и затянула ремешки. Вика от нетерпения поднялась на локте и смотрела, как раскачивался при каждом шаге в ее направлении почти настоящий мужской орган. Настя подошла к лицу подруги и небрежно шлепнула членом по щеке. Она даже направила резиновую залупу к губам Вики, когда та собрала их колечком и закрыла от удовольствия глаза.

– Кириллу отсосешь? — с подкупающей лаской спросила Настя.

Виктория сжала губы на искусственной залупе, открыла глаза и снизу смотрела на подругу. Она вынужденно, в знак согласия моргнула обеими глазами и тут же была вознаграждена — Настя принялась двигать бедрами, чтобы загонять пенис в рот подруги. Блондинка замычала от удовольствия.

– Сейчас я тебя хорошенько выебу, сучка, — голос Насти разгорячился от виденой картины.

Со звуком вылетающей пробки она вытянула член из жадных губ Вики и забралась на кровать. Она скинула покрывало, грубо раздвинула колени и подсела между них. Упруго раскачивающийся член прикасался к мокрым бедрам и чувствительной промежности. Тогда Настя решительно водрузила изящные ножки подруги себе на плечи и прицелила конец игрушки в раскрытое лоно. Вот головка дразнящим прикосновением раздвинула нежные хляби и немного погрузилась.

Виктория запрокинула голову и засопела в ожидании проникновения. Толстые бедра брюнетки двинулись, ремешки врезались в пышный зад, однако, прежде, чем вонзить член, шантажистка остановилась.

– Кириллу дашь?

– Дам! Всем дам! Трахай уже! — Вика ерзала, но была бессильна самостоятельно насадиться на член.

Мокрая пизда, как разбитая весенним распутьем дорога, требовала от хозяйки уступать всему, что мешало ей получить удовольствие. Настенька сжалилась и плавно, с хлюпаньем и выходящим воздухом ввела пенис на всю длину. Вика завыла от облегчения.

– Да! Да! Не останавливайся!

– Хорошо, моя сладкая! — Настя размеренно двигала задом, взбивая пену в пизде подруги, — тебе хорошо?

– Да, очень, очень хорошо! — бессильно отвечала Вика.

Она извивалась, ерзала плечами, сбив простынь; глаза плотно сомкнулись, но веки мелко дрожали, ноздри раздувались, а неуправляемые руки обследовали собственное тело.

– Пизду полижешь? — хрипло, не без издевки спросила Настя.

– Нет, не хочу, — несмотря на крайнюю степень возбуждения, твердо ответила Вика, — ты мне полижи.

Настя размашисто вгоняла член в несопротивляющийся канал влагалища, ее бедра шлепали о ягодицы подруги.

– Я сейчас сама тебе на лицо сяду, а ты даже сопротивляться не сможешь!

– Ну, не-е-т!

– Представь, как моя смазка у тебя по лицу размажется, — измывалась Настя.

– Насть, ну нет, — с отвращением отвечала сотрясаемая толчками Виктория, закрывая глаза тыльной стороной ладони.

– Кириллу дашь?

– Дам, затрахала уже, — уступила блондинка.

Настя отстранилась и пизда с хлюпаньем выпустила искусственный член.

– Пизде-е-ц, ты возбудилась, — справляясь с дыханием, произнесла Настя, — переворачивайся на живот.

Виктория послушно, но не без усилия перекатилась на живот и Настя сразу устроилась мощным крупом на ее бедрах так, что головка врезалась между ягодиц, слишком аппетитных, чтобы удержаться от поцелуя. Брюнетка надавила и член вдавился глубже, Вика сама прогнула спину и можно стало уверенно направить головку во влагалище. Долбежка продолжилась, восстановились шлепки, стоны и мычание. Блондинка буквально сжала зубами угол подушки, чтобы не закричать от накатившего сильного чувства.

– Хочешь в жопу тебе вставлю?

– Нет, не хочу, — сердито ответила Настя на непристойное предложение.

– Зайчик, а куда ты денешься? Вот захочу и вставлю, а ты и не сможешь сопротивляться!

– Нуууу, не надо! Не ломай кайф!

– Когда Кириллу дашь?

– Завтра, прямо завтра приводи, только молча трахай!

Настя, довольная шантажом, больше не произнесла ни слова, она двигала бедрами, чтобы скользко водить искусственным пенисом в трепещущем влагалище подруги. На ее глазах Вика обессилела и бездвижно справлялась с набегающими волнами оргазмов.

Ну как, понравилось?

Нажми на сердце, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставь оценку первым.

Дружище, почему такая низкая оценка?

Позволь нам стать лучше!

Расскажи, что надо улучшить?